Воспоминания военнопленных никого не могут оставить равнодушным. Их история полна скорби, но она реалистична и поучительна. О жизни османских военнопленных мне рассказывал дед, который, оставив одномесячного ребенка (ему исполнилось 40 дней), пошел на войну и на Кавказском фронте оказался в плену. Он провел семь лет в Сибири. Он не писал мемуаров, но его рассказы до сих пор живы в моей памяти. Предшествующее нам поколение уже не застало своих дедов. Это потерянное поколение 1914 года, которое полным жизни и молодости отправилось на войну, приняв смерть на фронтах или в лагерях для военнопленных. Те, кто остался в живых, так и не смогут справиться с пережитой травмой и проведут остаток своей жизни, словно живые мертвецы, потеряв всякий к ней интерес.

Османские военнопленные - нечто особенное

В ходе Первой мировой войны османская армия воевала на фронтах Кавказа, Чанаккале, Ирака, Египта, Галиции, Йемена, Ирана, Ливии и Сирии. На необъятной территории при неблагоприятных природных условиях не хватало людей, снаряжения, провизии. 2,6 миллиона человек были мобилизованы. Потери были крупными. По приблизительным оценкам, количество погибших (на фронте, в госпиталях после ранений или от инфекционных болезней) составило 325 тысяч, раненых - 400 тысяч, пленных, дезертиров, пропавших без вести - 1,6 миллиона, общее число жертв - 2,3 миллиона человек. Количество взятых в плен - около 202 тысяч, из них 75 тысяч на Палестинском фронте (командующий - Мустафа Кемаль-паша), 55 тысяч - на Восточном фронте (командующий - Энвер-паша). В плену у британцев оказались 135 тысяч пленных, у русских - 65 тысяч, у французов - 2 тысячи, у румын - 600, у итальянцев - 100. В лагерях для военнопленных вдали от родины они проведут долгие годы, спустя которые с непреодолимой ностальгией и скорбью, находясь между жизнью и смертью, они смогут вернуться. Цена этой войны для всего мира - потеря более 8 миллионов оказавшихся в плену солдат. Франция, Германия и Австрия лишились 10% активного мужского населения, Великобритания, Россия, Турция и Италия - 5%. Количество мобилизованных - 42 миллиона.  

Совместно посещая лагеря и регулярно подготавливая отчеты, «Красный крест» и «Красный полумесяц» старались улучшить условия содержания военнопленных, которые благодаря содействию этих гуманитарных организаций находили возможность озвучивать свои жалобы и просьбы, и многие из них выполнялись. Что касается отношения к находящимся в плену военнослужащим, здесь действовал принцип взаимности, то есть к ним относились ровно так же, как власти Османской империи обращались с пленными на своей территории. Руководство лагерей и отчеты «Красного креста» единодушно отмечали дисциплинированность, чистоплотность, уравновешенность и толерантность османских пленных.

Лагеря британцев создавались в Индии, Мьянме, Египте, Греции, Басре, Багдаде, на Кипре, Мальте и Острове Мэн; французов - на Корсике и в Южной Франции; русских - на необозримых просторах Сибири. Среди османских военнопленных были также военные греческого, армянского и еврейского происхождения. Для гражданского населения и семей военнопленных, которые были гражданами Османской империи и находились в союзных странах, создавались отдельные лагеря. Из-за эвакуации взятых в плен в Ираке османских военнослужащих в Индию возрастало недовольство индийских мусульман по отношению к британцам.

Перевозка в товарном вагоне

В лагеря отправлялось транспортное судно. У некоторых не привыкших к водному транспорту солдат начиналась морская болезнь, в лагеря они попадали больными. Перевозка в русские и румынские лагеря осуществлялась в товарных вагонах с заколоченными деревянными брусьями окнами и дверями, двухъярусными деревянными полками для сидения и находящимся в углу ведром для удобств. Около половины погибали в пути. Однако транспортировка русских и румынских военнослужащих на фронт ничем не отличалась.

Бывали случаи оказания помощи военнопленным со стороны местного населения. Например, по этой причине на Кипре был арестован один имам. Попытки побега случались редко, или из-за отсутствия возможности, или из-за сохраняющейся на родине нестабильности. Тем, кто решался на побег, помогали местные мусульмане, в частности рыболовы на Кипре. Моему деду помог бежать один преподаватель, татарин по происхождению. По возвращении на родину многих поджидали новые испытания: кому-то не удавалось найти свою семью, дом; кого-то родственники считали погибшим и не дожидались его; кого-то обвиняли в дезертирстве и приговаривали к тюремному заключению.

После Мудросского перемирия (1918) военнопленные стали возвращаться морским путем. Часть из них не отпускали союзники, которые были обеспокоены тем, что они могут присоединиться к национально-освободительному движению. В то же время Анкара связывала беспокойство британцев с тем, что находящиеся в России военнопленные, достигнув Индии, способны спровоцировать восстание, и потому не предпринимала активных попыток вернуть находящихся за рубежом османских военнопленных. Последние пленные смогли вернуться на родину в 1922 году. Многие из них завершили свою жизнь на чужбине. Некоторые пленные ассимилировались с местным населением. После того, как была достигнута победа в греко-турецкой войне, Россия стала возвращать пленных. По причине гражданской войны в России путешествие на арендованных японских судах длилось месяцы. Одно из них было захвачено греками в Эгейском море, и находящиеся на нем около тысячи военнослужащих еще 8,5 месяцев удерживались в лагере для военнопленных в Италии.  

Мы не славимся традицией писать мемуары, воспоминаний военнопленных сохранилось действительно мало. Многие не желали вспоминать эти трагические дни, многие скоропостижно скончались из-за перенесенных лишений и болезней. Весьма исчерпывающую информацию о лагерях военнопленных предлагает произведение Джемалеттина Ташкырана (Cemalettin Taşkınar).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.