То солененькое, то чипсы, то мороженое, то бутерброды – характерное желание поесть, возникающее у женщины во время беременности, по-видимому, не просто причуда: оно приводит к изменениям в головном мозге еще не родившегося ребенка. Недавно ученые из Университета города Аделаида провели исследование, результаты которого они собираются представить в начале августа на ежегодной конференции Общества по изучению пищевого поведения (SSIB) в Новом Орлеане. Как показало исследование, женщины, которые во время беременности едят богатую пустыми калориями тяжелую пищу, воздействуют на проводящие пути, по которым в головном мозге их не еще рожденных детей проходят опиоидные сигналы, что приводит к нарушению всей системы передачи этих сигналов после рождения ребенка. 

Термин «опиоид» может означать полусинтетические наркотические средства вроде сильного обезболивающего препарата оксикодона. Однако не все опиоиды являются синтетическими или полусинтетическими – в действительности наш организм вырабатывает естественные опиоиды, которые называются эндогенными. Эндогенные опиоиды это химические вещества, которые выделяются в головном мозге и в свою очередь сигнализируют о выделении дофамина – химического вещества «удовольствия», которое отвечает за эйфорические ощущения. 

Когда мы едим пищу с большим содержанием сахара или жира, в нашем мозге вырабатывается большое количество опиоида, вызывающего наивысшее удовольствие, которое мы испытываем после ночного набега на кухню за ведерком мороженого или поглощения целой пачки чипсов. Как объясняет психолог Ли Гибсон (Leigh Gibson) в своем интервью газете Daily Mail, таким образом наш мозг вознаграждает нас за то, что мы едим высококалорийную еду. «С точки зрения эволюции желание поесть «вредной» высококалорийной еды уходит корнями в далекие доисторические времена, когда вырабатываемые в головном мозге опиоиды и дофамин указывали на преимущества, которыми обладала калорийная пища, способствовавшая выживанию», - рассказывает Гибсон. И хотя пищу богатую калориями теперь нам достать проще, чем нашим историческим предкам, и в отличие от них, мы не испытываем в ней недостатка, химические процессы в нашем головном мозге остались прежними, и они, как и раньше, вызывают у нас эйфорию в благодарность за жирную и сладкую пищу. 

В процессе исследования, результаты которого будут представлены на конференции SSIB, ученые обнаружили, что химическая реакция на высококалорийную пищу была более ярко выраженной у тех крыс, матери которых во время беременности ели высококалорийный корм. Сравнив крыс, питавшихся пустыми калориями, и крыс, которых кормили обычным кормом, ученые обнаружили, что у детенышей, родившихся у крыс, поедавших «неправильный» корм, отмечался более высокий уровень генов, отвечающих за выработку энкефалина – одного из главных эндогенных опиатов. А это значит, что в организме детенышей, матери которых получали более высококалорийный корм, образовалось больше проводящих путей прохождения опиоидных сигналов, чем в организме их сородичей, матерям которых давали обычный корм. Полученные результаты подтверждают выводы, сделанные этими же учеными во время более ранних исследований. Тогда ученые обнаружили, что попытки ограничивать потребление жира и сахара детенышами крыс путем введения им химических препаратов, блокирующих опиоидную реакцию, оказались менее эффективными у тех детенышей, матери которых получали высококалорийный корм.   

Сравнив полученные результаты, ученые пришли к выводу, что у тех детенышей, матери которых получали только высококалорийную пищу, пути, проводящие опиоидные сигналы, менее чувствительны. Результаты исследования подтвердили выводы, сделанные этими же учеными ранее – у детенышей тех матерей, которые получали калорийный корм, отмечалось ярко выраженное предпочтение в пользу калорийной пищи. Кроме того, последнее исследование подтвердило и другие выводы ученых, в частности были точно определены химические процессы в головном мозге, которые указывают на генетическую природу выработки энкефалина. Увеличение количества проводящих путей и их пониженная чувствительность к опиоидам указывают на то, что для получения того же чувство удовольствия детенышам, родившимся у матерей, которых кормили высококалорийным кормом, придется съедать большее количество жирного и сладкого корма. На основании этого ученые предполагают, что таким детенышам по мере роста придется переедать и потреблять все большее количество пустых калорий.   

Если эти выводы подтвердятся и по отношению к человеку, то тем женщинам, которые ждут прибавления, следует это учесть. Будущим мамашам уже не советуют употреблять алкоголь, есть суши, мясную нарезку, мягкие сыры. А те из них, кто осмеливаются поглощать все подряд из огромного списка запрещенных продуктов, могут быстро стать объектом общественного порицания. Правда ли, что сухомятка и пустые калории станут следующим табу для беременных? Правда ли, что то, чем вы питаетесь в процессе счастливого ожидания, невольно приведет к появлению нового поколения, более предрасположенного к ожирению? Или же эти научные выводы опять несостоятельны, как и те страшилки про «кокаиновых детей» – ведь недавно выяснилось, что дети, матери которых во время беременности принимали крэк, ничуть не хуже других детей из той же социально-экономической среды? 

Ну а пока следует ожидать появления очередного обобщающего термина – «дети сухомятки» (junk food babies), хотя ученые из университета Аделаиды надеются искать дальнейшее подтверждение полученным результатам и продолжать свои исследования. Джессика Гугушефф (Jessica Gugusheff), аспирантка, возглавившая эту группу ученых, считает, что «результаты этого исследования со временем помогут специалистам более убедительно объяснять беременным то, насколько стойким может оказаться влияние их рациона на развитие закрепляющихся на всю жизнь пищевых предпочтений будущих детей, а также об опасности нарушений обменных процессов в организме». 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.