Mainichi: Как разрешится вопрос Северных территорий, если переговоры на самом деле сдвинутся с мертвой точки?

Профессор Симотомэ: В прошлом существует немало примеров решения территориальных споров. Аландские острова были предметом спора между Финляндией и Швецией, пока в дело не вмешалась Лига наций, и благодаря ее арбитражу страны использовали идею о разделе принадлежности и административных прав. Территориальное право сохранялось за Финляндией, но финансовое и правовое регулирование, языковые вопросы были оставлены органам местного самоуправления, состоявшим из проживавших на островах шведов, сами острова получили особый статус в политической системе страны. Самое главное в этом решении в том, что было проявлено уважение к экономике, политике, культуре и образованию, созданным местным населением. Я считаю, что важно по мере возможностей поддерживать существовавшую систему.

Еще один интересный пример – это Гибралтар, расположенный на южном крае Пиренейского полуострова. Изначально эти территории принадлежали Испании, но в 1713 году вошли в состав Великобритании. После окончания холодной войны Великобритания и Испания приступили к переговорам о возврате территорий. В самой Великобритании существует точка зрения, признающая возвращение территориального права Испании по прошествии некоторого времени. Такую модель также можно рассматривать.

Что касается вопроса Северных территорий, то директор российского фонда Карнеги Дмитрий Тренин вынес похожее предложение. После передачи островов Хабомаи и Шикотан он предложил совместное российско-японское управление на Кунашире и Итурупе примерно до середины этого века, и только затем передачу территориального права на эти острова Японии. Эту идею также можно рассматривать в качестве одного из вариантов.

Перед тем как Республика Вануату в южной части Тихого океана обрела независимость, она находилась под совместным контролем Великобритании и Франции. Подданные Великобритании получали английские паспорта и пользовались фунтами, а подданные Франции получали французские паспорта и расплачивались франками. Если обе стороны признают в специальных законодательных актах взаимное судебное и полицейское право, то возможен и такой способ существования одной страны с двумя системами.

– Очень важно расширять свое видение, используя прецеденты по всему миру.


– Также необходимо рассматривать вопрос Северных территорий в другой перспективе. Ситуация в Восточной Азии изменилась. Вследствие глобального потепления центр инфраструктуры, ресурсов и экономической деятельности смещается в сторону Северного Ледовитого океана, а связывающие с ним моря от пролива Лаперуза и Охотского моря превращаются центральные морские пути мировой экономики. Для кораблей России, Японии, Китая и Республики Корея увеличилась вероятность прохождения через эти акватории. Курильские острова стали одним из важнейших мест на земном шаре с точки зрения обеспечения безопасности, поэтому Россия и Япония нуждаются в переговорах по вопросам безопасности и экономики, учитывая также и Китай.

– Что возможно еще сделать для Северных территорий помимо переговоров?


– Необходимо проводить совместные обсуждения по вопросам безопасности четырех островов, в самом широком смысле этого слова – это и общественная безопасность, и экономическая, и энергетическая, и экологическая безопасность. Когда речь заходит о территориях, то появляется ощущение тщетности, но, возможно, уже пришло время перейти на следующий этап. Четыре острова были изолированы «морем холодной войны», но сейчас они превратились в точку соприкосновения России и Японии. В особенности необходимо создавать совместные организации в трех сферах: землетрясения, энергетика и экология, например, между университетами и НКО обеих стран, не дожидаясь подписания мирного договора, проводить совместные исследования силами молодых ученых на основе безвизового обмена.

– Что сейчас думает президент Путин по поводу территориальных переговоров с Японией?


– В феврале этого года Путин представил доклад о внешней политике страны, по поводу Северных территорий в нем значилось: «Утвердить государственные границы России согласно международному законодательству». До этого словосочетание «международное законодательство» никогда не употреблялось. В прошлом Путин один за другим уладил территориальные споры с Китаем, Норвегией, Эстонией, Украиной. Тот факт, что такой лидер признает существование «большой проблемы между Россией и Японией» в вопросе Северных территорий, границы которых не утверждены по международному законодательству, имеет большое значение.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.