В 2012 году нескольким пациентам мужского пола была проведена операция по пересадке сердца в Отделении хирургии токийского университета Тейкио (Teikyo University). В процессе их послеоперационного восстановления, проходившего под контролем лечащих врачей, внимательный наблюдатель мог заметить небольшие различия в каждой из палат, а именно – фоновые звуки. В некоторых помещениях царила тишина. В других приглушенно звучала опера «Травиата» Верди. В отдельных палатах можно было услышать музыку Моцарта в исполнении Берлинского филармонического оркестра или сборник «Лучшие произведения Энии» (The Best of Enya). Самые дальние палаты наполнялись постоянными звуками с частотой от 100 до 12 тысяч герц. 

В течение шести дней специалисты вели наблюдение за пациентами и пытались определить, как различные виды фоновой музыки сказываются на выздоровлении. Медиков интересовал вопрос, способна ли музыка играть позитивную роль в процессе лечения. И если да, то какая именно музыка способна производить подобный эффект? Однако выводы специалистов из Токио в любом случае были ограниченными по своей значимости – поскольку в качестве пациентов выступали лабораторные мыши. Тем не менее, токийские специалисты возлагают большие надежды на проведенный эксперимент: изучение реакции мышей может стать шагом на пути к улучшению процесса восстановления после различного рода сложных медицинских процедур. 

Идея о том, что музыка обладает терапевтическим эффектом, отнюдь не нова: в древнем Египте песенная терапия была составной частью процесса лечения, а в Древней Греции и Аристотель, и Платон также знали о ее лечебных свойствах и отмечали ее способность помочь людям стать лучше и преодолеть эмоциональные сложности в процессе катарсиса. Первое значительное направление в современной психологии и психоанализе исходило из того, что музыка может быть использована как эффективное средство сублимации, то есть выражения неподобающих желаний в социально приемлемом виде, а также для более глубокого проникновения в бессознательные области пациента. В более близкое к нам время музыка использовалась в больничных отделениях и в зонах ожидания для улучшения настроения пациентов и их физического самочувствия. И в обычной жизни мы постоянно слушаем музыку: мы включаем онлайновые радиостанции Pandora или Spotify для того, чтобы создать соответствующее настроение для вечеринки с друзьями, для романтического свидания или для физических упражнений. Музыка способна настроить нас в психологическом плане перед важной встречей или успокоить после наполненного стрессами разговора. Она может даже помочь нам выпустить пар или выразить любовь, и об этом вам могут рассказать те, кто уже делал сначала подборку музыки для «важного другого», а затем фонограмму для расставания, если дела пошли не так, как хотелось.

В обзоре более 80 случаев изучения использования музыки в терапевтических целях педиатр Кэти Кемпер (Kathi Kemper) и психолог Сьюзанн Дэнхауэр (Suzanne Danhauer) пришли к выводу о том, что музыка обладает многочисленными видами прямого психологического воздействия: устойчивые ритмы помогают регулировать дыхание и вызывают повышенную активность в поперечной височной доле, в той части головного мозга, которая позволяет интегрировать приток сенсорных сигналов. В первую очередь классическая музыка способствует улучшению частоты сердечных сокращений, которая является показателем стресса и способности восстановления, тогда как расслабляющая музыка приводила к понижению уровня кортизола, стрессового гормона, у тех студентов, которые занимались связанной с возникновением стресса активностью. Кроме того, музыка оказывает значительное косвенное воздействие как на эмоции, так и на поведение, и делает людей более счастливыми, более расслабленными, менее тревожными и менее напряженными. Авторы пришли к выводу о том, что музыка, учитывая ее физиологическое и психологическое воздействие, представляет собой эффективный способ улучшения состояния пациентов после операций, а также после любых других медицинских процедур.

Первоначальное исследование Кемпер и Дэнхауэр было проведено восемь лет назад, и с тех пор количество данных значительно увеличилось. Музыка сегодня используется в терапевтических целях при лечении целого ряда болезней, включая деменцию, шизофрению, болезни Альцгеймера, Паркинсона, а также церебральную ишемию. При изучении случая пациентов с хроническими болями исследователи Кливлендской клиники (Cleveland Clinic) обнаружили, что слушание музыки приводит к уменьшению болевых ощущений, а также к снижению депрессивного уровня. А при изучении пожилых людей, страдавших деменцией, специалисты из Национального тайбэйского медицинского колледжа (National Taipei College of Nursing) установили, что звучание фоновой музыки во время завтрака значительно понижает уровни вербальной и физической агрессии. В 2006 году ученые обнаружили, что даже результаты очень сложных операций, в том числе на открытом сердце, могут быть улучшены с помощью музыки: пациенты, слушавшие музыку до и после операции на сердце, не только испытывали меньше страха, но им, кроме того, требовалось, в среднем, на 200 минут меньше времени для интубации в сравнении с пациентами, проходившими стандартные процедуры. 

Масанори Ниими (Masanori Niimi) и его коллеги из Университета Тейкио начали замечать различия между группами своих пациентов по мере того, как мыши поправлялись: мыши, помещенные в помещения без фоновых звуков или помещения со звуками одной чистоты, испытывали большие проблемы с отторжением пересаженных тканей, поскольку их иммунные системы отторгали чужие клетки в трансплантатах. А у тех мышей, которые слушали музыку Верди или Моцарта, доля выживших оказалась значительно выше, и они в среднем жили на 20 дней дольше. Тем подопытным животным, которые слушали альбомы певицы Энии, не так сильно повезло: их результаты были всего лишь немного лучше, чем у тех мышей, которые вообще не слушали музыку, и они прожили всего на четыре дня больше, чем те мыши, которые были подвержены воздействию шума или тишины. По мнению авторов проведенного исследования, влияние на мышей оказывали определенные гармонии и музыкальные особенности отдельных произведений.

Слуховая кора головного мозга человека – его часть, ответственная за слух и способность слышать, – обладает возможностью распознавать совершенно различные звуковые частоты. На самом деле отдельные нейроны могут подстраиваться под едва уловимые изменения частоты звука, и по этому показателю человек превосходит практически всех остальных млекопитающих (за исключением летучих мышей). Музыка в размере четыре четверти, соответствующая нормальному сердечному ритму, способна регулировать частоту сердечных сокращений, циркуляцию крови и дыхание. Лирические мелодии и ритмы в диапазоне от 60 до 80 ударов в минуту, что является характерными показателями для классической музыки и пения птиц, также стимулирует релаксацию и альфа-ритмы человеческого мозга, которые ассоциируются с расслаблением в состоянии бодрствования. Вместе с тем музыка, выходящая за указанные ритмические рамки, не дает никакого положительного эффекта. 

12 сентября этого года исследователи из Университета Тейкио получили общественное признание за свои труды: им была вручена Шнобелевская премия (IgNobel Prize) в области медицины, присуждаемая ежегодно за исследования, «которые заставляют людей смеяться, а затем думать». Результаты их исследований вполне могут в будущем содействовать прогрессу в области пересадки человеческих органов при незначительных дополнительных затратах, включая стоимость обычного музыкального файла. И они могут способствовать более серьезному изучению выбора конкретных музыкальных произведений; певица Эния, к сожалению, слишком часто использовалась в ходе проведения предыдущих исследований.

Все это, разумеется, следует воспринимать с одной важной оговоркой: то, что действует на мышей, не обязательно будет действовать на человека. Что касается душевного здоровья, ожирения и некоторых аспектов онкологии, то проекция данных с мышей на человека сопряжена с целым рядом неопределенностей. Десятилетия работы в области воспалительных заболеваний привели к печальному выводу – оказалось, что использование мышей в качестве модели существенным образом ограничено, если не сказать контрпродуктивно, в том случае, когда речь идет о человеке. Клиф Бэрри (Clif Barry), глава туберкулезного исследовательского отделения Национального института по изучению аллергических и инфекционных заболеваний (National Institute of Allergy and Infectious Disease) в интервью Slate подчеркнул: «Верно то, что в некоторых вопросах мыши предоставляют вам красивую и легкую систему моделирования для понимания того, что происходит с человеком, но мыши – это мыши, а люди – это люди. Если мы будем обращаться к мышам для моделирования всех аспектов заболеваний человека и искать таким образом средства для их лечения, то мы просто потеряем время».

На самом деле большинство исследований относительно терапевтической пользы от применения музыки при лечении человека были проведены либо на пожилых пациентах, либо на детях – с одной стороны, это люди, которые на основе своего личного опыта, вероятнее всего, предпочитают оперу или классическую музыку, а, с другой стороны, речь идет о детях, которым еще только предстоит сформировать свои предпочтения. В этом отношении младенцы немного больше похожи на мышей, поскольку они реагируют на основополагающие характеристики музыки, а не на саму музыку. Для людей, находящихся посредине, опера может оказаться чем-то чуждым или знаком протеста определенного поколения, и поэтому собственный выбор, вероятно, представляет собой самую подходящую альтернативу. В недавно опубликованной статье, посвященной использованию музыки в современной медицине, биолог Гюнтер Бернатцки (Guenter Bernatzki) пришел к выводу о том, что собственный выбор пациента, если музыка остается в определенных параметрах, дает лучшие результаты при проведении хирургических операций. Если пациенты не находят для себя приятной используемую музыку, то позитивное воздействие на их выздоровление может оказаться не особенно заметным. Даже столь известный (в определенных случаях печально известный) эффект музыки Моцарта не был отмечен в группе, состоявшей из более 8 тысячи британцев в возрасте 10 и 11 лет, в ходе одного музыкального конкурса: после предварительного прослушивания Моцарта их результаты не улучшились, однако конкурсанты выступили лучше после того, как прослушали музыку по своему выбору, в том числе и записи популярной в то время группы «Blur». Исследователи назвали полученные результаты эффектом группы «Blur». (С другой стороны, музыка в стиле гранж оказала негативное воздействие на настроение даже в том случае, когда сами люди говорили о том, что она им нравится).

Возможно, мыши в Университете Тейкио реагировали на различную музыку на чисто физиологическом уровне – в отличие от людей, для которых большую роль играют психология и собственные предпочтения. Однако альтернативное объяснение полученных в Университете Тейкио результатов состоит в том, что, вероятно, никто – включая мышей – и никогда добровольно не станет слушать певицу Энию.

 

Мария Конникова является автором бестселлера из списка газеты New York Times под названием «Выдающийся ум: научиться мыслить, как Шерлок Холмс» (Mastermind: How to Think Like Sherlock Holmes). Она получила степень доктора психологических наук в Колумбийском университете.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.