Материал не рекомендуется для прочтения лицам младше 18 лет.

25 лет назад, когда я жила в России, я однажды пошла в ресторан со своими друзьями. Но наш ужин неожиданно закончился, когда нас под дулом пистолета проводили в одно из служебных помещений. Служащие ресторана, внезапно ставшие преступниками, потребовали от нас заплатить им несколько сотен долларов, и в противном случае они угрожали рассказать нашим семьям и работодателям о том, что мы были «педерастами» и «лесбиянками».

Всего за несколько лет до развала Советского Союза из-за своей гомосексуальности вы могли оказаться в психиатрической лечебнице и даже в тюрьме. Когда нам, наконец, удалось покинуть этот ресторан тем вечером, мы не стали сообщать об инциденте в полицию, потому что в Советском Союзе не существовало никаких инструментов защиты прав геев и лесбиянок.

Позже, когда Россия стала страной, более или менее открытой для обмена идеями, товарами и услугами, у живущих в ней представителей сексуальных меньшинств появилась надежда на то, что ситуация может измениться в лучшую сторону. В конце концов, как может страна, где в магазинах можно найти одежду haute couture и органические продукты питания, может продолжать враждебно относится к сексуальным меньшинствам? Как может страна, где ведут активную работу академические сообщества и сообщества активистов, не приблизиться к Западу в своем отношении к сексуальности?

Однако этого не произошло. Сегодня быть геем в России практически так же сложно, как и при советском режиме.

Читайте также: Почему в России так сильна гомофобия?

Однополые пары — ни российские, ни иностранные — не имеют права усыновлять детей. Согласно новому закону о запрете «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений», положительно отзываться о гомосексуальности и представителях сексуальных меньшинств является преступлением.

Гей-пикеты у БКЗ «Октябрьский»


Притеснения геев заключают в себе некий популистский момент. Ультранационалистические группы, такие как Occupy Pedophilia, публикуют соблазнительные объявления, чтобы привлечь внимание молодых геев, угрожают и жестоко избивают их, а затем выкладывают видеозаписи издевательств в сеть, чтобы преподать урок остальным. Члены этой группы утверждают, что гомосексуальность настолько же безнравственна и предосудительна, как и педофилия. В результате таких акция погиб по крайней мере один молодой человек. Еще несколько покончили жизнь самоубийством.

Американцы задают себе вопрос: что можно сделать? На фоне нынешнего охлаждения отношений между президентом Обамой и российским президентом Владимиром Путиным некоторые американские активисты призывают бойкотировать зимние Олимпийские игры в Сочи. Другие объявили бойкот русской водке. Даже Леди Гага, обращаясь к российскому ЛГБТ-сообществу, заявила, что «мы будем бороться за вашу свободу».

Однако потребуется гораздо больше усилий, чем просто бойкоты и заявления поп-звезд, чтобы сделать граждан России более терпимыми. История российской гомосексуальности сильно отличается от западной, и недавние события являются результатом этой истории.

В настоящее время на Западе гомосексуальность считается в первую очередь состоянием, которое невозможно изменить. Независимо от того, рождены мы такими или такими стали, большинство жителей Запада не считают гомосексуальность «излечимой». Как сказал французский историк Мишель Фуко (Michel Foucault), в современном мире гомосексуалисты превратились из носителей временного отклонения в отдельный вид. Такая перемена в мышлении произошла в конце 1800-х годов в результате новых открытий в области биологии и психологии, а также изменений в законодательстве.

Также по теме: Время быть смелым

В России, отчасти из-за академической изоляции во время сталинизма, наука и законодательство развивались по своему собственному пути. Гомосексуальность считали не врожденной чертой, а скорее приобретенным поведением, которое можно «исправить». Российская наука всегда настаивала на том, что гомосексуальность можно вылечить. Когда я занималась своими исследованиями в 1990-х годах, я брала интервью у множества сексологов, которые предлагали мне вернуть мне нормальную ориентацию. Я даже прошла обследование в одном из медицинских центров, чтобы выяснить степень моей гомосексуальности. Я также беседовала со многими лесбиянками, которые проходили лечение в больницах, направленное на исправление их ориентации.

Лечение гомосексуальности в России 1990-х годов включало в себя прием нейролептиков или гормонов. Некоторых пациентов даже погружали в диабетическую кому в надежде, что, когда они из нее выйдут, их сексуальные предпочтения изменятся. Женщинам, чье влечение к другим женщинам не поддавалось лечению, часто предлагали сменить пол, потому что, согласно логике российских психиатров, на самом деле они были мужчинами.

Несмотря на то, что с 1999 года гомосексуальность перестала быть психиатрическим диагнозом, она остается одной из причин, по которой многих девушек отправляют в психиатрические лечебницы. Я лично наблюдала ситуации, когда российские лесбиянки обращались за предоставлением политического убежища, называя угрозу принудительной госпитализации одной из причин, по которой они хотят покинуть Россию.

Первомайские шествия в Санкт-Петербурге


В отличие от «больных» лесбиянок, которым требовалось лечение, мужчины, испытывающие сексуальное влечение к другим мужчинам, считались «преступниками», которых необходимо наказывать. До 1993 года российский Уголовный кодекс приравнивал гомосексуальные отношения между мужчинами к ограблению банка: за это преступление мужчина мог получить тюремный срок, а затем проходить реабилитацию, направленную на возвращение его к нормальной гетеросексуальной жизни. Милиция часто шантажировала тех мужчин, которым удавалось избежать тюремных сроков, угрожая им рассказать об их «преступлениях» работодателям и семьям.

Читайте также: Гомосексуалисты в СССР


Подобное происходит и на Западе. В интернете можно легко найти клиники и методики исправления ориентации. В этом году масштабные антигейские демонстрации в Париже и зверские нападения на геев на Манхеттене напомнили нам о том, что мы живем вовсе не в гомосексуалистской утопии, раскрашенной всеми цветами радуги. Однако между Россией и Западом все равно есть существенная разница. На Западе большинство людей знают и большинство законов подтверждают, что гомосексуализм никуда не денется, хотим мы этого или нет.

В России, напротив, отношение людей к гомосексуалистам основывается на 100-летних научных и законодательных традициях, в рамках которых гомосексуальность рассматривается как временное и излечимое состояние. Добавьте к этому богатые традиции национализма, сторонники которого считали нетрадиционную ориентацию «иностранной угрозой» для славянской души. Даже в 1980-е и 1990-е годы российские власти позволяли группировкам националистически настроенной молодежи избивать людей, выходящих из клубов для геев, и шантажировать геев и лесбиянок. По словам российских активистов, выступающих за права сексуальных меньшинств, сегодня в России происходит нечто подобное — даже в центре Москвы и других местах, где люди якобы терпимо относятся к геям.

Почти три десятилетия назад моим друзьям и мне удалось избежать похищения, чтобы теперь снова столкнуться с враждебным к себе отношением. Если мы хотим помочь сексуальным меньшинствам в России, мы должны хорошо понимать, что у секса в России совершенно иная история, чем на Западе, и эта история, без сомнения, будет и дальше оказывать влияние на судьбу сексуальных меньшинств.

Лори Эссиг — профессор социологии, феминологии и гендерологии в Миддлбери-колледже и автор книги «Геи в России: Рассказ о сексе, о себе и о других» («Queer in Russia: A Story of Sex, Self, and the other»).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.