Отмена вмешательства в Сирии стала поворотным моментом в мировой дипломатии. Впервые стремление Запада начать «войну Добра» уперлось в единый фронт развивающихся стран во главе с Россией и Китаем, которые больше не желают мириться с западным диктатом.

Международные отношения действительно сводятся к «черно-белой» борьбе Добра со Злом, которую западные лидеры по указке США стабильно скармливают общественному мнению после первой войны в Персидском заливе? Развивающиеся державы регулярно противопоставляют этой двоичной динамике более традиционное (и логичное) видение геополитики, которое опирается на их стратегические интересы и такие ключевые понятия как союзник / враг, равновесие, угроза и т.д.

Как бы то ни было, во времена вмешательства в Ираке и Ливии, не говоря уже об Афганистане и Мали, протестам развивающихся стран не удавалось ничего поделать с воинственным настроем Запада. Регулярные угрозы вето (и неоднократное его применение) в Совете безопасности ООН со стороны России и Китая могли в лучшем случае лишь отсрочить планы цивилизационных войн американо-европейской оси.

Но как тогда понимать столь показательное отступление США (и Франции) по вопросу Сирии? Недоверие в общественном мнении обоих государств, разумеется, сыграло определенную роль, однако решающим фактором, который заставил Барака Обаму дать задний ход, безусловно, оказалась жесткая позиция российской дипломатии с единым антивоенным фронтом ключевых развивающих держав (от Бразилии до Индии и Африки).

Переговоры Сергея Лаврова и Джона Керри в Женеве


Читайте также: Америка - не изоляционизм, но скептицизм

Но почему же США впервые уступили под давлением развивающихся стран? Американская администрация осознает, что в мире произошли глубинные изменения, и что эпоха гегемонии сверхдержавы США подошла к концу. В новом, многополярном и глобализованном мире Америке приходится считаться с партнерами, которые не всегда входят в число ее союзников... И в некоторых случаях молча глотать горькие пилюли.

Всемогущая Америка времен славного тридцатилетия сегодня является лишь старой иллюзией (то же самое, кстати, относится и к Европе). Сейчас четверть госдолга США находится в руках Китая, а большая часть ее производственных мощностей перенесена в развивающиеся страны. В результате у Америки остается лишь очень немного рычагов давления на государства, с которыми они находится в отношениях взаимозависимости.

Тем не менее, в отличие от Европы (пусть даже Франция и Великобритания до сих пор питают иллюзии) Америка может похвастаться мощными вооруженными силами. Это необходимое, но все же недостаточное условие для того, чтобы стать воплощением порядка в планетарном масштабе.

Кроме того, отступление президента Обамы по Сирии свидетельствует о том, что одного лишь военное превосходства мало для противостояния с развивающимися странами, которые постепенно осознают свою мощь. И если сравнить показатели роста на Западе и в этих регионах мира, не остается сомнений, что в ближайшие годы эта тенденция лишь наберет обороты.

Упадок одних (США и Европа) и усиление других, ориентированных на невмешательство держав (Китай, Россия...) играет на руку оказавшимся под прицелом государствам, которые тем самым укрепляют свои позиции в противостоянии с Западом. Еще до начала войны в Сирии американцы и европейцы сделали из Мугабе, Чавеса и Ахмадинежада настоящих героев борьбы с империализмом.

Но что еще хуже, когда западная ось собирается начать военное вмешательство... но затем сразу же дает задний ход при виде неприятия войны в общественном мнении, она тем самым подрывает позиции установленных ей самой режимов, сводит на нет их легитимность и формирует почву для бесконечных гражданских войн (Ирак, Афганистан, Ливия...).

Жан-Ив Оливье (Jean-Yves Ollivier), французский бизнесмен, специалист по Африке, участник мирных переговоров.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.