По нашим сведениям, в середине августа сирийская оппозиция начала наступление на Дамаск при поддержке спецподразделений из Иордании, Израиля и США. Эта операция может послужить объяснением вероятного применения режимом химического оружия.

Хотя сейчас еще нет доказательств для категорического опровержения позиции Москвы и Дамаска, которые перекладывают вину за недавнюю бойню на плечи сирийской оппозиции, существует ряд моментов, которые могут пролить свет на следующий вопрос. Зачем Башару Асаду нужно было использовать химическое оружие в тот самый момент, когда он пустил на территорию страны инспекторов ООН (хотя до этого держал их в стороне несколько месяцев) для расследования обстоятельств его применения?

Житель Алеппо стоит среди развалин своего дома


Прежде всего, это касается хода текущих операций. По информации Le Figaro, в середине августа на юге Сирии в бои вступили первые сирийские отряды, которые прошли обучение методам ведения партизанской войны у американских инструкторов. Первая группа из 300 человек (им, без сомнения, оказывали поддержку израильские и иорданские спецподразделения, а также агенты ЦРУ) перешла границу 17 августа. 19 августа к ней присоединилась вторая. Как утверждают военные источники, американцы не хотят отправлять своих солдат в Сирию или вооружать мятежников (в их рядах насчитывается немало радикальных исламистов), однако на протяжении вот уже нескольких месяцев занимаются подготовкой прошедших жесткий отбор бойцов Сирийской свободной армии в тренировочном лагере у иорданской границы.

Читайте также: США считают, что война в Сирии приобрела затяжной характер


Чувство безнаказанности

Американские протеже начали теснить батальоны сирийской армии на юге страны и постепенно приближаться к Дамаску. «Их продвижение ощущается вплоть до Гуты, где отряды ССА уже давно приступили к активным действиям, но так и не смогли ничего добиться на подступах к столице», — объясняет Давид Ригуле-Роз (David Rigoulet-Roze) из Французского института стратегического анализа.

Как считает этот специалист по Ближнему Востоку, задумка Вашингтона заключается в создании буферной зоны на юге Сирии с последующим формированием закрытого воздушного пространства, что позволило бы готовить повстанцев без каких-либо внешних угроз вплоть до изменения соотношения сил. Именно поэтому в конце июня США разместили в Иордании батареи Patriot и F16.

Сейчас под угрозой оказалась столица Дамаск, сосредоточие власти сирийского режима. В июле пресс-секретарь президента Асада публично заявил, что армия не будет использовать химическое оружие в Сирии и может изменить свое решение «только в случае внешней агрессии». Например, вторжения иностранных агентов на юге страны...

Сирийские боевики в Алеппо


Еще одной причиной возможного применения режимом химического оружия в Дамаске могла стать дипломатическая ситуация. В августе 2012 года Барак Обама сделал заявление о том, что использование химического оружия станет «красной линией», пересечение которой будет означать военное вмешательство. С тех пор в стране было зарегистрировано 13 случаев применения этого оружия в различных масштабах, однако они так и не повлекли за собой никакой ответной реакции. Получить доказательство было чрезвычайно сложно, потому что Дамаск систематически создавал препятствия для работы специалистов ООН. Ощущение безнаказанности сирийского режима усиливала и защита России в Совете безопасности ООН. После прихода в Белый дом Барак Обама сразу же предложил Кремлю «перезагрузку» двусторонних отношений и не хочет портить связи с Москвой. Глава американского генштаба и главный военный советник президента Мартин Демпси (Martin Dempsey) объясняет отказ от проведения любого вмешательства крайней раздробленностью сирийской оппозиции и большим влиянием экстремистских группировок.

Также по теме: Сирия надеется на российский кредит до конца года и ждет комплексов С-300

Какие есть варианты?

Если сирийский режим действительно стоит за химическим ударом в Дамаске, тем самым он вывел на новый уровень конфликт, который и так уже унес жизни более 100 000 человек. «Речь больше не идет об ограниченных по масштабам испытаниях. Химическое оружие становится частью войны и служит инструментом сдерживания. Это сигнал для американцев. А также вызов в лицо Барака Обамы, который может лишиться легитимности в глазах союзников по всему миру», — полагает один осведомленный эксперт.

Параллельно с тайными операциями с территории Иордании международное сообщество, как это обычно происходит, когда кризис достигает апогея, пересматривает различные военные варианты. Вооружение повстанцев? «Если так и поступят, то уж точно об этом не скажут», — комментирует дипломатический источник. Точечные авиаудары? Может быть, но такое решение способно вывести конфликт на региональный уровень. Отправка спецподразделений для захвата и нейтрализации складов химического оружия? Израиль не раз наносил удары по соседней Сирии. Как бы то ни было, западные спецслужбы не могут допустить, чтобы химическое оружие оказалось в руках исламистов. Последний вариант — это бездействие. По всей видимости, именно на него и сделал ставку режим Башара Асада.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.