Стратегическая рассчитанная на длительную перспективу дезинформация стала основой функционирования коммунистической, а потом и путинской России. Специалисты с Лубянки и из Ясенево (резиденции разведки) разработали методики, которые позволяют вводить в заблуждение не только отдельные общественные группы, но и целые народы. На тему коммунистических технологий дезинформации писалось (в том числе на страницах нашего издания) много, поэтому я ограничусь здесь лишь общим наброском.

В среде историков принято считать, что первой такого рода операцией был «Трест», вернее, целая программа действий, одним из элементов которой выступал «Трест», а целью которой было уничтожение антикоммунистической оппозиции как внутри страны, так и за ее пределами. Операция продолжалась фактически с начала 20-х и до середины 30-х годов. В ее результате были раскрыты структуры оппозиции, выявлена деятельность враждебных большевикам разведок, а также парализованы организации белой эмиграции. В акции использовался широкий диапазон действий от провокаций, пропаганды, похищений и убийств до таких тонких приемов, как временная корректировка (смягчение) внутренней политики советского государства. После того, как намеченные цели были достигнуты, все вернулось к исходной точке, с одной разницей, что организованные антикоммунистические силы были полностью ликвидированы. Насколько успешной была операция «Трест» демонстрирует история одного из самых знаменитых британских агентов — Сиднея Рейли (Sidney Reilly), которого в 1925 году под предлогом встречи с антикоммунистическим подпольем заманили в СССР, а там расстреляли.

В Польше самая известная дезинформационная акция была проведена после окончания Второй мировой войны, когда НКВД взял под контроль подпольную организацию «Свобода и Независимость». Однако не все знают, что Вторая Польская республика тоже стала мишенью дезинформационных игр. Польская разведка и контрразведка пали жертвой операции «Трест», а параллельно с ней и после ее окончания велись широкомасштабные действия, направленные на то, чтобы внести волнения в ряды польских политических формирований. Эту историю очень интересно описывает Мариуш Волос (Mariusz Wołos) в своей новой книге «Советская дипломатия и Польша в период политического кризиса 1925-1926 годов». Там можно детально проследить, как формировалась политика Москвы в отношении Варшавы с использованием кругов, которые если не в политическом, то в экономическом плане благосклонно относились к советским предложениям. Не имея собственной агентурной сети и агентов влияния в рядах сторонников Пилсудского, советская разведка сосредоточила свои усилия на Национально-демократической партии. Ее члены и часть представителей Крестьянской партии мечтали о возвращении на крупные рынки за восточной границей и были склонны к пересмотру и смягчению внешней политики. Как грибы после дождя начали появляться предпринимательские «инициативы снизу», призывавшие к разрядке в контактах между двумя странами. Однако советская политика была заинтересована не поддержкой польского бизнеса, а закреплением имиджа советского государства на международной арене как устойчивого и равноправного образования. Польша была важна здесь как форпост антикоммунистического Запада. Воплощению масштабных планов помешал майский переворот 1926 года (возвращение к власти Ю.Пилсудского, — прим.пер.), однако убеждение, что бизнес с Россией может базироваться на экономическом, а не политическом фундаменте, популярно до сих пор.

Великая Отечественная война 1941-1945 годов


Читайте также: Некоторые встречали Красную Армию с распростертыми объятиями

Дезинформированный, как поляк

Для успешной дезинформации необходима жертва страхи, ожидания, мечты, внутренние убеждения и склонность к самообману которой известны дезинформирующей стороне. Следует также сделать так, чтобы рядом с обманываемым находились агенты влияния, «полезные идиоты» и люди, которые могут систематически информировать о том, как продвигается дезинформационная операция, корректировать ее ход или усиливать отдельные направления. Цель акции не должна быть слабой, поскольку в таком случае она будет более осторожна в своих действиях и шагах. Она должна быть сильной или по крайней мере уверенной в своей силе. Высокомерие, самонадеянность, высокое самомнение — вот те качества, которыми легко манипулировать. Российские спецслужбы одинаково успешно проводят дезинформационные акции против отдельных людей, групп и целых народов. Хорошим примером служит здесь убежденность поляков в том, что они знают Россию. Возможно, эту страну понимали те, кто прожил много лет на землях, находившихся под властью Российской империи, но уже не обитатели Второй и Третьей Польской Республики. Польские элиты и общество на самом деле никогда не понимали феномена коммунистического и посткоммунистического государства. В нашем восприятии России смешиваются страх и презрение, комплекс завоеванной страны и культурно-цивилизационного превосходства. На таком фундаменте очень легко вести многоходовые дезинформационные игры, впутывая в них правительство, СМИ и общество.

Иллюстрацией может служить смоленская трагедия и последовавшие за ней как позитивные, так и негативные реакции на действия российской стороны. Все, наверное, помнят, как Путин обнимал польского премьер-министра над телами жертв катастрофы. Многие поляки восприняли этот жест положительно — как отход от прежней предубежденности в отношении недружелюбно настроенных к нам россиян. Ведь такой жест в таком месте не мог быть ничем иным, как выражением чисто человеческого сочувствия. В адрес «друзей москвалей» начали звучать дифирамбы. Такая атмосфера продержалась недолго, и даже присутствие президента Медведева на похоронах президентской пары уже не могло заслонить собой негативные коннотации, прозвучавшие в наскоро составленном отчете комиссии Межгосударственного авиационного комитета и хронические проблемы во взаимодействии польских и российских следственных органов.

Свою роль в этой игре сыграли польские круги, которые распространяли российскую ложь и даже дополняли ее собственными измышлениями. В ход пошел весь арсенал полуправд и мифов: о том, что президент заставил пилотов пойти на посадку, что генерал Бласик (Andrzej Błasik) был пьян, а пилоты плохо ориентировались не только в иностранных языках, но и в собственной профессии. Те, кто не до конца поверили российскому и польскому отчетам, предпочитали сидеть тихо, ведь «не будем же мы объявлять России войну». В итоге спустя три года после катастрофы мы оказались в ситуации полной неизвестности. Мир убежден в нашей вине, а мы устав от всего этого предпочитаем не вспоминать о тех событиях. Небольшим утешением может служить то, что мы — не единственная страна, которую удалось одурачить россиянам. Гораздо более крупное, демократическое и лучше функционирующее государство тоже пало жертвой советской дезинформации.

Также по теме: Российская разведка пытается влиять на польские политические элиты

Убить президента


Представим себе, что наш гражданин, к тому военнослужащий элитного подразделения, решает поселиться во враждебной нам стране, через три года возвращается на родину, в третьем государстве входит в контакт с посольством нашего врага, а спустя год после возвращения убивает президента. Кто может стоять за этим убийством?

Пресс-конференция Ли Харви Освальда, убившего Джона Ф. Кеннеди, 22 ноября 1963 года


Приведенный пример — это краткая история убийцы Джона Кеннеди Ли Харви Освальда, который в 1959 году на некоторое время уезжал в СССР. Здесь по крайней мере ясна фигура убийцы, хотя возможных заказчиков мы не узнаем, потому что вскоре после ареста Освальд был застрелен мелким гангстером. Уже в первые месяцы после убийства начали появляться разные фантастические истории о том, что снайперов было больше, что приказ отдал Фидель Кастро, американская мафия, ЦРУ или ФБР.

Очередные комиссии Конгресса и правительства, занимавшиеся покушением, как огня избегали версии о советском следе. Были проведены сотни допросов, которые не дали никакого результата. Заказчики преступления названы не были, и закрепилась версия, что Освальд был одиноким стрелком. Наверняка многие конгрессмены и политики в том роковом 1963 размышляли: что будет, если мы укажем на Советский Союз, объявим ему тем самым войну?

Чтобы подтвердить свою невиновность Кремль пошел на беспрецедентный шаг: выслал в США в роли перебежчика своего офицера контрразведки Юрия Носенко, который должен был рассказать о том, что, во-первых, КГБ не интересовалось Освальдом, когда тот был в СССР, а во-вторых, что никто не планировал покушения на американского президента. Проблема заключалась в том, что Носенко путался в показаниях, искажал факты и дезинформировал. И что с того? В ЦРУ нашлась группа высокопоставленных офицеров, которые поверили в эту фальшивую историю. Делали ли они это ради спокойствия и собственного удобства или сами были рады поверить в обман? Наверняка все вместе. Историю предательства Носенко и последовавшие за ним события великолепно описывает в своей книге «Шпионские войны» бывший контрразведчик Теннент Бэгли (Tennent Bagley). В книге изображены характерные механизмы дезинформации и способы противостояния им, базирующиеся на логике, знаниях и простом здравом смысле.

Читайте также: Ли Харви Освальд, разочаровавшийся революционер


Не стоит недооценивать угроз

Стратегическая и рассчитанная на длительную перспективу дезинформация — это такое же орудие политической борьбы, как все прочие: дипломатия, внедрение шпионов или экономическое давление. Чтобы противостоять дезинформации нужно обладать двумя вещами: осознанием, что она существует, и верой, что она может иметь глобальный и продолжительный характер. К сожалению, в Польше на эту тему известно очень мало, а большинство такого рода историй воспринимаются, как сказки. Польские элиты, которые должны стоять на страже государственных интересов, либо недооценивают угрозу, либо считают ее несуществующей. В отличие от Запада в наших университетах не преподают историю спецслужб и не посвящают ей углубленных исследований.

Операция «Трест» — это уже далекое прошлое. По сравнению с новыми дезинформационными методами, их масштабом и диапазоном воздействия «Трест» — это мотор давнишней «Сирены» против мотора современного «Мерседеса». Кроме того в сравнении с тем, что печаталось в последние 30 лет на английском и русском, в нашей стране литературы на эту тему появилось крайне мало. Одной из двух опубликованных книг была «Новая ложь вместо старой» Анатолия Голицына, которая вышла в издательстве Службы военной контрразведки. Новый глава этой организации в одном из интервью заявил, что обнаружил на складах целые горы этого произведения, и не знал, как с ними поступить. Первый совет, который приходит в голову: начать читать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.