На Кубе люди не привыкли прибегать к крайним мерам, чтобы защитить свои права. Здесь вы не найдете человека, готового пойти на самосожжение, как  это сделал молодой тунисец Мохаммед Буазизи в знак протеста против непомерных налогов.

Вместе с тем на Острове Свободы можно найти немало возможных последователей Буазизи, но они пока еще находятся в зародышевом состоянии. На Кубе протестное движение совершенно другое. Кубинцы не выходят на улицы, чтобы выразить свое недовольство, не принято здесь устраивать массовые манифестации возмущенных людей с лозунгами и транспарантами.

Кубинцам привычнее протестовать в форме скрытого неповиновения, когда на производстве рабочие передвигаются черепашьим шагом, а работу выполняют «спустя рукава».  «Несуны» стали обычным явлением на Кубе: уже вошли в привычку ежедневные кражи сырья и продукции работниками предприятий. Протестное движение на Кубе приобрело вид недисциплинированности и ухода от налогов.

Женщина покупает овощи в Гаване, Куба


В октябре социальная напряженность на Кубе между государственными структурами и частным сектором достигла своего апогея, особенно это коснулось  людей, занимающих частным извозом. Причина тому - умопомрачительные налоги. Платежные документы на уплату налогов, пришедшие в октябре, повергли в ужас многих.


«Я должен заплатить 15 тысяч песо (740 долларов), - рассказал мне один из возмущенных гаванских таксистов. - Я знаю таксистов, которые получили платежные документы на уплату налогов на сумму в 30 тысяч песо (1480 долларов). Вы думаете, что кто-то будет платить такие астрономические деньги? Уверяю вас  - никто этого делать не будет, я лично не заплачу ни цента».

Вполне очевидно, что власти пытаются заставить население страны платить как можно больше налогов. При этом официальные СМИ утверждают, что жесткая налоговая политика не является изобретением Рауля Кастро. Как испуганные попугаи, подконтрольные государству издания говорят, что «наш народ должен научиться платить налоги, так как от этого зависит благосостояние общества».

Но такого рода аргументы выглядят неубедительно. Во всяком случае настроение, которое преобладает среди людей, занимающихся  индивидуальной трудовой деятельностью, указывает на то, что эта часть населения рассматривает государство как своего противника.  А если это так, то никакой честной игры быть не может.


А теперь немножко истории.

В течение многих лет  кубинский режим  всячески запрещал частный труд. В 1968 году были закрыты все негосударственные предприятия - магазины, лавки, рестораны и бары, запрещены торговля с лотков и мелкий ремонт обуви.

В 1994 году Фидель Кастро, чтобы предотвратить  экономический коллапс в стране после распада СССР, вынужден был пойти на небольшие послабления, но они не касались введения рыночной экономки и проведения либеральных реформ. Нет. Речь шла о политическом выживании,  и самое большое, на что решились власти, это разрешить кубинцам заниматься индивидуальной трудовой деятельностью, как, например, мелкий ремонт одежды, бытовой техники, сбор мусора.

Разрешено было также торговать кофе, сдавать внаем жилье, открывать небольшие ресторанчики, но не более чем на 12 мест. Одновременно были введены завышенные налоги, чтобы не дать возможность «индивидуалам» заработать  большой капитал.

В конце 1999 года к власти в Венесуэле приходит Уго Чавес – Санта Клаус с мешком нефтедолларов и большой поклонник Фиделя Кастро. Куба получает от Венесуэлы льготные кредиты и нефть по заниженным ценам, что дает возможность кубинским властям дать ход назад в проведении экономических реформ. В период с 1995 года по 2003 год число лиц, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью, сократилось со 170 тысяч до 150 тысяч.

В 2006 году национальная панорама претерпевает изменения: в связи с тяжелой болезнью Фидель Кастро был вынужден оставить руководящие посты в партии и в государстве. Ему на смену приходит Руль Кастро, в своих политических пристрастиях он мало отличается от своего старшего брата, хотя надо признать, что у них есть некоторые отличия в стратегии по сохранению режима на Кубе.

Рауль отменил абсурдные запреты, которые делали кубинцев людьми четвертого сорта.

Куба и ее жители


Он разрешил крестьянам арендовать у государства земли, легализовал национальный туризм, дал возможность населению страны приобретать мобильные телефоны, продавать и покупать  недвижимость и автомобили, а с 1 января 2013 года позволил кубинским гражданам  выезжать за границу.


В настоящее время на Кубе насчитывается более 436 тысяч человек, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью. Как заявляют кубинские официальные лица, «частник пришел, чтобы остаться навсегда». Однако многие кубинцы не особо доверяют подобного рода заявлениям.

Слишком свежи в памяти страницы недавней истории, когда власти делали экономические послабления, а затем «закручивали гайки». Не без основания народ думает, что история может повториться. Ни у кого нет сомнения в том, что частный бизнес остается под контролем государства и власти никогда не позволят заработать много денег.


Частные предприятия на Кубе осаждают толпы проверяющих, налоги ложатся тяжелым бременем и не дают возможности развиваться бизнесу. Чтобы не разориться, не остается ничего другого, как любым путем уклоняться от уплаты налогов.

На Кубе гражданская неудовлетворенность не выливается в забастовки рабочих, демонстрации недовольных или уличные акции протеста. Кубинский Буазизи предпочитает занимать позицию пассивного неповиновения, воровать на работе сырье и продукцию, а также  всячески уклоняться от уплаты налогов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.