Наконец, произошло долгожданное событие. После президентских выборов в Иране и победы на них Хасана Рухани все ждали его выступления на Генеральной Ассамблее ООН, чтобы узнать, каким же будет его послание мировому сообществу. Именно поэтому почти все крупные телеканалы прервали свои программы, чтобы транслировать первое в ООН выступление Хасана Рухани, нового иранского президента умеренного толка. За несколько часов до Роухани выступил американский президент Барак Обама, посвятивший Ирану отдельную часть своей речи. Президент Исламской республики, по его словам, внимательно слушал это выступление. Что было особенно важным в речах Рухани и Обамы и какое влияние они будут иметь на взаимоотношения двух стран? Мы обсудили эти вопросы с профессором Восточно-калифорнийского университета, специалистом по вопросам международной безопасности Джалилем Роушанделем.

Iran Diplomacy: Как вы расцениваете речь Рухани на Генеральной Ассамблее ООН? Что было в ней самым важным?

Джалиль Роушандель:
В целом в речи иранского президента содержалось несколько ключевых аспектов, которые, правда, излагались на фоне менее существенных тем, похожих отчасти на лозунги. Что касается формы этих высказываний, но она не только не вызывает никакого удивления, но и кажется вполне привычной. Между тем в некоторых случаях чувствовалось, что превалирует все-таки идеалистический подход. Позиция Рухани по международным вопросам, несмотря на свою идеалистичность и схожесть с лозунгами, была предельно ясна. В частности, упомянув о демократии и голосовании во всех странах мира, он сразу же привел в качестве примера Сирию и Бахрейн, ведь известно, что политика Ирана в обеих этих странах вызывает недовольство Запада. Вслед за этим последовало очень идеалистическое высказывание о «преодолении горькой реальности при помощи человеческого разума», значение этих слов было несколько туманно.

Президент Ирана Хасан Роухани


Также по теме: На сей раз Генассамблея ООН действительно важна

Довольно важным аспектом выступления Рухани стало его заявление по поводу ядерных программ Ирана и всех других стран, которые должны преследовать «исключительно» мирные цели. Это заявление можно объяснить как намерение Ирана связать любое «взаимодействие» в отношении ядерной программы с изменением природы мирового сообщества и с ориентацией ядерных программ «всех стран» на мирные цели. Эти слова означают, что переговоры по ядерной проблеме будут длиться без конца и, возможно, безрезультатно. Между тем выступавший подчеркнул, что «национальные интересы» Ирана «требуют, чтобы любое беспокойство региональных государств» по поводу иранского атома было сведено на нет.

Нельзя оставить незамеченными и такие высказывания Рухани, что «ядерная наука в Иране стала национальной», а ядерное топливо достигло стадии «массового производства», поэтому развитие этой сферы является более сильным аргументом с точки зрения экономики и обеспечения рабочими местами увеличивающегося населения страны. Президент Исламской республики также особым образом подчеркнул, что «на территории Ирана осуществляется как право на обогащение урана, так и другие права в ядерной области». В целом касательно ядерной программы Ирана Рухани повторил все то, что заявлялось иранскими представителями предыдущие восемь лет.

Некоторые заявления Рухани были прокомментированы частью экспертов как критика ближневосточной политики Соединенных Штатов. Естественно, точка зрения, высказанная иранским президентом по поводу Палестины и Израиля, противоположна американской концепции разрешения этого конфликта.

С другой стороны, обнаружилось, что данные, имеющиеся до выступления Рухани,  не согласуются с тем, что было заявлено им об иранской ядерной программе. Так, раньше утверждалось, что иранский президент обладает неограниченными полномочиями в этом вопросе, однако его речь на Генеральной ассамблее ООН не подтверждает эту версию. Тем не менее его высказывания весьма дипломатичны, вразумительны, а в некоторых случаях даже приемлемы. Кроме того Рухани мог бы взять инициативу в собственные руки, приняв участие в совместном обеде вместе с американским президентом и обменявшись с ним любезностями, однако он воздержался от этого.

- Рухани выдвинул проект «Мир против насилия и экстремизма». Насколько он может быть поддержан мировым сообществом?


Читайте также: Иранские дипломаты должны быть острее мечя и мягче шелка

- Проект «Мир против насилия и экстремизма» в целом весьма любопытен. Предусмотренные в нем альтернативы основываются на принципах гуманизма и миролюбия. Однако во многом он схож с концепцией «Диалога цивилизаций» бывшего президента Ирана Мохаммада Хатами. В ходе выступления Рухани я на минуту подумал, что, вероятнее всего, ООН когда-нибудь примет  этот проект в свою повестку дня. Известно, что некоторые круги в Иране, не выпуская за границу Хатами, на самом деле похоронили идею «Диалога цивилизаций». Одного этого уже достаточно для того, чтобы страны-участницы Генеральной Ассамблеи и сама ООН не отнеслись всерьез к этому проекту. Как видно, мы более способны выдвигать какие-либо международные проекты, чем воплощать их в жизнь.

Президент США Барак Обама говорит по телефону с президентом Ирана Хасаном Рухани, 27 сентября 2013 г.


- Как вы расцениваете заявления Барака Обамы в отношении Ирана? Считаете ли вы, что они отличаются от прежних?

- В основном высказывания президента США аналогичны заявлениям, сделанным в течение последних нескольких недель разными представителями американского правительства. Вполне очевидно, что Соединенные Штаты намерены придать новый характер своим отношениям с Исламской республикой. Именно это было подчеркнуто в той части выступления Обамы, где он говорил об Иране. Кажется весьма правдоподобным, что США понимают, что им необходимо провести некую разграничительную линию между своими отношениями с Израилем и Ираном и действовать таким образом, чтобы избежать их негативного влияния друг на друга. По всей видимости, вплоть до настоящего момента Соединенным Штатам удавалось предотвращать военные действия Израиля против Ирана. Исламская республика, осознавая отношения США и Израиля, тоже не должна мерить их одним аршином.

- С учетом выступлений на Генеральной Ассамблее ООН Барака Обамы и Хасана Рухани можно ли сказать, что в отношениях США и Ирана произошли изменения?

- Чтобы растопить лед, сковывающих отношения двух стран уже 34 года, нужен более высокий градус. Лед дал трещину, но для того, чтобы он полностью растаял температуры явно недостаточно. Для этого мало одних лишь теплых слов, необходимы хорошо продуманные действия с обеих сторон. Американцы надеялись, что Рухани встретится лицом к лицу с Обамой и предпосылки для этого будут созданы. Однако иранский президент, как и его предшественник Хатами, уклонился от этого, и подобная встреча - хотя бы для того, чтобы из вежливости пожать друг другу руки - не состоялась. Вместе с тем, несмотря на то, что впереди еще много работы, выступления двух президентов - это хорошее начало.

Перевод с персидского Тарасовой Светланы

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.