Это поразительно, но профессор Ноам Хомский (Noam Chomsky) только что возложил вину за сирийский кризис на глобальное потепление (частично). Он сказал: «В Сирии была невиданная засуха. Следовательно, развернувшаяся там трагедия отчасти является следствием глобального потепления».

Исходя из этого, может показаться тривиальным или неуместным говорить о таких вещах как его отношение к футболу и к мыльным операм. Сам Хомский считает футбол и мыльные оперы тривиальными. Вместе с тем, он также считает, что они оказывают огромное влияние на американские политические реалии. По поводу футбола Хомский считает, что он порождает «иррациональную преданность некоему бессмысленному сообществу и формирует у человека подчинение власти и шовинизму».

Кроме того, Хомский полагает, что футбол и мыльные оперы являются частью «капиталистической системы власти». Это те сферы, в которых люди невежественные и растерянные «усваивают ценности элиты». Иными словами, Хомский искусно возрождает марксистское понятие «ложного сознания» когда говорит (а он говорит об этом часто) о таком усвоении ценностей элиты.

Хомский также возрождает понятие Франкфуртской школы «индустрия культуры», и на сей раз марксистский снобизм, высокомерие и чрезмерное упрощение нацелены не на ненавистные Хомскому футбол и мыльные оперы, а в основном на джаз и в целом на телевидение. Как говорил представитель этой школы Теодор Адорно (Theodore Adorno), «предлагаемый индустрией культуры рай — это та же самая старая каторга».

Вот почему Хомский так одержим «средой» Платона — этим мощным монолитом «правофлангового» и «капиталистического» единообразия, согласия и «покорности власти».

Все это демонстрирует тоталитарный (или тоталистский, как говорят философы-хипстеры) склад ума Хомского — независимо от тех споров, которые можно вести о его параллельной преданности тоталитарным идеологиям, системам и режимам.

Читайте также: Хомский - США и Израиль угрожают миру во всем мире

Футбол и мыльные оперы

Я не единственный человек, кого обижает экстремальная и тоталистская критика Хомского в адрес футбола. Джайлс Харви (Giles Harvey) из New Yorker ответил Хомскому такими словами:

Американский футбол


«...мысль о том, что спорт — это бессмысленная деятельность, которая ниже интеллекта простого человека, в лучшем случае является высокомерной. Спорт, как и искусство, освежает жизнь, и понимают это люди или нет, но он является источником представлений многих людей о красоте, солидарности и величии».

С другой стороны, марксистский представитель британского истэблишмента профессор Терри Иглтон (Terry Eagleton) на страницах «прогрессивной» газеты Guardian написал:

«Если бы правым мозговым трестам пришлось выдумывать схемы отвлечения людей от политической несправедливости и вознаграждения за тяжкий труд, они бы всякий раз предлагали одно и то же решение: футбол. Лучшего способа для разрешения проблем капитализма пока еще никто не придумал...»

(В той статье Иглтон даже заявил, что футбол надо запретить.)

У Хомского много последователей-роботов. Один — из блога Мари Снайдер (Marie Snyder) — исправно воспроизводит некий сакральный текст Хомского о футболе и спорте:

«Он предостерегает о том, что нас засасывают мелочи и пустяки, призванные отвлекать людей от реагирования на реальные проблемы в мире — то, что он называет „деполитизацией“ интеллигентных и умных людей путем привлечения их к отслеживанию спортивной статистики и сложных взаимоотношений в сериалах на канале HBO».

Что же именно плохого в футболе, по мнению Хомского?

Он «усиливает крайние антисоциальные аспекты человеческой психологии».

Он поощряет «иррациональное соперничество» и «иррациональную лояльность к системам власти».

Он порождает «пассивное согласие с ужасными ценностями».

Он «способствует укреплению авторитарной точки зрения» больше всего остального.

Также по теме: «Ходячие мертвецы» как критика либертарианства

А вот и самое худшее:

Он «отвлекает людей от других [политических] вещей».

Так, а теперь давайте по пунктам.

Хомский говорит об «иррациональном соперничестве». Тем самым он подразумевает наличие хорошего соперничества. Тем не менее, если почитать левую литературу (да и самого Хомского), получается, что любое соперничество, все его типы являются иррациональными и предосудительными с точки зрения морали и политики. (И даже то, что Хомский соперничает с правыми учеными и журналистами?)

Теперь, что касается «иррациональной лояльности к системам власти». К этому заявлению применим тот же самый довод. Хомский не считает, что есть рациональная лояльность к системам власти, так как утверждает, что он против всех систем власти. А это порождает вопрос о том, что он подразумевает под словосочетанием «система власти», и являются или нет такие системы автоматически плохими. Как насчет той системы власти, которой является сам Хомский — а также его книги, выходящие ежемесячно? Этот человек оказывал и оказывает влияние буквально на десятки тысяч молодых и доверчивых студентов — да и на некоторых не студентов тоже.

Телевизор, пульт


И что за непонятный аргумент, который и назвать-то таковым нельзя: что просмотр и наслаждение футболом порождают «пассивное согласие с ужасными ценностями»? Во-первых, здесь налицо страшная посылка о том, что все футбольные болельщики почему-то преданы одним и тем же «ужасным ценностям». Он отрицает, что можно быть футбольным фанатом и одновременно придерживаться каких-то прекрасных ценностей (это видимо левые ценности). И наконец, такая аргументация отвергает возможность отделения ценностей от просмотра футбольных матчей и любви к футболу — и неважно, отрицательные это ценности или положительные.

Хомский также считает, что футбол (и просмотр матчей) «способствует укреплению авторитарной точки зрения» больше всего остального. Ну, здесь все зависит от того, что Хомский подразумевает под словом «авторитарный». Обычно он подразумевает под ним авторитаризм не по Хомскому, и не по-левацки. Но не левацкий авторитаризм в строгом понимании это тоже означать не может, так как многие аспекты левых взглядов глубоко авторитарны. Это относится и к мыслительному процессу самого Хомского и к его взгляду на вещи. (Опять же, независимо от его преданности авторитарным политическим режимам, идеологиям и движениям, либо отсутствия таковой.)

Читайте также: Семь блестящих мыслей Хомского об американской империи

И наконец, последний довод против футбола — что он «отвлекает людей от других вещей». Я бы сказал, этот аргумент Хомского лежит в центре его критики в адрес спорта. Почему? Потому что футбол отвлекает людей от политических взглядов Хомского, от его позиций по текущей политической ситуации и событиям.

Можно сказать, что четыре довода Хомского против футбола (и против просмотра футбольных матчей) по природе своей являются психологическими. Все они относятся к негативным психологическим последствиям от просмотра футбольных игр. Он и сам говорит, что такой просмотр «усиливает крайние антисоциальные аспекты человеческой психологии». Кроме того, согласно Хомскому, из этих негативных психологических реалий проистекают негативные политические последствия. Либо, как говорит Хомский, спорт (а также мыльные оперы) это «важная составляющая всей системы индоктринации и пропаганды». Это означает, что футбол «отвлекает людей от других вещей», и что в нем содержатся элементы «капиталистической» и «элитарной» индоктринации и пропаганды.

Хомский также говорит о мыльных операх. (Он часто объединяет спорт и мыльные оперы.) Например, он считает, что мыльные оперы «учат людей...пассивности и глупости». Но все ли мыльные оперы это делают? Даже лево-либеральные и порой откровенно левацкие — такие как «EastEnders», что идет на Би-Би-Си? (За все мыльные оперы не скажу — за американские в особенности.) И неужели все мыльные оперы «говорят» одно и то же и совершенно одинаково? Конечно нет. На самом деле, мы вполне можем стать свидетелями мыльной оперы по Хомскому: правда, она наверняка будет безмерно скучной, фарисейской и похожей на агитпроп. Но конечно же, Хомский считает, что все мыльные оперы так или иначе являются агитпропом. Иными словами, если бы мыльные оперы были чистым агитпропом Хомского, он бы не стал возражать против них; и неважно, насколько они «абсурдны» и «усмиряющи» — ведь их абсурд и усмирение политкорректны.

В основе критики Хомского в адрес мыльных опер и футбола лежит исходная посылка о том, что развлечение ради развлечения — это непременно и автоматически плохо. Действительно, с точки зрения Хомского, это наверняка плохая штука. Если в искусстве или в спорте нет политического или социального содержания (в прошлом об этом говорили многие левые), то они не имеют никакой ценности и бесполезны. И даже хуже, чем бесполезны: они политически опасны. (Именно поэтому Советский Союз и все левые государства работали над искусством и над спортом.)

Бертольт Брехт так отзывался о взглядах Хомского (и о советских взглядах) на футбол и мыльные оперы:

«...общественное [в том числе, политическое] содержание это непременное и решающее условие для таких мероприятий [в „художественной форме“]. Любое формальное новаторство, которое не служит социально-политическому содержанию и не обосновывается им, останется исключительно поверхностным и несерьезным».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.