Возможно, России пора бы взять тайм-аут – сделать стратегическую паузу - в отношениях с Соединенными Штатами. До сих пор американские политики исходили из того, что условия взаимоотношений между странами определяются в Вашингтоне. Они неправы. Отношения между двумя сторонами могут по-настоящему процветать, только когда они основаны на взаимном уважении, а не на резком антагонизме. Если смотреть на вещи реально, то Москва ставит на карту не меньше, чем Вашингтон.

Последний раз американское высокомерие проявилось на заседании Конгресса США, где Москву осудили за то, что она посмела предоставить бывшему сотруднику Агентства национальной безопасности, почти диссиденту, Эдварду Сноудену временное убежище. Проявив внезапный талант к метафорическим высказываниям, член Палаты представителей США Пол Райан заявил: «Это - нож в спину. Это – пощечина по лицу ... Это будет иметь последствия». Одновременно с ним сенатор Чарльз Шумер заявил, что президент России Владимир Путин ведет себя как «школьный хулиган».

Но кто кого пытается запугать? Кто является истинным защитником несогласных и прав человека? И почему Москва все-таки пытается облегчить страдания  президента Обамы, точнее его задетых чувств, чем отстаивать свои собственные интересы, в том числе и сам суверенитет?

Раз уж речь зашла о растущей истерии среди американских неоконсерваторов и либерально-интервенционистски настроенных граждан США, я хотел бы обратить внимание на две вещи. Во-первых, не все дороги ведут в Вашингтон. Участие или неучастие США в том или ином международном политическом, спортивном или культурном мероприятии уже давно перестали воспринимать как какую-то особую честь (или наказания). Мир, друзья, перешел на новый этап развития международных отношений. К сожалению, многие американские политики и експерты застряли в 90-х годах 20 века - эпоху «Вашингтонского консенсуса».

Во-вторых, в российских либеральных и западных кругах часто говорят о разрыве в ценностях и культуре между Россией и Западом. Но Запад, а не Россия, создали этот разрыв. И он будет только усугубляться, если президент Обама поддастся политическому давлению, когда будет думать, изменить ли формат своего участия в саммитах в России. Даже если он будет присутствовать на встрече высшего уровня в Москве и G-20 в Санкт-Петербурге, руки американского президента будут связаны в связи с его неясным мандатом, а обещание проявить большую гибкость в вопросе европейской обороны, которое он дал после выборы 2012 года, становится просто попыткой выдать желаемое за действительное.

Из-за того, что Обама неправильно среагировал на скандал со слежкой и Эдвардом Сноуденом, американские отношения с Россией понесли ненужный урон. То, с какой энергией Обама действовал в деле Сноудена, просто удивительно. Он, кажется, стал настолько же пленником своих разведывательных служб, насколько и своей раздражительности. Именно Америка, а не Россия, отказалась признать, что она посягает на гражданские свободы.

Бедный, я, бедный. До недавнего времени я думал, что известие о повсеместной слежке со стороны АНБ, в том числе перехват телефонных переговоров и переписки, и, конечно, о разоблачении, что за должностными лицами и гражданами ЕС -  союзниками США - шпионили, побудит Конгресс решительно пресечь злоупотребления. Я также считал, что Ангела Меркель возглавит массовые антиамериканские демонстрации немецких защитников прав человека после того, как стало известно, что именно граждане Германии попали под особое наблюдения АНБ, отслеживавшей до 500 миллионов телефонных звонков ее жителей в месяц. Я думал, что бюрократы, дипломаты и европейские активисты по правам человека должны объединиться вокруг своих немецких братьев и провести протестные акции перед зданием американской дипломатической миссии в Брюсселе. Я полагал, что президент Freedom House, вместе с президентом Национального фонда за демократию и другие американские правозащитники, должны организовать массовые протесты против всеобщей слежки со стороны АНБ прямо перед штаб-квартирой этой спецслужбы.

Но нет. Вместо этого Дэвид Крамер, президент Freedom House, организации, которая получает львиную долю своего финансирования от федерального правительства, продолжает читать лекции, без какой-либо иронии, про важность соблюдения гражданских свобод и прав человека. Когда Крамер говорит про Россию, то, говоря словами Солженицына, это все равно, что слушать, как волк пытается играть на виолончели. А в России либералы и правозащитники по-прежнему помалкивают на тему о правах на частную жизнь американцев и граждан других стран. Почему? Что заставляет этих самозваных защитников свободы, столь рьяно бросаться на Путина, и терять голос, когда речь заходит об Америке?

Вне всякого сомнения, есть некоторое умеренное инакомыслие и в самой Америке. В СМИ ходили слухи, что за мнимой террористической угрозой, которая побудила Обаму закрыть двадцать два посольства и дипломатические миссии в разных странах лежит стремление АНБ сместить акцент внимания к этой организации на несколько иное направление. Агентство надеется показать, что в массовом масштабе слежка играет ключевую роль в предотвращении и упреждении террористических актов. Однако ни председатель Объединенного комитета начальников штабов Мартин Демпси (Martin Dempsey), ни конгрессмены из комитета по разведке в Палате представителей не смогли внятно объяснить, откуда растут ноги у всех этих угроз и тревог. Они также не смогли объяснить, можем ли мы ожидать терактов против американских объектов за рубежом, у себя дома, или против структур западных стран в третьих странах.

Вырождение американской демократии также очевидна в тоне на Капитолийском холме, когда речь идет о России. Сенаторы Линдси Грэм (Lindsey Graham), Чак Шумер (Chuck Schumer), Джон Маккейн (John McCain) и другие предлагают массу разных способов, как  наказать Россию за предоставление убежища Сноудену. Они хотят, чтобы Обама  «перенес проведение саммита G-20 из Санкт-Петербурга в другую страну», «отказался ехать на встречу на высшем уровне с Путиным в Москве». Они хотят, чтобы Обама «презрительно отверг поездку на саммит G-20 в Санкт- Петербург» и «тщательно рассмотрел возможность бойкота Олимпиады в Сочи», «начал новый раунд расширения НАТО и включил туда Грузию», а также «занял более энергичную позицию в вопросе расширения системы ПРО в Европе против России».

Поверьте мне: я никогда не был большим поклонником депутатов Госдумы России, но в контексте всех этих заявлений американских законодателей, даже Владимир Жириновский начинает выглядеть как титан мысли и пример поведения для политика. Америка не вредит России своими отвратительными заявлениями. Она лишь наносит ущерб собственной репутации.

Андраник Мигранян - директор Института демократии и сотрудничества в Нью-Йорке. Он также является профессором МГИМО в Москве, бывший член Общественной палаты и бывший член Президентского совета России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.