Отмена на прошлой неделе запланированной на сентябрь встречи с российским президентом Владимиром Путиным последовала за объявлением президентом США Бараком Обамой на пресс-конференции в Белом доме 9 августа «паузы», чтобы «заново проанализировать, в каком направлении движется Россия».

Президент раньше надеялся, что до окончания срока его полномочий США и Россия смогут ограничить свои запасы ядерного вооружения до 1000 боеголовок для каждой страны. Процесс едва шел и без этой паузы из-за разногласий по поводу американской системы ПВО и российского ЯО ближнего радиуса действия. Теперь все повернулось против нового российско-американского соглашения, предполагающего дальнейших сокращений относительно тех, что были уже сделаны в 2011 по договору СНВ.

Так ли важно, что такая возможность упущена? Взаимно гарантированное уничтожение – основа американской политики сдерживания во время холодной войны – по-прежнему обуславливает жизнь на планете в 21 веке. Такая ситуация будет сохраняться до тех пор, пока остаются на боевом охранении тысячи ядерных боеголовок. 90 % всего ядерного оружия находится в распоряжении США и России. Так что, да, упущенный шанс очень многое значит.

Подготовка к запуску конверсионной ракеты "РС-20 Днепр"


В Праге в 2009 Обама изложил свою программу и видение мира без ядерного оружия – мечту Рональда Рейгана, который эту цель сделал одним из основных пунктов своей политики и успешно ее продвигал. В последние годы это видение и меры, которые бы позволили достигнуть этой цели, нашли мощную поддержку со стороны обеих американских партий. Нынешние запасы ядерного вооружения на две трети меньше, чем в 1986 году. Но переговоры с Россией стали увязать, приведя к «паузе».

Читайте также: Россия снова и снова делает из Обамы дурака

Фактически эра американо-советских / российских переговоров как основного двигателя по уменьшению всемирной ядерной угрозы прошла. Многие годы преобладала точка зрения, что как только США и Россия сократят свои запасы до 1000 боеголовок каждая, другие страны, обладающие ядерным вооружением должны последовать их примеру.  Политические аспекты и вопросы безопасности предполагают, что сокращения ядерных арсеналов США и России остановятся где-то на цифре в 1000 – 1500 боеголовок для каждой из этих двух стран,  если другие ядерные державы не пойдут на сокращения в какой-либо мере.

Удобно считать, что лишь переговоры между США и Россией могли бы помочь «оставить позади политику бряцания ЯО времен холодной войны», как сказал Обама недавно в Берлине. На самом деле создание новой структуры всеобщей глобальной безопасности, которая будет соответствовать современной реальности,  означает, что тревоги, заботы и точки зрения других стран надо будет учитывать в этом процессе.

Взятая пауза в серьезных российско-американских переговорах может принести пользу. Создание новой парадигмы ядерной безопасности вовсе не простая задача. Раз Обама провозгласил поворот в сторону Азии в американской оборонной политике, значит и дипломатия в ядерных вопросах также должна сместить свой акцент туда. Все угрозы атомной войны  исходят из Азии: от Ирана на западе континента и КНДР на его востоке. По этой причине, хотя и не только, Китай становится необходимым стратегическим партнером для США, если мы хотим успешно справляться с этими угрозами.

Активизировать переговоры по ядерным вопросам с Китаем и другими постоянными членами Совбеза ООН было бы весьма уместно. Цель этого – создать коалицию, которая смогла бы выработать совместно условия, по которым безопасность гарантировали бы какие-то другие средства, а не возможность ядерного уничтожения.

Мобильный ракетный комплекс РС-24 «Ярс»


Также по теме: Американское и российское ядерное оружие

Такого рода усилия администрация Обамы могла бы начать предпринимать, пока налаживаются взаимоотношения с Россией. Такая коалиция могла бы создать и воплощать программу скоординированных действий, которая бы подкрепила двусторонние усилия США и России в этом направлении. В этом, мне кажется, больше шансов добиться успеха, чем у нынешнего механизма вовлечения других стран, которые сопротивляются ядерным ограничениям, в договор контроля этого вида вооружений.

Такого рода совместные действия не требуют отказа от российско-американских переговоров, и, разумеется, не подразумевает снижения значения связей Америки с ее союзниками. Это лишь означает наделение более проактивной ролью таких стран, как: Япония, Южная Корея, Китай, Индия, Пакистан и другие страны Азии. Усиливается акцент на многосторонних переговорах, что приведет все обладающие ядерным оружием страны, да и других, к общему соглашению по контролю над ними.

Администрации Обамы и, в особенности, госсекретарю Джону Керри придется работать не покладая рук, чтобы исполнить этот план, но такова участь президентов, которые хотят войти в историю. В последние годы американская политика по контролю вооружения слишком занята процессом переговоров с Россией. Понятно, что они прошли проверку временем, но пора уже бросить вызов этому статус-кво и объединить политику по контролю вооружений с национальной стратегией, которая должна поддержать ее.

Джеймс Гудбай – принимал участие в переговорах по контролю ядерных вооружений в администрации Рейгана, приглашенный научный сотрудник в Гуверовском институте Стэндфордского университета.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.