Atlantico: 20 сентября начинает работу очередная экологическая конференция. НКО и экологии ждут выступления Франсуа Олланда так как считают, что в настоящий момент этим вопросам уделяется недостаточно внимания. В 2010 году, то есть в самый разгар кризиса, бывший президент Николя Саркози сделал такое заявление по поводу экологии на сельскохозяйственном салоне: «Все начинает складываться». Кризис вытеснил на второй план проблему экологии?

Франсуа Лафарг
: Экономический кризис и существенный подъем безработицы, без сомнения, давят на избирателей в государствах ОЭСР. В частности стоит вспомнить о выборах в США в ноябре прошлого года, когда кандидат Обама отложил в сторону все крупные экологические инициативы, о которых он говорил за четыре года до этого. Разработка сланцевых месторождений газа и нефти в США и Китае связана с необходимостью создать рабочие места и получить дешевые энергоресурсы, хотя в таком случае и игнорируются губительные последствия интенсивной добычи углеводородов с помощью гидроразрыва.

Во Франции сторонники ядерной энергетики говорят о тысячах рабочих мест в этом секторе, чтобы тем самым избежать любых споров насчет его функционирования. Николя Саркози, как и многие другие, считает, что экология должна основываться на просветительской работе, а не санкциях (налоги и ограничения).

— Реализация экологической политики стоит очень дорого. Но действительно ли решение принести экологию в жертву объясняется финансами, или же все-таки связано с общественным мнением, которое в кризисный период беспокоят совершенно иные проблемы? Политики потеряли к ней интерес?


— Кризис вовсе не похоронил экологию. Партии зеленых в Европе по-прежнему утверждают, что справиться с кризисом не получится, не изменив наше поведение. Это касается в частности теорий об осознанном сокращении экономики и более рациональном использовании ресурсов и в первую очередь воды.

В Германии отказ от ядерной программы стал результатом всеобщего консенсуса, хотя промышленность и недовольна тем, что ей дали крайне мало времени для остановки ядерных реакторов.

В развивающихся странах складывается совершенно иная точка зрения, так как для них приоритетом является экономический рост. Индия сейчас формирует мощный промышленный сектор с высоким потреблением энергоресурсов (в частности это относится к черной металлургии и автомобильному производству) и вышла по этому показателю на 4-е место в мире. Таким образом, она заинтересована в мирном атоме в той же степени, что и Китай.

— Ошибочно ли откладывать этот вопрос в долгий ящик?

— Переходный процесс в энергетике — не революция в том плане, что речь идет не о резких, а постепенных изменениях. И это может создать ощущение, что дело продвигается медленно. Защита окружающей среды зачастую воспринимается не как улучшение условий жизни и здоровья граждан, а как комплекс ограничительных мер и дополнительных налогов.

Чистые и возобновляемые источники энергии пока еще используются крайне мало: на них сегодня приходится 8% от всей выпускаемой в мире энергии. Предыдущие энергетические революции (угольная в XIX веке и нефтяная в XX веке) продвигались крайне быстро, потому что их преимущества были абсолютно бесспорными, как в плане стоимости, так и в плане простоты применения. Сегодня процесс продвигается сложно, потому что возобновляемая энергетика трудна для реализации, требует больших капиталовложений и не всегда дает ощутимые преимущества.

— Как обстояли дела с экологической политикой у наших европейских соседей во время кризиса?


— Во всех европейских странах ситуация сложилась по-разному, но ни одна из них не стала ничего резко менять. Экология — это не только политический, но и культурный вопрос. Даже те страны, которые серьезно пострадали от кризиса, например, Франция, продолжают применять эту политику на практике.

— Считается ли, что экология несовместима с экономикой? Оправдана ли такая точка зрения?

— По всей логике, избирателей в первую очередь беспокоит занятость и покупательная способность, а не экология. Тем не менее, экология и создание рабочих мест не так уж несовместимы в связи с появлением новых отраслей, таких как производство более эффективных изоляционных материалов. Взгляните, например, на компанию Bolloré, которая открыла в Бретани новый завод по выпуску аккумуляторов.

Многие предприятия вкладывают средства в развитие новых технологий. В частности это касается Veolia, которая активно работает в Азии и вносит вклад в повышение энергоэффективности общественного транспорта. Так, например, она разработала систему для сбора кинетической энергии, которая выделяется при торможении поезда метро и затем может использоваться для питания следующего.

Франсуа Лафарг, доктор геополитики и политических наук

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.