Российское информационное агентство РИА Новости сообщает, что британский парламентарий Питер Траскотт (Peter Truscott), женатый на русской, выдвинул Владимира Путина на Нобелевскую премию мира. Четыре года назад этот ранее малоизвестный пэр неожиданно оказался в новостях, попавшись в подстроенную журналистами ловушку и согласившись принять 72 000 фунтов за изменение законопроекта. Его дело направили в Комитет по привилегиям, который отстранил его от работы на шесть месяцев (что было максимальным возможным наказанием). Он и еще один нарушитель стали первыми пэрами со времен Оливера Кромвеля, которых постигла такая участь.

Лорд Траскотт отказался предстать перед Комитетом, потому что ему не понравилось, как с ним говорили в подкомитете. В своем ответе он написал: «Моя жена, дядя которой сидел в ГУЛАГе, называет это знакомой картиной. 1930-е годы. В России правит Сталин. Политические комитеты решают судьбы людей на основании голословных утверждений».

По истечении шестимесячного срока лорд Траскотт вернулся в Палату лордов, где ему платят по 300 фунтов за присутственный день. За 12 месяцев, предшествовавших 30 мая, он получил 38 700 фунтов, не облагаемых налогом, плюс компенсацию издержек. Жертв Джо Сталина обычно ждала совсем другая судьба.

В России при президенте, которым так восторгается лорд Траскотт, на обвинения в коррупции в адрес людей, которые занимают ответственные должности, принято реагировать весьма характерным образом. В 2008 году юрист Сергей Магнитский отважно разоблачил группу преступников и чиновников, предположительно укравших миллионы у российских налогоплательщиков. За это его бросили в Бутырскую тюрьму, где он и умер. Недавно, один из обвиненных Магнитским – Павел Карпов – попытался заставить замолчать бывшего делового партнера Магнитского - главу хеджевого фонда Билла Браудера (Bill Browder), - возбудив против него в Британии дело о клевете. Иск был отклонен, так как дело было признано неподсудным британскому суду.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.