Москва – Владелец бизнеса в России имеет больше шансов оказаться в исправительной колонии, прежде известной как ГУЛАГ, чем обыкновенный вор.

В настоящее время в России более 110 тысяч человек отбывают сроки наказания за так называемые «экономические преступления», в то время как число индивидуальных предпринимателей и владельцев малого и среднего бизнеса в стране составляет 3 миллиона человек. Кроме того 2,5 тысячи человек сейчас находятся в тюрьмах в ожидании судов по делам о совершении экономических преступлений, к которым относятся мошенничества, растраты, подделка денег и уклонение от налогов.

Учитывая то, что российская экономика сейчас переживает тяжелые времена, президент страны Владимир Путин разработал план, который, по его мнению, может помочь исправить ситуацию: он предложил освободить по амнистии некоторых бывших предпринимателей, осужденных за экономические преступления.

«Это можно понять в российском контексте», - заявил Борис Титов, уполномоченный при г-не Путине по правам предпринимателей, комментируя это решение, которое даже в контексте мирового экономического спада является довольно необычной попыткой стимулирования.

По его словам, такая амнистия необходима, поскольку в течение 12 лет правления г-на Путина - в качестве президента и премьер-министра - правительство слишком остро реагировало на угрозы организованной преступности и несправедливости в процессе приватизации и ввело слишком строгие меры наказания для предпринимателей.

Российской экономике действительно требуется помощь. За первый квартал 2013 года экономический рост снизился до 1,6% в связи с тем, что цены на нефть перестали расти. В условиях такого экономического климата лишь очень немногие россияне готовы рискнуть и открыть собственный бизнес, который может стать источником новых рабочих мест и доходов для правительства.

На одном из экономических форумов г-н Путин, выступая перед президентами различных компаний, среди которых были Майкл Корбат (Michael L. Corbat)из Citigroup и Джеффри Иммелт (Jeffrey R. Immelt) из General Electric, заявил, что освобождение некоторых бизнесменов может помочь воскресить экономику, основанную на «ценностях экономической свободы и предпринимательского труда и успеха».

По данным Генеральной прокуратуры РФ, в 2010 году полиция провела расследование 276435 «экономических преступлений», и, согласно ее статистике, число дел по экономическим преступлениям превышает число дел об ограблениях и кражах.

Число российских бизнесменов, отбывающих сроки наказания, настолько велико, что для их семей в Москве были организованы специальные группы поддержки, известные как «Общество 159». Они получили свое название по номеру статьи Уголовного кодекса о мошенничестве. Объединение «Русь сидящая» раз в неделю организует обеды для жен бизнесменов, отбывающих сроки наказания в тюрьме.

Печально известные российские исправительные колонии, лагеря, опутанные колючей проволокой, сохранили поразительное сходство с теми лагерями, о которых писал Александр Солженицын в своем «Архипелаге ГУЛАГе» в 1960-е годы. Но сегодня каждый десятый заключенный, отбывающий срок в этих лагерях, в прошлом принадлежал к категории белых воротничков.

На зоне, как ее называют в России, владельцы бизнеса, как и все остальные заключенные, живут в низких деревянных или кирпичных бараках. По их словам, это мрачный и жестокий мир.

Владельцы бизнеса, которые попадают на зону, по большей части не склонны к насилию, хотя многие из них рецидивисты. Некоторые из них в своих интервью рассказывали, что в тюрьме они смогли довольно неплохо устроиться благодаря определенным навыкам: способности руководить своими сокамерниками, избегать насилия и умению договариваться с охраной.

Г-н Титов, бывший торговец нефтепродуктами, который открыто говорит о коррупции, несмотря на свою должность при правительстве, тратит массу времени на изучение дел экономических преступников совместно с группой адвокатов, пытаясь освободить как можно больше предпринимателей. «Мы боремся за каждого», - говорит он.

Одним из тех, кто вышел на свободу благодаря стараниям г-на Титова, стал Руслан Телков, чей короткий путь от индивидуального предпринимателя до заключенного иллюстрирует, с одной стороны, предпринимательский дух, который до сих пор сохраняется в России, с другой - риски, связанные с предпринимательской деятельностью. 

Когда-то г-н Телков, 32-летний москвич, вложил все свои деньги в бизнес по оптовой продаже мебельных тканей. В 2010 году он потратил около 31 тысячи долларов на покупку 23 тысяч метров ткани леопардовой расцветки китайского производства, которую можно использовать для обивки кресел и стульев. «Здесь эта расцветка очень популярна  - ее можно увидеть не только на мебели, но на обоях, простынях, обуви, сумках и так далее».

Потом без всякого предупреждения к нему на склады приехала полиция, которая вывезла всю ткань на шести грузовиках, передав ее его конкуренту якобы на хранение, хотя позже весь товар был распродан. Затем полиция арестовала г-на Телкова, и он провел год в следственном изоляторе. 

В чем его обвиняли? Полиция сказала, что его подозревали в нарушении авторского права на леопардовый рисунок. «Сначала было смешно, - вспоминает г-н Телков о своей первой встрече с полицией. – Тогда я спросил полицию: «Кто владеет правами на рисунок – леопард?» 

Расследование г-на Титова подтвердило, что в случае г-на Телкова полиция вступила в преступный сговор с его конкурентом с целью отобрать у него товар и позже продать его.

Хотя бизнесу г-на Телкова пришел конец, он считает, что ему удалось применить свои деловые навыки, чтобы наладить свою жизнь в тюрьме. Там он стал неофициальным лидером в камере, которую он делил с убийцей, боевиком и несколькими наркоманами.

Один предприниматель, основатель сети магазинов компьютерной техники, управлял своим бизнесом в течение девяти лет прямо из тюремной камеры точно так же, как, по словам г-на Титова, это делают наркобароны.

Однако на большинстве заключенных тюрьма оставляет глубокий отпечаток. В первый же год своего пребывания в сибирской исправительной колонии бывший нефтяной магнат Михаил Ходорковский получил удар самодельным ножом в лицо. Надзиратель заявил, что нанесший удар заключенный пытался защитить себя от сексуальных домогательств, однако пресс-служба г-на Ходорковского эту информацию отрицает.

Пока г-н Ходорковский находился в тюрьме, его компания «ЮКОС», некогда крупнейшая нефтяная компания в России, обанкротилась, несмотря на то, что до ареста ее владельца инвесторы оценивали ее в 40 миллиардов долларов.

Большинство заключенных в тюрьмах попали туда далеко не по политическим причинам. Их заключение является следствием природы российской коррупции, как утверждает Елена Панфилова, директор российского филиала Transparency International, некоммерческой организации, занимающейся изучением коррупции в мире. Типичные взяточнические схемы, к которым прибегают мошенники от Китая до Мексики, обычно подразумевают участие в них полиции, пожарных служб и других ведомств, готовых за определенную плату позволить бизнесу работать. В таких случаях цели владельцев бизнеса и коррумпированных чиновников совпадают – и те и другие заинтересованы в том, чтобы предприятие процветало.

Однако в России полиция получает прибыль от арестов. Она наживается, вымогая взятку у предпринимателя, который заинтересован в устранении конкурента, требуя денег у семьи арестованного за его освобождение или продавая захваченный товар. Все зависит от негласной квоты на аресты. Такие полицейские даже получили прозвище «оборотни в погонах».

За первый месяц действия программы амнистии, которой уже полгода, суды освободили 13 заключенных. Эта амнистия распространяется на преступления по 27 статьям Уголовного кодекса, в том числе на мошенничества с кредитами и мошенничества в предпринимательской деятельности, и под нее попадают те предприниматели, которые были судимы впервые, признали себя виновными в совершении преступления или согласились выплатить ущерб.

Между тем, согласно закону об амнистии, г-н Ходорковский не может претендовать на освобождение, поскольку его дважды судили по политически мотивированным обвинениям.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.