Мне посчастливилось принять участие в работе 10-го ежегодного форума Ялтинской европейской стратегии, который прошел в эти выходные. Я присутствовал на этой конференции во второй раз, и богатство аудитории вызвало у меня подлинное замешательство. Шимон Перес. Тони Блэр. Билл и Хиллари Клинтон. Дэвид Петреус. Бывший министр финансов США Ларри Саммерс (Larry Summers). Это было настоящее сборище «кто есть кто» 21-го века. Но кроме возможности поглазеть на знаменитостей, Ялта является важным форумом для обсуждения вопроса о месте Украины в мире. Там присутствовали влиятельные фигуры из ЕС, такие как Карл Бильдт (Carl Bildt) (министр иностранных дел Швеции — прим. перев.) и еврокомиссар Штефан Фюле (Stephan Fule). Они выступили с речами, четко разъяснив, что еврочиновники думают о потенциале экономической евроинтеграции Украины.

На тот случай, если вы последние пять лет жили в глухой чаще, поясню. Украина ведет переговоры с ЕС, рассчитывая на заключение Соглашения об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли с Евросоюзом, и на конец ноября запланировано подписание этого соглашения, которое состоится в Вильнюсе. Сказать, что дискуссия на тему данного соглашения доминировала на встрече в Ялте, это равноценно заявлению о том, что война с фашистской Германией «доминировала» в повестке советского правительства в середине 1940-х годов. Это исключительно сдержанное высказывание. Да, было несколько заседаний на другие темы типа «Энергетическое будущее Северной Америки» или «Место Китая в мире». Но основная часть времени этой конференции, а также практически все самые важные дискуссии на многочисленных перерывах, когда участники могли свободно бродить по залам и общаться, были посвящены этому соглашению.

Как я уже попытался показать выше, украинское правительство было очень хорошо представлено на этом форуме, причем на самом высоком уровне. В Ялте присутствовали все — президент Украины, ее премьер-министр, министр иностранных дел, министр финансов. Это показатель того, насколько серьезно они воспринимают прошедшие на конференции дискуссии. ЕС также был представлен людьми с самого верха пирамиды власти.

Совершенно очевидно, что Россия проявляет определенный интерес к экономической политике Украины, в связи с чем она яростно пытается убедить эту страну отказаться от ЕС и отдать предпочтение Таможенному союзу. Российское правительство даже не пытается скрывать ни свое жесткое сопротивление Соглашению об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли, ни свои взгляды на возможные последствия от решения Украины подписать его. Российские доводы небезосновательны и имеют свои достоинства. Присутствуют ли там угрозы и самохвальство? Да, но угрозы и самохвальство всегда присутствуют в официальной позиции любого государства. Однако в основе московской критики лежат не громкие заявления о «славянском братстве», а детальные и конкретные технические замечания критического характера в адрес планируемого к подписанию в Вильнюсе соглашения. Не хочу удаляться от темы, но основной довод России состоит в том, что свободная торговля с Европой приведет к еще большему дисбалансу счета наличия иностранной валюты, который и без того в плачевном состоянии, а дефолт государства по долгам из потенциальной возможности превратится в практическую реальность. Если говорить об этом простыми словами, то Россия заявляет: «Если Украина хочет, она может интегрироваться с Европой. Но кому-то придется за это платить, а мы платить не собираемся ни в коем случае».

Проблема ялтинской встречи не в том, что аргументы России глупы или бессодержательны. Она в том, что на форуме практически никто эти аргументы не привел. Экономический советник Путина Сергей Глазьев был практически единственным российским представителем в Ялте. Ему пришлось решать неблагодарную задачу — в одиночку отстаивать позицию России против соглашения на конференции, где было полно громких и пронзительных сторонников подписания этого соглашения. И с учетом всех обстоятельств, справился он с этой задачей довольно неплохо. Да, большинство делегатов из ЕС и с Украины реагировали на его доводы с неприкрытой враждебностью, но так было бы в любом случае, независимо от содержания его выступления. Похоже, Глазьева не очень-то взволновал их клекот и кудахтанье. Но он был один. Один против сотни. Не знаю, почему Россия так невыгодно для себя сдала карты, но возникло именно такое впечатление.

Я знаю, что Соглашение об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли — это исключительно болезненный и щекотливый вопрос с политической точки зрения. И я уверен, что на других, более закрытых площадках российское правительство достаточно подробно информирует украинских коллег о своей позиции. Но Ялта — это то место, где собираются творцы политики, бизнесмены, журналисты и всевозможные «интеллектуальные лидеры», формирующие восприятие и отношение к тому или иному политическому курсу. Это тот форум, на котором Россия могла разъяснить свою позицию обширной группе людей, никогда о ней не слышавшей (или слышавшей ее в искаженном, предвзятом и карикатурном виде). Иными словами, Ялта была площадкой малого риска и высокой отдачи.

Похоже, что Украина все-таки подпишет соглашение с ЕС. В чем же состоит опасность отправки высокопоставленной российской делегации, которая могла пообщаться в Ялте со своими партнерами? Да ни в чем! Если бы эти руководители поехали в Крым, изложили свои позиции и мнения, и были проигнорированы — что ж, Россия осталась бы в точно такой же ситуации, в какой она находится сегодня. Украина, скорее всего, отдаст предпочтение ЕС, а не Таможенному союзу. А если бы эти представители приехали и пробили бреши в аргументации в пользу европейской интеграции? Если бы они приехали и представили взвешенные доводы о том, как новая интеграция с бывшими советским собратьями послужит в ближайшей и среднесрочной перспективе конкретным экономическим интересам Украины? Ну, я не знаю точно, что бы произошло в таком случае, однако эти выступления намного пагубнее отразились бы на евроамбициях Украины и намного больше способствовали бы продвижению российских интересов, чем сольная партия Глазьева.

Отказываясь от участия в таких форумах как ялтинский, Россия, по сути дела, уступает своим оппонентам возможность формировать представления и интерпретации. Никого в Ялте особо не встревожил тот факт, что русских на форуме было так мало. Европейские и украинские чиновники не особо старались должным образом оценивать точку зрения России («старомодное запугивание» — вот стандартная характеристика этой точки зрения). Иными словами, отказавшись от участия в игре, Россия гарантировала себе проигрыш. Если ты никому не разъясняешь свои позиции, за тебя это не сделает никто. К худу ли, к добру ли, но «публичная дипломатия» имеет значение, и Россия должна относиться к любой конференции типа ялтинской не как к пустой говорильне, а как к ценной возможности для разъяснения и отстаивания своих интересов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.