«Иисус, заключенный внутри церкви, стучит в дверь, чтобы выйти», – якобы этими необычными словами будущий Папа убедил кардиналов на конклаве избрать его, тем самым заявив о революционном стиле своего понтификата. Об этом рассказывает в своем интервью архиепископ Лиона.

«Во время своих выступлений на общих конгрегациях, предшествовавших конклаву, кардинал Хорхе Марио Бергольо настойчиво говорил о необходимости "выхода церкви наружу". Он сказал, что церковь больна, что она должна позаботиться о своем излечении. Его краткая речь на всех произвела огромное впечатление». Он сказал буквально следующее: «У меня такое впечатление, что Иисус был заключен внутри церкви, и он стучит в дверь, потому что хочет выйти, хочет уйти».

Бергольо призвал епископов быть пастырями, а не администраторами. В конце концов, это то, что он сделал в Буэнос-Айресе, отказавшись, например, от проживания в епископской резиденции. Став Папой, он принял решение жить в монастыре Святой Марты. Он нуждается во встречах с людьми, ему нужно  разговаривать с ними в коридорах, во время трапез... Слова «выйти наружу» очень важны. Можно сказать, что это те слова, которые наилучшим образом определяют миссию Иисуса, который в каком-то смысле вышел наружу, на периферию, где человек живет трудно и потерянно.

Так, архиепископ Лиона кардинал Филипп Ксавье Иньяс Барбарен, приехавший во время выборов Папы в Ватикан на велосипеде, рассказывает о том, что уже во время общих конгрегаций до открытия конклава Бергольо жестко критиковал ситуацию в церкви. «Христос заключен в тюрьме», – сказал будущий Папа во время такого собрания. По мнению Барбарена, эти слова убедили кардиналов избрать Бергольо Папой, потому что они поразили всех.

L'Espresso: Именно речь Бергольо во время конгрегаций убедила кардиналов проголосовать за него, или его кандидатура обсуждалась ими и раньше?

Филипп Барбарен: Имя кардинала Бергольо было у всех на слуху. Но именно его речь на общей конгрегации поразила всех. Он говорил о необходимости смотреть вперед. Он рассказывал о Латинской Америке, где 40% населения исповедует католичество. Он успешно руководил иезуитской провинцией, которая была доверена ему в тяжелый период военной диктатуры. Вскоре он стал главой епархии Буэнос-Айреса, где он проявил себя ревностным миссионером, исповедовал дух бедности и был близок к своей пастве. Он предстал перед нами как человек с большим авторитетом, который знает свой путь и умеет принимать правильные решения. Уже в первые месяцы его понтификата все эти его качества проявились в полной мере. Прежде всего поражает простота и ясность его проповедей, а также обширная программа реформы Римской курии. Церковь ждет этой реформы и нуждается в ней.

– По вашему мнению, эта реформа давно назрела?

– Конечно, реформа должна быть проведена. Совет кардиналов знает, как это сделать. Цель состоит в реорганизации церкви, причем необходимо обращать больше внимания на местные церкви и сотрудничать с епископами во всем мире. Мы можем сказать о курии то, что Папа сказал о церкви: «Было бы хорошо, если бы она прежде занялась собой, а не другими».

– Что вы думаете о реформе Института религиозных дел (Ior)? Правильно ли то, что у Ватикана есть собственный банк?


– Вопрос не в том, должен ли Ватикан иметь свой банк или нет. Разумеется, Ватикан нуждается в деньгах, как и всякая другая епархия или религиозный институт. Вопрос в том, как деньги поступают в Ватикан, все ли прозрачно, осуществляются ли проверки, как деньги расходуются.

– В эти дни на чилийском сайте упоминались слова, которые Папа якобы сказал в беседе с южноамериканскими священниками. Он упомянул о существовании «лобби геев» в Ватикане. Как вы считаете, такое лобби действительно существует? Почему Папа об этом говорил?


– Я ничего об этом не знаю. Одно можно сказать наверняка: все люди - грешники, а значит, и в Ватикане есть люди, совершающие ошибки. Было бы глупо заявлять: «Не верьте, в Ватикане такое невозможно». Но я не хочу распространять слухи. Если у Папы есть что сказать по этому поводу, то мы об этом узнаем. А если он решит действовать, то не остановится.

– Ратцингер во время Крестного пути в Колизее говорил о «грязи», присутствующей в церкви. Франциск часто тоже говорит о «зле» внутри церкви. Что имеется в виду?


– Да, это печальная действительность. Репутации церкви наносится ущерб грехами и скандалами, связанными с ее представителями. Это великая внутренняя рана. Конечно, все мы грешники, но если кто-то грешит и поминает Христа, если он не отдается в руки милосердного Бога, то ущерб от этого велик, особенно если грешный человек занимает высокую позицию в церкви. Конечно, в истории было много Пап, которых нельзя взять за образец для подражания, но несмотря на все грехи церковь пользуется поддержкой Святого Духа, напоминающего нам о жизни вечной.

– Очень часто церкви приходится сталкиваться с трудными людскими  проблемами. Все больше верующих оказывается в тяжелой ситуации. Часто семьи распадаются. Люди расходятся, а потом вновь вступают в брак, но теряют право на причастие. Как вы справляетесь с этими проблемами в Лионе? Каковы решения?

– Да, страданий все больше как в Лионской епархии, так и повсюду. Создается впечатление, что не только семьи, но все общество стремится к своему разрушению. Мы с тревогой задаем себе вопрос о будущем. Идет разрушительный процесс, цель которого лишить молодежь, а иногда и семьи  корней. Но каждый имеет свое место в церкви. Бенедикт XVI часто повторял эту мысль. Господь избрал в качестве столпа своей церкви отрекшегося от него Петра и такого гонителя христиан как Павел. Оба стали опорой церкви. Так же Господь поступит и с нами несмотря на все наши слабости и грехи. Мы должны постепенно продвигаться (это закон постепенности, часто упоминавшийся Иоанном Павлом II) по пути, где милосердие и внимание к каждому человеку не имеют границ. Если Слово Божье воспринимается как абсолютная истина и свет, то несмотря на страдания и тревогу мы выйдем на правильную и счастливую дорогу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.