Президентам США и России стоило бы поблагодарить друг друга за обоюдные услуги по сирийскому кризису. Благодаря инициативе Путина Обама смог (по крайней мере, хоть на какое-то время) выбраться из глубокого болота, в которое его завели помпезные заявления. Российский лидер же в свою очередь все больше утверждается в статусе мастера ближневосточной игры.

Даже после подписания в Женеве соглашения между Россией и Америкой все лавры отходят Владимиру Путину, тогда как Барак Обама представляется проигравшей стороной. Колебания и нерешительность ударили по его имиджу в глазах сограждан и всего мира. Даже если в конечном итоге американская инициатива по передаче запрещенного сирийского оружия под международный контроль завершится успехом, заслуги опять-таки достанутся Путину.

Обама продемонстрировал нерешительность, что совершенно неприемлемо для лидера, который стремится стать мировым жандармом. Его колебания по Сирии под предлогом ожидания одобрения Конгресса заслуживает сравнения с некоторыми из его предшественников.

Рузвельту не потребовалось согласия Конгресса, чтобы вступить в войну после японской атаки на Перл-Харбор. Хотя ставки тогда были в разы выше. Кроме того, некогда никому неизвестный Гарри Труман, который унаследовал президентское кресло после смерти Рузвельта, не спрашивал у Конгресса позволения на атомную бомбардировку Японии, ставшую, без сомнения, одним из самых серьезных исторических решений. Чуть позже Кеннеди пошел на риск третьей мировой войны, перекрыв путь направлявшимся на Кубу советским судам с ядерными ракетами.

Во всех этих случаях речь шла о несравнимо более серьезной опасности, чем потенциальное неодобрение со стороны Путина или Конгресса. Да, общественное мнение тоже выступает против американских ударов. Однако американцы (треть из них вообще не представляют, где находится Сирия) поглощены прежде всего своими внутренними проблемами и совершенно не интересуются происходящим в этом отдаленном регионе. Кроме того, не забыли они и солдатах, которые сложили головы во Вьетнаме, Афганистане и Ираке. И даже обещания не отправлять в Сирию американских военных не смогли окончательно никого успокоить.

То есть, речь идет о возвращении к изоляционизму, которого придерживались президент Вильсон до Первой мировой войны и даже Рузвельт перед Перл-Харбором? Утверждать что-то пока рано, но и игнорировать подобную возможность тоже нельзя.

Как бы то ни было, одно можно сказать наверняка: самые известные и опасные диктаторы ликуют. Огромную дипломатическую и информационную победу одержал не только Путин: Башар Асад тоже ведет себя как победитель, делает все новые помпезные заявления и даже ставит условия для реализации российской инициативы. В частности он требует, чтобы ему перестали угрожать, отхода американских военных судов и отказа Израиля от некоторых видов оружия.

Придала ситуация уверенности и Ирану с его ядерной программой («Мы никогда от нее не откажемся»). Северная Корея тоже не осталась в стороне и вновь возобновила работу завода по производству плутония. Раз американские угрозы оказались пшиком, давайте этим воспользуемся, говорят себе они.

В том, что обещание президента Сирии отказаться от химического оружия вызывает немало сомнений, нет ничего удивительного. Он в полной мере заслуживает недоверия в отличие от его отца, который хоть и был жестоким диктатором, но всегда держал свое слово.

Таким образом, планы по контролю над незаконным оружием и его ликвидации могут ничем не закончиться, несмотря на взятые на себя Асадом обязательства. По мнению международных экспертов, на уничтожение сирийского химического арсенала может потребоваться больше десяти лет. Эта оценка основывается на американском прецеденте: инициатива по уничтожению химического оружия в США стартовала в 1990-х годах, но завершится только к 2023 году. Это не говоря уже о ее предполагаемой стоимости в 35 миллиардов долларов. Кроме того, хотя американский арсенал намного больше сирийского, он не так сильно разбросан по стране. Асад же в свою очередь разбросал запасы оружия по полусотне складов, чтобы запутать следы. Выполнение этой задачи поручено «отряду 450», который действует в обстановке строжайшей секретности и подчиняется лично Асаду.

Не стоит удивляться, что проект ликвидации этого оружия не приносит должного успокоения соседним государствам, а именно Турции, Саудовской Аравии, ОАЭ и, разумеется, Израилю.

Еврейское государство полагает, что из-за безразличия или даже слабости Запада оно может остаться один на один с Сирией и ядерным Ираном. Все это, вероятно, подвигло премьер-министра Нетаньяху на следующее заявление: «Нам никто не поможет лучше нас самих». Так рискнет ли Израиль действовать в одиночку против ядерного проекта Ирана, не имея возможности положиться на американцев?

В этот самый момент иностранные СМИ и в первую очередь Foreign Policy (быть может, отнюдь не случайно) написали о том, что Израиль и сам обладает химическим оружием, которое хранится на секретном заводе неподалеку от города Нес-Циона. Эти сведения так и не получили подтверждения, однако стоит вспомнить, как в прошлом шпиона-коммуниста Маркуса Кляйнберга, который был замдиректора «одного завода в Нес-Ционе», обвинили во время процесса в том, что он «причинил серьезнейший ущерб Израилю».

В таких условиях израильтяне, которые сохраняют нейтралитет в сирийском кризисе, спокойно, но и не без скептицизма смотрят на текущее развитие событий. И подобно американскому госсекретарю Джону Керри задаются вопросом, не окончится ли все новым Мюнхеном.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.