Президент Венесуэлы Николас Мадуро пошел ва-банк. Не так уж трудно предсказать, что если экономическая ситуация в стране в ближайшее время не улучшится, то он рискует потерять власть. В настоящее время  Мадуро сосредоточил свои усилия на борьбе с  коррупцией в рядах правительственной Комиссии валютного контроля (Cadivi), которая буквально разрушает страну.

Николас  Мадуро обратился к Национальной ассамблее с просьбой предоставить ему особые полномочия для борьбы с коррупцией и «экономическим саботажем». Это может привести к нарушению принципа разделения властей и поглощению полномочий законодательного собрания. Президент Венесуэлы обосновал свою просьбу о наделении его особыми полномочиями необходимостью эффективно бороться с коррупцией и противостоять экономическим войнам, которые устраивает буржуазия.

Это лишний раз демонстрирует, что в стране правосудие превращается в политический инструмент.

Куда мы идем под флагом борьбы с коррупцией?  Послужит борьба с коррупцией радикализации общества или успокоит его? Является ли борьба с коррупцией новой охотой на ведьм для усиления авторитарной власти, или это просто мера по усилению государственного контроля над обменным валютным курсом, который душит государство?   

Страна всеобщего дефицита продуктов, где самый высокий уровень казнокрадства, морального разложения и коррупции, усиленного гиперинфляцией, стоит на пороге всеобщего недовольства, нестабильности и протестных движений.

В нынешних условиях президент Венесуэлы Николас Мадуро пошел ва-банк, запросив у парламента особых полномочий, чтобы хоть как-то  улучшить экономическую ситуация в стране, иначе он  рискует потерять власть. Мадуро прекрасно понимает, что для того, чтобы сдержать волну народного недовольства, необходимо оптимизировать производство, насытить рынок товарами и услугами, привлечь инвестиции, восстановить доверие. Но этого нельзя добиться без оздоровления валютного рынка.
 
Призыв борьбы с коррупцией – опасное оружие, которое с одной стороны направлено на очищение и упрощение валютного обмена, а с другой стороны ведет к увеличению оттока капитала…  В этом случае какую цель преследует стремление ужесточить  уголовное наказание за валютные преступления – запугать или успокоить население?

Если предоставление особых полномочий для борьбы с коррупцией и «экономическим саботажем» будет направлено на создание новых революционных комитетов, то это приведет лишь к дальнейшему распространению «болезни».

Обеспечить управляемость государства революционными методами может привести к озлоблению и углублению социального противостояния. Разве это приведет к снижению уровня коррупции в стране? Наоборот, это приведет  к росту недоверия и потере интереса к инвестициям.

Похоже, что Мадуро сам себя загнал в ловушку  и не стремится смиренно попросить у  граждан перемирия. Отстаивать идею  о том, что «коррупционеров не будет, если не будет  взяткодателей» является лживым  силлогизмом, который служит для того, чтобы возложить ответственность за коррупцию на плечи народа.

То, что сейчас самый высокий уровень коррупции отмечается среди чиновников государственной Комиссии валютного контроля (Cadivi), объясняется тем, что от благосклонности  госслужащего к тому или иному гражданину, он может ему поменять национальную валюту на доллары по курсу в семь раз ниже, чем на «черном рынке».

Таким образом, выходит, что главный коррупционер – государство, так как оно устанавливает  правила игры и вводит регулирующие инструменты, которые порождают взятки, дискриминационные механизмы контроля и условия для легкой наживы.

Свободный обмен валюты – вот то, что могло бы снять напряженность в стране. Это ведь не проблема между буржуазией и бюрократией, между капиталистами и социалистами.  Отмена валютного регулирования послужит восстановлению законного права  граждан на свободное приобретение долларов, отказу от конфискационной модели хождения иностранной валюты.

Но, похоже, Николас Мадуро одержим идеей усиления государственного и полицейского контроля, введения новых пошлин и ограничений. Он не может отказаться от роли идеологического жандарма над сотрудниками Комиссии валютного контроля. Президент Венесуэлы намерен идеологизировать и милитаризировать комиссию. Это может стать последним его  шагом в отчаянной попытке пережить эру постчавизма.

Речь Николаса Мадуро  перед депутатами Национальной ассамблеи была слишком раздраженной и несвоевременной, что указывает на стремление  лидера страны не только продолжить, но и ужесточить прежний курс. Но у него нет другого пути, кроме как занять место в либеральном крыле социалистической партии, которую он получил в наследство.  Это единственный путь, который сможет гарантировать ему власть, а стране  – стабильность.

Однако он не в силах отойти от радикалов и что-то сделать наперекор Гаване.

Мадуро оказался в тупиковом лабиринте. Товарищи не простят ему ни развала страны, ни перехода на сторону либералов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.