Афганские войска сейчас переживают самый тяжелый период с момента начала войны в Афганистане 12 лет назад.

Так происходит, потому что в связи с выводом американских войск с территории страны афганцы столкнулись с необходимостью вести войну несколько иначе.

Действия Талибана становятся все более агрессивными. Силы коалиции, с уходом которых Афганистан лишается военного оборудования и современных программ подготовки, оставляют афганские войска наедине с их неспособностью воевать и спасать жизни тяжело раненных военнослужащих.

Согласно данным, предоставленным силами коалиции, на протяжении всего лета афганские силы – в том числе армия, национальная полиция и местные полицейские отряды самообороны – еженедельно теряли более 100 человек убитыми и около 300 человек ранеными в результате атак боевиков.

Потери сил коалиции колебались между 13 и 27 военнослужащими в месяц с момента возобновления боев весной 2013 года.

Сейчас число погибших афганских военнослужащих в три раза превышает общие потери сил Афганистана и коалиции в 2010 и 2011 годах, когда США потеряли наибольшее число своих солдат.

Генерал-лейтенант американской армии Марк Милли (Mark Milley), глава Объединенного командования международными силами содействия безопасности, считает, что уровень потерь личного состава войск Афганистана «приближается к уровню, который мы наблюдали во Вьетнаме».

По словам официальных лиц, Кабул перестал сообщать о числе жертв среди военнослужащих, чтобы не подорвать моральный настрой войск. Однако афганские чиновники сообщают, что с прошлого года число потерь личного состава полиции и армии существенно выросло, сделав 2013 год самым кровавым годом для афганской армии с момента прибытия в страну сил коалиции в 2011 году.

Президент Афганистана Хамид Карзай (Hamid Karzai) высказался по поводу кровопролития в своем публичном выступлении во вторник, 17 сентября. «Я каждый день читаю отчеты об обстановке с безопасностью, в которых сообщается о том, что за день было убито четыре или пять мирных граждан, 14-15 военнослужащих сил национальной безопасности Афганистана и более 35 или даже 45 талибов, - сказал он. – Каждая из этих смертей печалит меня, потому что все они – афганцы».

«Сколько еще будет длиться такая ситуация?» - добавил он.

Пока силы коалиции готовятся к уходу из Афганистана, который должен состояться в следующем году, некоторые командующие коалиционными войсками предупреждают, что с учетом нынешнего уровня потерь афганская армия не сможет продержаться на протяжении длительного периода времени. 

Согласно данным, предоставленным Wall Street Journal силами коалиции, афганская армия ежегодно теряет 34,8% своего личного состава в связи с тем, что солдаты дезертируют, погибают в боях или уходят из армии в связи с ранениями или окончанием срока службы.

Представители коалиции считают, что афганцы набирают достаточное число солдат и сотрудников полиции, чтобы компенсировать высокий уровень потерь.

Однако по причинам, не связанным с численностью войск, такая тенденция, возможно, не сможет сохраняться долго. «В числе общих потерь вы лишаетесь опытных бойцов», - подчеркнул Энтони Кордесман (Anthony Cordesman) из Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies) в Вашингтоне.

Тем не менее, по словам генерала Милли, высокий уровень потерь вовсе не означает, что афганская армия сейчас находится на грани краха.

«Способность справляться с потерями напрямую связана и политической целью, которую требуется достичь, - сказал генерал Милли. – Что касается афганцев, они сражаются за свою страну. Они сражаются за само существование своего будущего».

С уходом американских войск из страны характер этой борьбы несколько меняется.

В прошлом боевики, как правило, воздерживались от широкомасштабных сражений, поэтому афганская армия несла наибольшие потери в результате взрыва придорожных мин. 

Летом этого года, хотя придорожные бомбы продолжали уносить множество жизней афганских военнослужащих, Талибан гораздо чаще стал вступать в открытые бои, в которых порой приминали участие по нескольку сотен боевиков.

По словам представителей коалиции, теперь около половины своих потерь афганская армия несет в результате непосредственных перестрелок с боевиками.

Хотя афганские солдаты теперь подвергаются гораздо большей опасности, чем прежде, именно афганская полиция, местные отряды самозащиты и контрольно-пропускные пункты принимают на себя главный удар со стороны боевиков, как говорит генерал-майор Корпуса морской пехоты США Джозеф Остерман (Joseph Osterman), глава управления операциями объединенного командования коалиционных сил.

Рядовой Вахидулла, 23-летний солдат афганской армии, который, подобно рядовому Абидину, называет себя только по имени, попал в перестрелку, инициированную талибами, и остался в живых.

«Я просто сидел в Ford Ranger, перекинув ногу через дверцу багажника», когда по его автоколонне, двигавшейся в восточной провинции Газни, был открыт огонь. 

Пуля попала ему в ногу. Его сослуживцы быстро среагировали и доставили его в пункт оказания медицинской помощи. В этой перестрелке один солдат погиб и трое были ранены.

В прошлом вертолеты коалиции доставляли раненых из числа афганских военнослужащих в хорошо оснащенные полевые госпитали в течение всего одного «золотого часа», что позволяло спасать множество жизней. 

С закрытием американских баз и выводом войск процент выживших резко снизился. Раненых афганских солдат теперь, как правило, перевозят по дорогам.

«Пациенты прибывают в госпитали слишком поздно, когда они уже потеряли много крови и у них начался геморрагический шок, в результате чего они умирают», - объяснил генерал Сайед Азими (Syed Azimi), возглавляющий Кандагарский региональный военный госпиталь, главный военный госпиталь на юге страны.

Лечение раненых солдат также представляет собой довольно сложную задачу. Хотя госпиталь генерала Азими считается лучшим лечебным учреждением на юге страны, в нем нет компьютерного томографа, нейрохирурга и даже офтальмолога, чья помощь требуется при особо тяжелых ранениях.

Госпиталь во многом зависит от Международного комитета Красного Креста, который оказывает помощь в лечении пациентов с ампутированными конечностями - при этом травматической ампутации подвергается большинство солдат, получивших ранения в этой войне.

Афганцы сталкиваются с массой сложностей в процессе последующего врачебного наблюдения. В начале августа капитан афганской армии Хамидулла попал в перестрелку в провинции Гильменд. В течение 10 минут после ранения его подобрал вертолет коалиции и доставил его в госпиталь сил коалиции в Кандагаре.

Он потерял глаз и получил ранение в голову. Теперь он оказался предоставленным самому себе.

Находясь у себя дома, в восточной провинции Нанграхар, он сказал, что ему приходится занимать деньги у своих родственников, чтобы оплатить курс восстановительного лечения в Индии. «Жизнь бесценна, и я должен получить лечение там, где смогу», - добавил он.

У правительства Афганистана нет достаточного количества средств, чтобы заботиться о раненых ветеранах и искать тех, кто погиб в боях.

Правительство отправляет тела погибших солдат их семьям в безопасные районы, однако семьям, проживающим на территориях, захваченных талибами, приходится вывозить своих мертвых родственников на такси и частных автомобилях, что требует серьезных денежных затрат.

США и их союзники занимались обучением афганской армии в течение нескольких лет. Они также начали доставлять в Афганистан оборудование, необходимое афганской армии для защиты страны.

Тем не менее, все усилия афганской армии пока не помогли решить проблему придорожных бомб, которая представляла собой серьезную угрозу для войск коалиции с самого начала войны. 

Майор Хамидулла, военный врач, возглавляющий травматологическое отделение регионального военного госпиталя в провинции Пактия на востоке Афганистана, сообщил, что число жертв придорожных бомб и обстрелов выросло на 50% по сравнению с прошлым годом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.