Редко бывает, чтобы у иностранного диктатора не нашлись во Франции свои почитатели. Одни находятся у него на содержании и служат инструментами воздействия на общественное мнение. Другие же презирают предполагаемую слабость и безвольность нашей либеральной демократии и мечтают о сильном лидере.

От Гитлера до Сталина, от Мао до Кастро — это явление возникло отнюдь не вчера. Еще совсем недавно Ахмадинежад и особенно Чавес вызывали неподдельное восхищение у разнородной группы антилибералов всех мастей, которых объединяет лишь общая ненависть к Америке.

Путин — последний бастион белого и христианского Запада

Уход первого и смерть второго оставили многих из них «сиротами», лишив обожаемого деспота.

С этой точки зрения будет чрезвычайно интересно рассмотреть недавние изменения в восприятии Владимира Путина со стороны части общественного мнения во Франции.

По всей видимости, в представлении правых антилибералов Владимир Путин все больше начинает походить на последний оплот белого и христианского Запада на пути двух главных угроз: исламизма и падения нравов.

Этот образ возник уже давно, однако получил самое широкое распространение после двух последних инициатив российского лидера: принятия новых законов против гомосексуалистов и борьбы против военного вмешательства в Сирии.

Читайте также: Путин заменил Чавеса и Ахмадинежада

Россия на страже золотого века

Первый момент воспринимается как символ власти, которая принимает свой общественный консерватизм в историческом симбиозе с православной церковью. На фоне порочной Европы и полуханжеской/полуанархистской Америки Россия предстает как страж золотого века, времен, когда еще не было никакой ЛГБТ-революции.

Второй пункт связан с образом лидера, который осознает существование мировой исламистской угрозы и готов дать на нее жесткий ответ. Если Запад позволил исламу пустить корни внутри собственных границ и готов поддержать исламистов в борьбе против диктаторов, то Путин якобы проводит у себя наступательную христианскую политику (напомним все же, что часть населения России исторически придерживается мусульманской веры), и разыгрывает карту более-менее светских диктаторов против исламистских мятежников в международной игре.

Ограничение личных свобод

Образ Путина становится тем привлекательнее, что недостаток демократии и ограничение личных свобод в России практически не ставятся ему в вину. Вообще, существует укоренившееся мнение (причем далеко не только в кругах правых антилибералов) о том, что русский народ еще не созрел для демократии, и что огромной Россией можно управлять лишь силой.

Кроме того, Путина обычно воспринимают как человека, который навел порядок в России после хаоса ельцинских лет.

К тому же, если все ограничения свобод сводятся в основном к наказанию «кощунства» Pussy Riot и запрета «пропаганды» гомосексуализма, то в этом нет ничего страшного: новым друзьям президента Путина очень хотелось бы аналогичных мер во Франции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.