В июле 1938 года генерал артиллерии Людвиг Бек писал в своем дневнике по поводу будущей войны: «Мысли о «молниеносной войне» - это безумная мечта. История современных войн говорит скорее о том, что скоропалительные наступательные операции в долгосрочной перспективе не приносят успеха».

Вскоре после этого Бек покинул пост начальника Генерального штаба, что, впрочем, не было связано с его мнением по поводу войны. Кстати, еще за год до этого командующий военно-морскими силами, генерал-адмирал Эрих Рэдер, в одном докладе также отрицательно высказался по поводу концепции «блицкрига». По его словам, «это иллюзия – считать, что в одной-единственной крупной операции можно решить исход целой войны».

Войну, которую Гитлер развязал 1 сентября 1939 года нападением на Польшу, часто называют «блицкригом» – «молниеносной войной». Уже к 12 сентября – после поражения поляков под Радомом – командование Вермахта решило, что положение польской армии безнадежно. Когда 17 сентября началось вторжение Красной армии в Восточную Польшу, исход  этого похода был окончательно решен. 18 сентября польское правительство бежало в Румынию, а 6 октября последние силы польской армии сложили оружие.

немецкие танки pz II и pz 38, Вторая мировая война


Уроки из Плана Шлиффена


Во втором томе монументальной работы «Немецкий рейх и Вторая мировая война» немецкого военно-исторического отдела при Министерстве обороны польская операция тоже названа «блицкригом». Однако этот том был издан в 1979 году. 16 годами позже историк, сотрудник отдела Карл-Хайнц Фризер доказал в своей сенсационной работе «Легенда о “блицкриге”», что ни Гитлер, ни его генералы до неожиданно быстрого завоевания Франции в мае-июне 1940 года не планировали никакой «молниеносной войны». «Быстрая война» против равного по силам противника (не говоря уже о более сильном) после провала Плана Шлиффена в 1914 году представлялась немцам опасной иллюзией.

Читайте также: Как проигравшие под Курском стали победителями

Если поход на Польшу все же представляется «блицкригом», то только из-за его скоротечности. Еще до нападения Красной армии, то есть в течение всего пары недель польская армия была повержена – притом, что в 1920 году она вполне успешно противостояла советским войскам. Тому было четыре причины: традиции, руководство, техническое превосходство и польский военный план.

Конечно,  Вермахт сделал ставку на стремительность операции, но в ее основе лежала не концепция, а скорее многолетний опыт боевых действий. Еще со времен войн Фридриха Великого прусско-немецкие военачальники занимались вопросом, как их страна, занимающая выгодное геостратегическое положение, но не имеющая значительных ресурсов, могла бы успешно вести военные действия сразу на нескольких фронтах. Казалось, что Фридрих дал ответ на этот вопрос: благодаря хорошо обученным войскам и их гибкому руководству, которые были бы в состоянии побеждать в решающих сражениях еще до того, как на боевые позиции подтянутся более мощные силы противника.

Танки без пушек


Этот вопрос немецкому военному руководству пришлось решать и в 1939 году. Через три дня после нападения на Польшу Франция и Великобритания объявили войну Германии. Однако на западе у немцев были дислоцированы лишь несколько «второсортных» частей, которые не смогли бы по-настоящему противостоять противнику. Для войны на два фронта у Германии не было никаких ресурсов. Поэтому ей было совершенно необходимо как можно скорее завершить войну в Польше, чтобы оперативно перекинуть основные силы на запад.

С этой целью военное руководство задействовало весь свой оперативный и стратегический потенциал. Обе армии были примерно равны по силам. Германия располагала полутора миллионами солдат (против 1,3 миллиона у Польши). Но хотя процесс вооружения Вермахта был еще далеко не окончен, а резервов у него практически не было (так, танковые дивизии отправились в поход, не имея в своем распоряжении ни одной пушки), они все равно были обеспечены лучше польских сил. Кроме того, немцы располагали военно-воздушными силами (люфтваффе), имевшими не только качественный, но и количественный перевес (3600 против 750 машин).

Немецкий истребитель J-87, Вторая мировая война


Также по теме: Гейнц Гудериан - «маршал вперед» Гитлера


В распоряжении немецких войск были танки и люфтваффе, ставшие впоследствии символами «блицкрига» – пусть даже эта техника была сильно устаревшей. Кроме того, они были абсолютно четко, гибко и к тому же совершенно безжалостно задействованы (это наглядно показала бомбардировка Варшавы).

Но поляки сами сильно облегчили задачу Вермахта. Вместо того, чтобы сконцентрироваться на обороне отдельных хорошо укрепленных участков фронта, польское командование стремилось любой ценой удержать позиции по всему фронту. Таким образом, польские силы оказались рассредоточены и не смогли полноценно противостоять немцам.

Поворот в войне наступил лишь после победы на западе


К тому же не сработал политический расчет, крывшийся за этой стратегией. Надежды поляков на вмешательство западных стран в боевые действия не оправдались, в то время как опасения немцев перед такой перспективой заставляли их действовать еще стремительнее.

Однако быстрого успеха в Польше оказалось недостаточно для того, чтобы командование Вермахта стало мечтать о новых «блицкригах». Наоборот: планы по нападению на западном направлении разрабатывались весьма тщательно и основывались на силу немецкой пехоты.

Лишь инициатива генерала Эриха фон Манштейна направить семь из десяти танковых дивизий, находившихся в распоряжении Вермахта, через Арденны и атаковать западных противников с тыла, открыла новые перспективы. По настоянию Гитлера немецкий генеральный штаб взялся за разработку соответствующей операции, получившей название «Sichelstich» («удар серпом»), да и то этот план предусматривал вариант по отходу танков обратно.

Миф о «молниеносной войне» возник вследствие неожиданно быстрого поражения Франции в мае 1940 года. После победы над самой мощной военной державой Европы у немецкого командования исчезли последние сомнения в собственной мощи, и возникла стратегическая концепция «блицкрига» (как ее назвал Фризер) по завоеванию всего мира и, в частности, Советского Союза. Таким образом, план «Барбаросса», разработанный в 1941 году, задумывался как гигантский «блицкриг». Однако ему было суждено закончиться для Гитлера полной катастрофой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.