Каких-то определенных планов подъема К-159 с глубины 238 метров не существует до сих пор. АПЛ К-159 проекта 627А «Кит» («November» по классификации НАТО) затонула  в процессе буксировки с базы в Гремихе на судоремонтный завод в Полярном (к северо-западу от Мурманска). Поднять затонувшую АПЛ первоначально планировалось осенью 2004 года. 

В 2007-м разработать план подъема получили петербургскому КБ «Малахит». Окончательное решение должны были принять в 2008 году, пять лет назад. Но с тех пор ничего не произошло, никто уже не вспоминает о конкретных шагах о подъеме подводной лодки.

Девять членов экипажа К-159 ушли на дно вместе с подводной лодкой, когда оторвался один из удерживавших её на плаву понтонов. На борту АПЛ находится два атомных реактора с 800 кг отработавшего ядерного топлива, суммарная радиоактивность которого оценивается в 600 тысяч кюри. 

Район острова Кильдин, где затонула К-159, – один из лучших совместных районов для норвежских и российских рыболовецких траулеров, поэтому возможность утечки радиоактивных веществ беспокоит обе страны. 

«Сообщается, что на сегодня не наблюдается сколько-нибудь серьезных утечек из подводной лодки, замеры, сделанные в непосредственной близости, показывают фоновый уровень радиоактивности. Наша двусторонняя программа мониторинга морской среды не выявляет повышенных уровней радиоактивности морской воды», – говорит в интервью BarentsObserver’у Ингар Амундсен, руководитель отдела международной радиационной безопасности норвежского бюро защиты от радиационной угрозы.

Тем не менее, будущее вызывает у Амундсена озабоченность: «К-159 затонула при трагических обстоятельствах 10 лет назад. На АПЛ находится отработавшее ядерное топливо, поэтому она представляет собой потенциальный источник радиоактивного заражения в будущем. […] Мы ведем диалог с российской стороной по вопросу о расширении мониторинга в этом районе. Мы также занимаемся вопросом, какие риски несут арктической природной среде объекты, содержащее отработанное ядерное топливо».

В октябре прошлого года BarentsObserver писал, что К-159 включили в пересмотренный проект стратегии очистки российских арктических районов. Проблема заключается в том, что сегодня у России нет собственных технических средств для проведения операции по подъему подводной лодки. В 2002 году печально известную АПЛ «Курск» поднимал со дна Баренцева моря консорциум европейских компаний во главе с голландской компанией «Маммут», специализирующейся на тяжелых подъемных работах. 

«Ответственность за подъем в перспективе К-159 или других объектов  в Арктике лежит на России, – говорит Ингар Амундсен. – Мы проинформировали российскую сторону, что морские биоресурсы севера представляют для нас огромный интерес и что мы продолжает накапливать знания о положении с заражением и потенциальными рисками на будущее».   

В этом году квота на северо-восточную арктическую треску составляет 940 тысяч тонн, а на 2014 год ученые рекомендуют поднять ее до 993 тысяч тонн, о чем уже писал BarentsObserver.

К-159 отстаивалась в Гремихе с 1989 года, и к моменту роковой буксировки ее корпус проржавел насквозь во многих местах. Как 10 лет на морском дне ускорили коррозию корпуса 50-летней подводной лодки, остается неизвестно. С 2003 года подводных снимков К-159 не публиковалось.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.