Интервью газете Takvim  дает красивая россиянка по имени Дарья Асламова. «Я не агент, – говорит она. – И если была бы, не сказала бы об этом».

Конечно, ты бы не сказала.

Не знаю, кто в тебе говорит: агент ли, средство, которым пользуются, или же красивая женщина, норовящая заставить сказать то, что, как считается, «взбрело в голову»?

Однако в ходе нашей беседы ты бормотала нечто вроде: «Я задаю неудобные вопросы. Я считаю это полезным для журналистики».

***

А я в ответ: «Не нужно учить ученого»…

Рассказывать мне, как задавать «неудобные вопросы»? Боюсь, в меня стреляют моим же оружием.

Послушай, красивая женщина: неудобные вопросы ты будешь задавать своему собеседнику в программе вроде Hard Talk на BBC.

Там в прямом эфире люди приглашают глав государств, правительств, влиятельных и авторитетных гостей.

Слова, которые произнесены людьми на таком уровне, на следующий же день попадают на первые полосы газет. В этом, собственно, и состоит цель программы.

***

Ты как репортер отправляешься в зарубежную страну, где ты будешь освещать новости и проводить анализ, и создаешь coverage story (сбор информации и анализ).

Когда ты делаешь эти новости, встречаясь с именитыми или влиятельными журналистами в Турции, ты пытаешься узнать о произошедшем из первых рук.

Когда при получении сведений о событиях и подготовке coverage story журналисту-собеседнику весьма самоуверенно задается вопрос, из которого вовсе не ясно, в какую сторону он может быть повернут, и не слышится желаемый ответ, перед камерой не спрашивают: «Интересно, вы член “джамаата Гюлена”»?

***

Если вдруг об этом спросят на дознании в полиции, адвокат обвиняемого взбунтуется.

Пока ты задавала вопросы, я очень внимательно следил за тобой.

Твоя цель вовсе не в том, чтобы узнать о событиях в Турции из первых рук, и в соответствии с мнением опрошенных журналистов подготовить репортаж или некую coveragy story.

Как я и сказал тебе в тот день, не пытайся научить журналистике журналиста с 33-летним стажем.

Якобы неудобные вопросы!..

Не волнуйся, я могу отличить задаваемые журналистом или телевизионщиком неудобные вопросы от вопросов, интерес к которым вызван какой-то другой глубокой целью.

Зачем ты будешь задавать мне неудобные вопросы с профессиональной точки зрения?

Я же не фигура, которую ты в прямом эфире пытаешься зажать в угол.

Ты со мной «ведешь репортаж, чтобы получить информацию о ситуации в Турции, событиях в парке Гези и содействие в их анализе».

Ведь когда в сопровождении минивидеокамеры ты выясняешь у того, с кем проводишь репортаж: «Кто ты такой?» – это не имеет отношения к новости. Но для какого досье все это делается?

***

Милая Дарья…

Не учи ученого.

И не пытайся стрелять в меня моим же оружием.

Пойди и узнай, кто в прямом эфире в Турции задавал, как ты сказала, неудобные вопросы.

Это правда, ты красивая женщина.

И будет лучше, если, больше не продолжая, я не буду ранить твои чувства.

Ты идешь своей дорогой, я своей.

Я со своей журналистикой, а ты со своей глубокой красотой. Продолжим заниматься тем, что мы действительно умеем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.