У каждого есть своя история. Ангела Меркель появилась на свет в 1954 году в Восточной Германии и в полной мере испытала на себе все последствия разделения страны. Кандидат от социал-демократов и ее главный конкурент на выборах 22 сентября Пеер Штайнбрюк (Peer Steinbrück), который родился в Гамбурге в 1947 году, в свою очередь связывает поддержку европейской интеграции с тяжелым детством в опустошенном войной городе.

Сегодня минуло уже 80 лет после прихода к власти Гитлера и более 20 лет с момента объединения страны. Тем не менее, Вторая мировая война и железный занавес висят тяжелым грузом в памяти немцев и занимают видное место в обсуждении общественных проблем (во Франции обычно склонны недооценивать его).

Американцы прослушивают разговоры немцев? Канцлер не просто поражена. По ее словам, все это напомнило ей о холодной войне. Пеер Штайнбрюк едет в Афины? «Мне довелось побеседовать с президентом Греции, впечатляющим 83-летним господином, который в 14 лет сражался в рядах сопротивления против нацизма. Сначала он сказал мне, что боролся в сопротивлении против Германии, и что тогда ему пришлось голодать. (...) Потом он признал, что с ужасом наблюдает за тем, как его народ снова страдает от голода», — рассказал о поездке социал-демократ, который вовсе не пользуется репутацией чувствительного человека.

Нацистское прошлое

С окончания войны прошло уже почти 70 лет, однако кумиры по-прежнему рушатся. Как-то всплыло нацистское прошлое исполнителя роли знаменитого инспектора Деррика Хорста Тапперта (Horst Tappert). Потом пришла очередь Йозефа Бойса (Joseph Beuys): самый спорный послевоенный немецкий художник оказался куда ближе к нацистам, чем все предполагали. Серьезное пятно на биографии одного из лидеров движения экологов, который ушел из жизни в 1986 году.

Причем вопросы возникают не только насчет символических фигур, но и всего немецкого общества. В 2005 году в стране разгорелась бурная полемика между министром иностранных дел Йошкой Фишером (Joschka Fischer), который не хотел постоянно отдавать дань памяти скончавшимся высокопоставленным чиновникам, и его ведомством (оно утверждало, что в свое время как могло сопротивлялось нацизму). Для прояснения ситуации была созвана целая международная комиссия. В 2010 году она представила объемный отчет, который быстро стал настоящим бестселлером.

Читайте также: История и вина

С тех пор архивы открывают и прочие государственные ведомства. Будь то дипломатия, финансы, правосудие или социальные программы, выводы историков остаются неизменными: эти учреждения не моргнув глазом применяли нацистские законы, тогда как после войны ФРГ продолжила продвигать вверх самых упорных чиновников словно в прошлом ничего и не было.

Карикатуры

Проявляются эти незажившие раны и по-другому: 34 года спустя после выхода в Германии «Холокоста» (1979 года) весной на телеэкранах появился другой сериал, который собрал рекордную аудиторию и породил бесконечные семейные споры. «Наши матери, наши отцы» (Unsere Mütter, Unsere Väter) рассказывает историю пяти молодых людей на восточном фронте. «Наши родители действительно совершили такие ужасные вещи?» — в очередной раз задалась вопросом пресса.

В Южной Европе появились карикатуры, на которых Ангела Меркель сравнивается с Гитлером. Они, разумеется, несправедливы и неоправданны, однако служат наглядным подтверждением правоты Гельмута Шмидта (Helmut Schmidt). «В ближайшем будущем Германии не стать нормальной страной», — заявил бывший канцлер в 2011 году на съезде Социал-демократической партии.

Открытый в 2011 году Музей оружия в Дрездене является еще одним доказательством очевидного факта: Германия глубоко травмирована преступлениями, которые совершила в прошлом. Несмотря на давление со стороны Парижа и отсутствие каких бы то ни было возражений в Варшаве («Я опасаюсь не мощи Германии, а ее бездействия», — заявил в ноябре 2011 года министр иностранных дел Польши Радек Сикорский) Берлин не готов взять на себя военную роль, которая бы соответствовала его экономической мощи.

«Горжусь тем, что я немец»

Жители Берлина празднуют объединение Германии


Как бы то ни было, постепенно мировоззрение меняется. В 2006 году взрослые с удивлением обнаружили, что их дети совершенно спокойно покупают немецкие флаги и размахивают ими на трибунах во время матчей Чемпионата мира по футболу. Хотя заявления о национальной гордости по-прежнему считаются чем-то неполиткорректным для официальных лиц, им больше не запрещено говорить о том, что у Германии есть собственные «интересы», которые нужно защищать (пусть даже они и не совпадают с интересами соседей).

Также по теме: Почему большинство немцев боролись до последнего

Подавляющее большинство немцев верят в существование «немецкой экономической модели», которая основана на упорном труде, экономии и производственных навыках. По их мнению, если другие европейские страны тоже перейдут на нее, кризис станет лишь плохим воспоминанием. Еще в середине XIX века поэт Эммануэль Гейбель (Emanuel Geibel) писал, что «немецкий дух спасет мир». Сейчас как раз наблюдается нечто подобное.

Все выглядит так, словно доброе экономическое здравие Германии (особенно по сравнению с соседями) позволяет ей вновь гордиться своим прошлым. «Если после 1945 года Пруссия воспринималась как оплот милитаризма и очаг двух мировых войн, сегодня ее скорее рассматривают как землю взаимодействия культур в точке пересечения Западной и Центральной Европы. Братья Вильгельм и Александр Гумбольдты, которые были настоящими космополитами, являются символами этого золотого века Пруссии», — полагает историк Этьен Франсуа (Etienne François).

Споры

Тот шум, который поднялся в Германии после открытия в Лувре этой весной тематической выставки, отражает подобные настроения. Не может быть и речи о том, что нацизм является продолжением немецкого романтизма! Кроме того, никто не собирается выслушивать нравоучения от Франции, которая пытается прикрыть собственную экономическую слабость дискредитацией могучего соседа! Как бы то ни было, эта полемика не вышла за границы СМИ и культурных кругов.

Тем не менее, в июне этого года Ангела Меркель не побоялась дипломатического инцидента в отношениях с Россией, который был связан с общим прошлым двух стран. В рамках года Германии в России (и года России в Германии) обе страны представили в Санкт-Петербурге выставку «Бронзовый век. Европа без границ». Однако не обошлось здесь и без неприятных моментов: многие экспонаты были вывезены из Германии советскими солдатами.

Когда Владимиру Путину стало известно, что Ангела Меркель намеревалась потребовать их возвращения на открытии выставки (оно должно было состояться по окончанию экономического семинара 21 июня), он сначала попытался отменить этот визит, сославшись на слишком загруженный график. Тем не менее, канцлер настояла на своем и попросила вернуть предметы во время церемонии открытия. То, что дочь восточногерманского пастора не побоялась пойти против бывшего офицера КГБ в таком символическом вопросе, который, кстати говоря, представляет собой для Германии настоящий ящик Пандоры, многое говорит об уверенности нынешнего берлинского руководства в собственных силах.

Читайте также: "Большинство людей испытывает ностальгию по идеализированной ГДР"

Чувствительная тема

Это тем более показательно, что Ангела Меркель обычно держится в стороне от любой исторической полемики и старается дистанцироваться от демонстраций во славу великого немецкого прошлого. Не в последнюю очередь связано это с дипломатическими соображениями: канцлер прекрасно понимает, что эта тема до сих пор воспринимается весьма болезненно по всей Европе.

Ангела Меркель произносит по сотне речей в год, однако те из них, что посвящены истории, можно пересчитать по пальцам одной руки. Единственным исключением из правила являются преступления нацистов, из которых она регулярно извлекает уроки. Визит в концлагерь Дахау 20 августа служит наглядным тому подтверждением.

Если верить официальному сайту канцлера, Ангела Меркель не называла вслух имени Бисмарка с 2009 года. Точно так же в 2012 году она не стала принимать участие в мероприятиях по случаю 300-летнего юбилея Фридриха II. Если же Ангела Меркель и вступает на эту зыбку почву, она делает это в первую очередь как глава государства.

Людовик II и политика экономии

Замок Нойшванштайн


Так было 9 февраля, когда она согласилась произнести небольшую речь по случаю выпуска монеты в 2 евро с изображением замка Нойшванштайн, который возвел Людовик II Баварский. «За экстравагантные пристрастия Людовика пришлось заплатить цену. Слишком высокую цену, потому что их стоимость намного превышала финансовые возможности королевства. Таким образом, сегодня эта памятная монета должна стать для нас предупреждением. Нам всем нужны прочные государственные финансы», — отметила она. Людовик II как аргумент в пользу политики экономии, подумать только... Хотя зачем вообще выпускать монету в память о таком дорогом здании? «Чтобы привлечь туристов», — не моргнув глазом отвечает Меркель.

Как бы то ни было, ее осторожность в отношении к немецкой истории не подвела ее к тому, чтобы заморозить всегда вызывавший огромные споры проект: реконструкцию замка прусских королей в центре Берлина. В 1950 году коммунистический режим снес его и возвел на его месте Дворец республики, который простоял до объединения страны, когда его разрушили под предлогом того, что в строительной смеси применялся асбест.

Также по теме: Триумф действия

«Цивилизации свойственно разрушать памятники побежденного народа. А затем восстанавливать их, чтобы показать, что это было всего лишь временным явлением, — считает бывший директор берлинского музея немецкой истории Ганс Оттомейер (Hans Ottomeyer). — Кроме того, у нас восстановили немало замков после 1950 года».

Решение о реконструкции замка Гогенцоллернов было принято в Бундестаге в 2002 году при правительстве социал-демократа Герхарда Шредера (Gerhard Schröder), однако первый камень был заложен только 12 июня. Хотя президент Йоахим Гаук (Joachim Gauck) почтил церемонию своим присутствием, он (редкий случай) воздержался от каких бы то ни было речей по этому случаю.

Что еще удивительнее, на сайте организации, которая занимается реализацией проекта, не говорится ни о королях Пруссии, ни символическом значении замка. По официальной версии, история отходит на второй план, а главную роль играет благоустройство города: речь идет о том, чтобы дать столице достойный своего названия центр.

Прощание с ГДР

«Этот замок, где обитали прусские короли вплоть до ухода Вильгельма II в 1918 году, не вызывает никаких особенных чувств у народа. Сторонники реконструкции на самом деле просто хотят закрыть станицу его сноса в 1950 году и разрушения Дворца республики. Они стремятся распрощаться с ГДР и укрепить связи с историей Германии до 1933 года. Сейчас, когда Пруссия по-настоящему мертва и является чисто исторической сущностью, о ней можно спокойно говорить без страха обвинений в реакционизме и ностальгии», — полагает Этьен Франсуа.

Кроме того, замок не будут реконструировать в его изначальном виде. Хотя три из четырех фасадов будут выглядеть точно так же, как и разрушенные, четвертый приобретет новый облик. Чтобы окончательно закрыть рот критикам, новый замок будет называться Форум Гумбольдт и станет музеем произведений неевропейского искусства, которые в настоящий момент выставлены в удаленном от центра столице районе Далем.

Кроме того, Германия — это не Пруссия. «На самом деле существует две Германии. Одна повернута на север и Атлантику, а другая — на юг, к континентальной Европе», — объясняет Ганс Оттомейер. Для жителя Мюнхена или Штутгарта Берлин всегда был чем-то далеким. До сих пор не редки случаи, когда баварский политик отказывается от министерского портфеля в столице.

Читайте также: Из первых рук

«В стране существуют существенные различия в восприятии прошлого на федеральном и местном уровне. На федеральном уровне обязательна политкорректность. На него смотрят из-за границы. Там подчеркивают отрыв от прошлого. В то же время на местном уровне все гораздо свободнее. Чаще говорят о преемственности», — объясняет Этьен Франсуа. Так, хотя проекту восстановления берлинского замка очень непросто привлечь частных спонсоров, начавший работу в 1990-х годах комитет по восстановлению дрезденской Фрауэнкирхе смог в полной мере положиться на патриотизм местного населения.

Местный патриотизм

Ежегодный пивной фестиваль «Октоберфест» в Мюнхене


В Германии не отваживаются гордиться тем, что они немцы, однако при этом никто не стесняется выражать гордость своей малой родиной. Вот вам и наглядный пример этой дихотомии: федеральное правительство с огромной неохотой занимается подготовкой мероприятий по случаю столетия Первой мировой войны, тогда как в немецких землях подобные инициативы множатся как грибы после дождя. Точно также, 18 октября в Лейпциге должна состояться масштабная реконструкция (десятки тысяч участников) Битвы народов по случаю 200-летия знаменитого сражения.

Еще одним значимым примером «местного патриотизма» служит культура. Сегодня немецкая фольклорная музыка вновь переживает расцвет, хотя в прошлом была запрещена по обе стороны стены из-за того, что ей в свое время воспользовались нацисты. По всей стране немцы всех возрастов поют еще недавно забытые народные песни.

Получается, что хотя нацизм и оставил глубокую рану в самосознании немцев, они упорно трудятся, чтобы больше не стыдиться своей истории и национальности. Газета Bild недавно привела хороший пример этого нового взгляда на историю. Во время встречи с Марио Драги (Mario Draghi) в Берлине в марте 2012 года руководство самого популярного в Европе издания преподнесло председателю Европейского центрального банка казалось бы неуместный подарок: остроконечную каску 1871 года. Этот предмет, который более века служил символом прусского милитаризма, сегодня, по мнению Bild, должен «напомнить итальянцу о немецких достоинствах».

Годом ранее, когда Марио Драги только сел в кресло главы ЕЦБ, газета опубликовала фотомонтаж, «одев» на него точно такую же каску. Символика была совершенно прозрачной: этому человеку можно доверять. Складывается впечатление, что, по мнению Bild и его 12 миллионов читателей, хороший европеец непременно должен обладать пресловутыми «немецкими достоинствами».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.