South China Morning Post: Каким образом различные литературные традиции повлияли на ваше творчество?

Мо Янь: Каждый писатель в Китае подвергается влиянию китайской литературы и западной литературы. Что касается китайской литературы, то она влияет на авторов по двум направлениям. Одни писатели попадают под влияние стихов династии Тан и романов династий Мин и Цин, другие находятся под влиянием народных сказаний. В моем случае народные сказания оказали больший эффект на мое творчество.

 

- В вашей нобелевской речи Вы много говорили о своей матери. Вы упомянули о том, что после ее смерти Вы были убиты горем и решили написать роман, посвященный ей («Большая грудь, широкий зад», 1997 год). Почему Вы считаете, что мать – это «последний спаситель», способный на «настоящее сострадание»?

- Женщину делают великой ее материнские качества. Сила материнства способна «двигать горы и наполнять моря», ничто не может остановить ее. Персонаж «матери» в этом романе вышел за рамки классов, он передает стиль романов предыдущих десятилетий.

Китайские романы, опубликованные после 1949 года, слишком сильно выделяют политическую сторону и социальное происхождение человека. Они просто искажают и игнорируют описание человеческой натуры. Женщина играет важную роль в моем творчестве.

Мой опыт подсказывает мне, что когда вы попадаете в трудную ситуацию или ваш разум в смятении, именно женщина придет и успокоит ваше сердце. Женщины восстанавливают все разрушенное мужчинами.

 

- Вы начали писать в 1980-х годах. Что Вы думаете сейчас о той эпохе и ее культурных условиях, когда оглядываетесь назад?

- 1980-е годы были золотым периодом в литературе, и мне очень недостает того времени. Тогда для писателей было много запретных тем, которым они хотели бросить вызов. Такое рвение вдохновляло их творчество и воображение.

Но я не имею в виду, что эти табу дали подъем хорошим работам в литературе. Фактически я никогда не говорил ни о чем подобном. Я просто даю вам реальную картину того периода.

 

- В Вашем романе «Лягушка» вы критикуете политику планирования семьи Китая. Сейчас в некоторых районах Китая родителям, которые были единственными детьми в семье, разрешается иметь более одного ребенка. Как Вы относитесь к такой перемене?

- Когда я начал работу над романом, я намеревался не критиковать политику планирования семьи, а изобразить персонаж «Тетушки». Прошло уже более 30 лет с тех пор, как Китай ввел политику одного ребенка. На самом деле она позволяет деревенским семьям иметь второго ребенка. Если первой родилась девочка, то семья может иметь второго ребенка через восемь лет. Но если их первый ребенок – мальчик, то иметь второго ребенка не позволяется. Конечно же, в способах реализации такой директивы были расхождения. Некоторые случаи были просто вопиющими.

Я не считаю, что писатель должен избегать социальных тем. Но я также думаю, что автор не обязан писать о серьезных и запутанных проблемах общества. Некоторые писатели прекрасно разбираются в истории, поэтому им лучше всего удаются исторические романы. Так же и людям с богатым воображением хорошо дается научная фантастика. На мой взгляд, их работы тоже имеют высокую ценность.

Естественно, нам также нужны писатели, фокусирующиеся на серьезных и чувствительных проблемах. Я считаю, что они тоже играют свою общественную роль.

 

- Вы посещали Гонконг несколько раз. Какие у Вас сложились впечатления о городе? Каких местных авторов Вы знаете?

- Я бывал в Гонконге несколько раз, но каждый мой приезд сюда проходил в безумной спешке. Для меня Гонконг – это энергичный, бурлящий город, и, конечно, это очень цивилизованное место. Но лично я, как человек, который долгие годы прожил в деревне, чувствую себя не в своей тарелке в таком суетном мегаполисе. Я чувствовал себя подавленным, гуляя по узким улочкам между небоскребами, не в состоянии даже увидеть небо.

Но, конечно, когда ты привыкаешь к новому месту, то перестаешь отличать его от других. Точно так же, если вы приедете в мой родной город и увидите пустынное и плоское плато, простирающееся до горизонта, вы можете почувствовать пустоту.

Из гонконгских авторов, известных мне, я знаю Си Си, писательский псевдоним поэта Чжан Яня, а также Вонг Бик-вана, Дунг Кай-чунга, Лау И-чунга и, конечно же, Цзинь Юна.

Я глубоко уважаю этих людей. Они пишут замечательно и у каждого есть свой неповторимый авторский стиль.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.