Я не голландец, но в 1976 году моя семья переехала в Нидерланды. Хотя моим одноклассникам тогда было всего по семь лет, большинство из них добирались до школы самостоятельно. Позже в нашем городе появились «кофейни», где стали легально продавать наркотики.

Я покинул Голландию в возрасте 16 лет, но в 1999 году я вернулся туда, чтобы прожить там зиму и собрать материал для моей книги. Тогда же я подсел на одно телевизионное шоу, участники которого жили в доме, где везде были расставлены камеры. Да, именно голландцы придумали «Большого брата». В 2001 году Голландия стала первой страной, легализовавшей однополые браки и эвтаназию. 

Во времена моей юности голландцы считали себя «страной-ориентиром» - своего рода продвинутой моделью, которой должны следовать другие страны. Тогда я считал их позицию чрезмерно самодовольной, однако теперь я понимаю, что они были правы. Голландцы первыми внедрили те явления, которые стали характерными чертами 2013 года: велосипеды в городах, легальные слабые наркотики и однополые браки. Полагаю, что следующим изобретением голландцев, которое скоро возьмут на вооружение другие страны, станет легальная эвтаназия.

В этом году однополые браки постоянно попадали в заголовки газет, однако повсеместное сворачивание «войны с наркотиками» также заслуживает внимания. Я был поражен, когда министр юстиций США Эрик Холдер (Eric Holder) сказал следующее: «Сейчас, когда так называемая война с наркотиками вступает в свое пятое десятилетие, мы должны спросить себя, была ли она и методы, которые она в себя включает, по-настоящему эффективными».

Они не были эффективными. В 1998 году Генеральная ассамблея ООН провела специальное совещание под лозунгом «Мир, свободный от наркотиков. Мы можем этого добиться!» С тех пор мировой уровень потребления наркотиков резко вырос. Между тем «война с наркотиками», начатая Ричардом Никсоном, несет только опустошение. Джон Коллинз (John Collins), эксперт по вопросам борьбы с наркотиками в Лондонской школе экономики, приводит лишь несколько примеров: переполненные американские тюрьмы, эпидемия ВИЧ в России и 40 лет насилия в Латинской Америке.

Неудивительно, что в июне 34 страны, входящие в состав Организации американских государств, сошлись во мнении о необходимости «рассмотрения новых подходов» к наркотикам. Сейчас Уругвай создает первый в мире полностью легальный рынок марихуаны. К штатах Колорадо и Вашингтон разрешено курить марихуану для того, чтобы расслабиться. И их примеру могут скоро последовать другие штаты. Холдер призвал ввести более короткие тюремные сроки для наркодилеров. Еще одним знамением времени стала новая голливудская комедия под названием «Мы – Миллеры», в которой мелкий торговец марихуаной пытается перевезти свой товар из Мексики в США. Голливуд решился обыграть эту тему и сделать ее основой комедии только потому, что общественное мнение постепенно приближается к позиции голландцев.

Законодатели в Голландии - вовсе не хиппи-наркоманы. Они легализовали наркотики, потому что они здравомыслящие реалисты. Они понимают, что жизнь - довольно сложная штука и что в ней не бывает идеальных решений. Когда в 1960-х годах началась эпидемия курения марихуаны, они собрались и долго совещались, придя, в конце концов, к решению о том, что управлять продажей мягких наркотиков гораздо легче, чем симулировать борьбу с ними. Сделав продажу марихуаны легальной, они смогли исключить некоторых преступников из сети поставок. В легальных точках продажи невозможно купить тяжелые наркотики. Американский подросток, покупающий травку у своего дилера, как правило, может купить у него и другие, более тяжелые наркотики. А голландский подросток не может. Сегодня уровни употребления марихуаны и героина в Голландии намного ниже уровней употребления этих наркотиков в США, а наркобанды там не расстреливают друг друга на велосипедных дорожках. В Нидерландах нет вседозволенности. Там господствует прагматизм.

Следующей в большой мир может выйти эвтаназия. Сейчас на Западе бушует эпидемия болезни Альцгеймера. По данным Ассоциации Альцгеймера, с 2000 по 2010 год число американцев, умирающих от этого заболевания, выросло на 68%, тогда как число смертей от других заболеваний снизилось. По некоторым оценкам, сегодня этим заболеванием страдают около 5,2 миллиона американцев. А лекарства от этой болезни так и не изобрели.

Мне довелось своими глазами увидеть, что из себя представляет болезнь Альцгеймера. В одном доме престарелых, где я бываю, некоторые пациенты не разговаривают уже много. Лично я предпочел бы умереть. Я бы также очень не хотел, чтобы мои родственники были вынуждены годами заботиться о моем бессознательном теле. Директор этого дома престарелых рассказал мне об одной престарелой женщине, которая привезла к нам своего престарелого мужа и совершенно спокойно сказала: «Я больше не справляюсь. Либо вы дадите ему место, либо мы вернемся домой, и произойдет двойное самоубийство».

Эвтаназия происходит повсюду, независимо от того, легальна она или нет. Но голландцы поняли, что, если ее легализовать, ее будет легче контролировать. Летом этого года один мой голландский друг умирал медленной и неизбежной смертью. Тогда я понял, сколько формальностей нужно соблюсти, чтобы получить право на эвтаназию: умирающий пациент, страдания которого стали невыносимыми, может добиться эвтаназии в том случае, если он обратится к своему доктору с такой просьбой, находясь в ясном сознании. После этого проводится консультация с другим доктором. В других странах доктора не обсуждают эвтаназию открыто: вместо этого они ведут двусмысленные беседы о больших дозах морфина – зачастую с родственниками пациента, а не с ним самим.

Отношение жителей Запада к эвтаназии постепенно меняется. Сегодня примерно 51-70% американцев поддерживают легализацию эвтаназии, в зависимости от того, как сформулирован вопрос. Президент Франции Франсуа Олланд хочет легализовать ее уже в этом году. Его оппоненты, несомненно, будут кричать о специальных комиссиях, которые будут убивать бабушек. Но, как всегда, чтобы разумно организовать этот процесс, нужно обратиться к опыту голландцев. Печалит только то, что, создав мир 2013 года, голландцы остановились и больше не занимаются созданием мира 2033 года. Интересно, какая страна возьмет на себя роль мировой социальной лаборатории.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.