Примерно три с половиной часа из порта города Немуро, Хоккайдо, и наш корабль приближается к острову Кунашир, сеть в смартфоне переключается на крупнейшего российского оператора МТС. Время на экране и календарь автоматически переводят стрелки на время российского Дальнего Востока - два часа вперед по сравнению с Японией. Под моросящим дождем мы причаливаем в Южно-Сахалинске (японское название Фурукамаппу) в центральной части острова. Над городом возвышаются позеленевшая статуя Ленина, сверкающий золотом купол православной церкви и башня с антенной для сотовой связи. Такой пейзаж можно встретить в любом городе российской глубинки. 

В начале июля в составе группы из 65 человек Движения по возврату территорий, состоявшей из бывших жителей четырех островов Северных территорий, в рамках безвизового обмена я посетил острова Кунашир и Итуруп, которые фактически контролируются Россией. Россия относит оба острова к Сахалинской области, Южно-Курильскому району. Глава района, представитель высшей власти Соломко демонстрирует цифры: «Население Кунашира - 6800 человек, Шикотана - 3300 человек. Средний возраст 34 года, наш район самый молодой в области. Благодаря политике поднятия рождаемости количество детей увеличивается с каждым годом».

Жители острова гордятся не только ростом количества детей, предмет их гордости заключается и в реализации Плана общественного и экономического развития Курильских островов, рассчитанного на период с 2007 по 2015 годы и на который правительство России выделило огромную сумму примерно 18 миллиардов рублей (54 миллиарда иен). Директор детского сада «Аленка» в Южно-Курильске, который был построен за два года и который посещают 115 детей, Ульянова полна уверенности: «Долгое время здесь не было ни одного нового здания. Возможно, если вы приехали из Японии, то не почувствуете изменений, но мы видим, как наш остров развивается».

Действительно, была заасфальтирована магистральная дорога, связывающая часть районов города и побережье, бросаются в глаза жилые дома новой постройки. Однако журналист местной газеты «На рубеже» Киселев отмечает: «Из-за того, что на стоимость строительного щебня накладываются расходы на транспортировку, он стоит в пять-шесть раз дороже, чем в европейской части России, превращаясь в «золотые камни». Кроме того даже при наличии денег не хватает специалистов».

Местные власти на этот раз больше всего обращали внимание на завершение строительства новых пожарных станций на двух островах. Размеры отделения на Кунашире составляют 41 человек, двух отделений на Шикотане - 23 человека. Также было закуплено несколько новейших пожарных машин. Это небывалое количество сотрудников и оборудования для двух островов, где общее количество пожаров в год составляет несколько десятков случаев. На вывеске значится: «Региональное подразделение МЧС России», в ней чувствуется символ намерений государства.

Мэр поселка Крабозаводское (японское название Анама) на острове Шикотан Седых хвастается: «Таких пожарных станций нет даже на Сахалине. Мы планируем строить стадион и бассейн. Президент Путин говорит, что сделает условия для жизни лучше, чем на Хоккайдо».

На всех видах строительств в основном подписаны контракты с сахалинскими предприятиями, планируется подключить дешевую силу рабочих-мигрантов из Китая и Северной Кореи. Жители острова приветствуют улучшение уровня жизни, но также говорят о том, что проекты не связаны с трудоустройством на самом острове. После завершения строительства объекты необходимо будет обслуживать.

Представитель администрации говорил о развитии, но с другой стороны обратил внимание и на проблему отдаленности островов.

Одна из них - это образование и трудоустройство. Школу в Крабозаводском (Анама) посещают 110 учащихся, каждый год практически все выпускники продолжают обучение в университетах. На четырех островах вузов нет. Выпускникам приходится уезжать самое ближайшее на Сахалин или самое дальнее в Санкт-Петербург. Одна из таких студенток Хабаровского университета Лена Гордеева, приехавшая домой на каникулы, сейчас занимается изучением китайского языка. Она говорит открыто: «В будущем я не собираюсь возвращаться на остров, хочу стать переводчиком и работать в Китае».

На Кунашире и Шикотане практически нет работы кроме сезонной рыболовецкой промышленности, торговли, администрации и военной службы. Положение таково, что молодежь с высокими оценками в аттестатах не возвращается. Начальник района Соломко соглашается: «Для развития района необходимо гарантировать рабочие места».

Также проблемой является медицинское обеспечение. По словам доктора Такэути (Клиника Аити), который несколько раз, начиная с 2009 года, посещал острова по безвизовому обмену, в больницах на четырех островах нет возможности проводить компьютерную томографию, которая должна быть в высококлассных клиниках, поэтому тяжелобольных пациентов приходится доставлять по воздуху на Сахалин. Врачей, желающих работать на отдаленных территориях, мало, на Кунашире не хватает акушеров-гинекологов. Такэути, имеющий опыт работы в Нэмуро, отмечает, что «ситуация схожа с отдаленными регионами Хоккайдо, в которых врачи не желают оставаться надолго». На Шикотане идет строительство новой больницы, завершение которой намечено на следующий год, но стоит вопрос о преодолении нехватки врачей и оборудования.

В проблеме слабого медицинского обеспечения на самом деле помогает и Япония. В рамках гуманитарной помощи примерно 20 жителей островов в год проходят лечение в Нэмуро и Саппоро по тяжелым заболеваниям сердечно-сосудистой системы и другим. На самом острове говорят, что желающих много, и им трудно определиться с выбором.

«Стратегия освобождения Сахалина и Курильских островов» - так называется документ о военном вторжении Советского Союза в конце Второй мировой войны, который я нашел в музее, спрятавшемся среди старых коммуналок на Кунашире. Другая экспозиция подробно рассказывала о народе айну, при этом практически не затрагивается тема того, что на островах проживали японцы. Население острова придерживается исторических взглядов, которые расходятся с японскими.

Дети, как и в крупных городах России, с сияющими глазами говорят, что очень любят японское анимэ. На полках в магазинах стоит японское пиво и приправы, в спортивном центре открылись занятия по каратэ. Уроженка Сахалина Тамара Потапова (79 лет), в течение многих лет прожившая на Кунашире, хорошо относится к Японии: «Я люблю романы Кобо Абэ». Но при этом на вопрос о Северных территориях она говорит только о том, что остров является ее родиной, и хотела бы жить в дружбе с японцами, не касаясь вопроса принадлежности островов. Член совета администрации и преподаватель английского языка на Шикотане Андрей Данелия (52 года) считает: «Территориальный вопрос сложный, но мы не обязаны менять текущую ситуацию». Получается, что для жителей острова сегодня Япония не более чем «соседняя страна».

Вы будете здесь жить?

В автобусе на Шикотане женщина, сопровождавшая нас, неожиданно задала немного откровенный вопрос: «Если острова вернут Японии, будут ли здесь жить японцы?»

Несмотря на то, что условия жизни на островах улучшились, здесь нет активных городов и удобств, таких как сиденья для унитазов с подогревом, как в Японии. Кроме того цены здесь высокие.

Когда я ответил, что думаю, что даже при этом будут японцы, которые захотят здесь жить, кроме того появятся возможности для туризма, женщина опять поинтересовалась, стал бы я сам здесь жить. После моего ответа, что хотел бы пожить здесь два-три года для начала, женщина подобрела и, улыбнувшись, сказала: «Все так говорят и живут здесь постоянно».

Учительница японского языка Ватанабэ (36 лет), которая руководила программой по обучению японскому языку, прожив примерно один месяц этим летом по безвизовому обмену на Шикотане, сказала: «Все жители острова любят свою родину. Я поняла, что выращивая овощи и цветы, они живут тихой и счастливой жизнью». Из нашего разговора я почувствовал, что прикоснулся к чувствам жителей островов, которые гордятся жизнью здесь.

Что собирается делать Япония в случае, если получит Северные территории обратно? Сколько японцев могут называть эти территории своей родиной? Над этими вопросами должен задуматься каждый японец, независимо от переговоров между правительствами. На стене магазина на Кунашире я обнаружил граффити на русском языке: «Завтра будет лучше…» Думаю, что Япония тоже нуждается в своем видении будущего островов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.