Франциск не спешит реформировать курию, и некоторые из тех, кто за него голосовали, начинают терять терпение. «Мы хотели избрать Папу с хорошими способностями руководителя и менеджера, но до сих пор они мало проявились», - пожаловался недавно в интервью кардинал из Нью-Йорка Тимоти Долан. Но можно сказать наверняка, что Папе Хорхе Марио Бергольо нынешняя курия не нравится. И действительно он часто и сознательно в своей работе старается обходиться без ее участия. О последнем документе за подписью «Франциск» от 18 июля, в соответствии с которым Папа учредил комиссию из восьми экспертов для реформирования организации экономико-административных структур Святого Престола, секретариат Ватикана узнал уже после его подписания.

Это означает, что в маленьком кабинете Папы Бергольо на втором этаже дома Святой Марты, где он решил поселиться, принимаются многие решения, известие о которых даже не доходит до величественных офисов курии в первой и третьей лоджиях Апостольского дворца в нескольких шагах от пустующих ныне папских апартаментов. Государственный секретариат продолжает свою рутинную работу, но гораздо более активен другой маленький секретариат, который под руководством Папы разрабатывает меры и решает вопросы без постороннего вмешательства.

Столетие тому назад во время понтификата Пия Х подобное учреждение называли segretariola (секретариатик). Папа Джузеппе Сарто составил очень плохое мнение о курии того времени, он ее реорганизовал, но не отказался от своего маленького личного секретариата, который создал тотчас же после своего избрания в 1903 году. С нынешним Папой, сыном пьемонтских эмигрантов, Пий Х из региона Венето имеют много сходных черт. Он тоже родился в бедной семье и продолжал помогать нуждающимся и после своего избрания Папой. Его очень любил бедный люд. Он вел простую и суровую жизнь, был добродушен, но не лишен иронии, вел глубокую духовную жизнь и впоследствии был провозглашен святым. Он отличался замечательной работоспособностью и продолжал трудиться и в ночные часы. Он сам проводил в жизнь свои решения, держа в неведении курию.

Нет ничего удивительного в том, что очень скоро против «секретариатика» Пия Х сформировалась упорная оппозиция. Ее участники подозревали, что на Папу и принятие им решений оказывается влияние. Многие руководители курии разделяли такие подозрения. Среди них был и заместитель Госсекретаря Джакомо Делла Кьеза, будущий Бенедикт XV, которого Пий Х очень ценил, отзываясь о нем: «Он горбат, но движется прямо». Ни один из секретарей Папы Сарто после его смерти не был награжден последующими понтификами. Один из них даже по доброй воле закончил свои дни, став отшельником на горе над Камальдоли. Нехорошая слава тяготела над ближайшими сотрудниками Пия Х до тех пор, пока столетие спустя их бумаги не были обнаружены в чулане ватиканского дворца двумя известными учеными Алехандро М. Диегесом и Серджо Пагано (Серджо Пагано сейчас занимает пост префекта ватиканского архива). Между 2003 и 2006 годами ученые опубликовали полный перечень документов и антологию в двух больших томах, откуда и стало известно, что трудолюбивые секретари не имели никакой вины, потому что все решалось самим неутомимым Папой, который даже писал собственноручно. Кажется, то же самое происходит и в дни понтификата Папы Бергольо.

Первым среди секретарей Пия Х был дон Джованни Брессан, который работал с ним еще до его избрания Папой, когда он был епископом Мантуи, а потом патриархом Венеции. Потом папа Сарто призвал к себе двух других священников из Венето, которых хорошо знал, Франческо Газони и Джузеппе Пешини, а затем - Аттилио Бьянки, священника из Комо, племянника блаженного Джованни Баттисты Скалабрини, основателя сообщества миссионеров, которое носит его имя. К этим четырем секретарям Пий Х, наконец, добавил «за большой опыт» монс. Винченцо Марию Унгерини, который был вторым секретарем при его предшественнике Папе Льве XIII.

В этом плане много сходства с сегодняшними днями. В «секретариатике» Папы Франциска по тем же причинам присутствует второй секретарь его предшественника Бенедикта XVI, мальтиец Альфред Ксереб (Alfred Xuereb). Однако наиболее тесный контакт у Папы установился со священником из Буэнос-Айреса Фабианом Педаккьо Леанисом (Fabián Pedacchio Leaniz), прибывшим в Римскую курию в 2007 году в качестве руководителя конгрегации епископов по совместному желанию архиепископа Бергольо и тогдашнего префекта конгрегации Джованни Баттисты Ре, которого Бергольо тепло благодарил во время своей первой встречи с коллегией кардиналов после своего избрания. Сегодня дон Фабиан плотно обосновался в доме Святой Марты, где он неустанно работает на службе у Папы Франциска. Он является экспертом в церковном праве. Он был секретарем ассоциации аргентинских канонистов. Ему нравятся оперная музыка, романы Габриэля Гарсия Маркеса и фильмы Педро Альмодовара. Его любимой футбольной командой является не «Сан Лоренсо», как у Бергольо, а более известная «Ривер Плэйт» (River Plate).

Помимо дона Фабиана в наиболее тесный кружок сотрудников Папы входит еще один аргентинец из Буэнос-Айреса монс. Гильермо Хавьер Карчер (Guillermo Javier Karcher), папский церемониймейстер, а главное - лицо, отвечающее за ведение протоколов в Государственном секретариате, через который проходят все документы Святого Престола. В этот кружок входит еще итальянец, монс. Ассунто «Тино» Скотти. Ему 58 лет, он из Бергамо, возглавляет секцию общих дел в Государственном секретариате, а также является деканом Апостольской Палаты. Этот институт во главе с кардиналом-камерленго управляет имуществом Ватикана в период вакантного Престола. Именно монс. Скотти выбирает и контролирует счастливцев, которые присутствуют на утренней мессе, отправляемой Папой каждый день в капелле дома Святой Марты.

У каждого своя задача. Но как и Пий Х, Папа Франциск не любит давать поручения. В Буэнос-Айресе он сам работал за маленьким письменным столом, где все располагалось в строгом порядке. У него была секретарша, но она даже не руководила приемом посетителей. Он сам фиксировал встречи в своей записной книжке, которую никогда не терял из виду. Он взял ее с собой, когда после избрания Папой садился в самолет в Рио-де Жанейро, держа в руках дорожную сумку. Эта фотография облетела весь мир. Со «святого стола» Пия Х письма отправлялись за подписью одного из его секретарей. Все они были написаны от третьего лица: «Святой Отец желает...», «Святой Отец хочет...», «Святой Отец обязал меня сообщить вам...». Но потом выяснилось, что письма были написаны рукой самого Папы. Все решения, большие и маленькие исходили от самого Папы. Кажется, так же поступает и Бергольо. В этом единоличном руководстве есть свои преимущества и риски. В первые месяцы своего понтификата Папа очень неудачно назначил главой банка Ватикана (Ior) монс. Ваттисту Рикку. Этого назначения Папа лично хотел, так как был в полном неведении о скандальной истории монсеньора. Курия позаботилась о том, чтобы в его личном деле не было никаких упоминаний о его проступках.

В подобных случаях, видя, что курия наносит ему вред вместо оказания помощи, Папа Франциск еще более склонен делать все самостоятельно. После того, как Espresso написал о скандале на основе свидетельств и неопровержимых документов, исчезнувших в Риме, но сохранившихся в ватиканской нунциатуре в Монтевидео, Папа захотел лично выяснить правду. Его личному секретариату было поручено получить все документы и доказательства вины, относящиеся к данному делу. В интервью в самолете из Рио-де-Жанейро самые жесткие слова Папы были направлены против «лобби». Он дважды подчеркнул, что в личном деле Рикки, которое дала ему на просмотр курия перед его назначением, не было никаких упоминаний о скандалах, связанных с его именем.

В этом же интервью Франциск подтвердил, что он «иезуит» до мозга костей. Пий Х им не был, но прагматичная хитрость, кажется, их объединяет. Чтобы подготовить реформу курии, Папа Сарто секретно поддержал публикацию книги, содержащей обличения и предложения. Книга вышла без имени автора и в вымышленном издательстве, но имела большой успех у публики. В действительности, эта книга была написана доверенным лицом Папы из Государственного секретариата монс. Джованни Пьерантоцци и опубликована в типографии Ватикана. В декабре 1903 года Папа собственной персоной читал ее до выхода в печать.

Через 110 лет Папе Бергольо тоже пришлось столкнуться с необходимостью основательно реформировать курию. По-видимому, он хотел сделать нечто такое, что сближает его с его святым предшественником, когда 18 июля назвал среди восьми экспертов новорожденной комиссии по реорганизации экономических и административных служб Святого Престола с правом доступа ко всем секретным документам ответственную за связи с общественностью 30-летнюю Франческу Иммаколату Чаоуки (Francesca Immacolata Chaouqui). Жаль только, что никто не объяснил Папе, что эта молодая женщина водит дружбу с различными кардиналами курии, что она напрямую связана с Джанлуиджи Нуцци, которому неверный мажордом Бенедикта XVI передал украденные у него документы, и что она является заядлым информатором очень популярного в Италии сайта dagospia.com, куда сливаются все ядовитые ватиканские сплетни.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.