Новость, которая за прошедшие дни вызвала резонанс в турецком общественном мнении, была снята с нашей повестки дня без каких-либо продолжительных дискуссий. Назарбаев, выступая с речью на саммите Таможенного союза, в котором также приняли участие президент России Путин и президент Белоруссии Лукашенко, отметил: «Мне позвонил премьер-министр Турции Тайип Эрдоган. Спросил, возможно ли принятие Турции в союз. Нам часто задают вопрос: «Вы создаете Советский Союз?» Если мы возьмем Турцию в союз, этот разговор закончится». Мы уже видели нечто подобное применительно к Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) по итогам переговоров Эрдогана и Путина. Сегодня Турция может участвовать в деятельности ШОС, организации, имеющей в большей степени политический акцент в рамках статуса «партнер по диалогу».

Однако Таможенный союз обладает несколько иным содержанием. Вступив в силу в 2010 году при участии России, Казахстана и Белоруссии, Таможенный союз предполагает создание динамичного рынка, насчитывающего 170 миллионов человек. Государства-члены союза договорились между собой о свободной торговле, устранили препятствия на пути перемещения товаров и рабочей силы, стали применять единые таможенные тарифы в торговле с третьими странами, не входящими в союз. При этом нельзя не заметить рост объема внешней торговли, что характерно для каждой из трех стран-участниц.

Заявление Назарбаева на самом деле продемонстрировало его собственное желание и стремление. Назарбаев, давно считающий необходимой интеграцию Турции и Средней Азии, старается создать психологическое основание для Турции и России по этому вопросу.

Возможно ли присоединение Турции к евразийскому Таможенному союзу?

По итогам исследования, проведенного в 2012 году в Казахстане, можно получить ограниченные сведения относительно возможных последствий членства Турции в Таможенном союзе для экономики страны. Исследование проводилось среди 108 предпринимателей из функционирующих в Казахстане турецких компаний. Согласно результатам исследования, Таможенный союз оказывает позитивное влияние на компании, осуществляющие производство в Казахстане, при этом имеет негативное воздействие на фирмы, которые прямо или опосредованно участвуют в продаже турецкой продукции в Казахстане. Исходя из этого, если фирмы, которые занимаются производством в рамках Таможенного союза на постоянной основе, способны осуществлять более крупные объемы инвестиций, то этого нельзя сказать о занятых торговлей компаниях. Так, одна из целей создания союза - обеспечение роста инвестиций в непосредственное производство в странах-членах. Иными словами, если мы доверяем стабильности в регионе, то создание в этом регионе завода и распространение производимой продукции на региональном рынке предоставляют существенные преимущества. Страны-участницы союза признают обширные льготы для увеличения объемов инвестиций в этом направлении. В таком случае, если не принимать во внимание обязательства Турции перед другими организациями, членом которых она является, это, например, таможенный союз с ЕС, то присоединение Турции к евразийскому Таможенному союзу обеспечит важный вклад в расширение деятельности турецких инвесторов в регионе, повысит уровень экспорта страны.

Однако возникают две важные проблемы. Во-первых, Армения также желает присоединиться к союзу. Турции может быть сложно убедить партнеров по этому вопросу. Другая проблема - экономическое основание союза. Так, речь идет о естественном и определенном превосходстве России с точки зрения в первую очередь применяемых внутри союза тарифов, населения и технологий. Если Турция станет членом Таможенного союза ЕврАзЭС, она способна отказаться от процесса вступления в ЕС и таможенного союза с ЕС? С точки зрения условий, складывающихся на данный момент, совершение Турцией столь радикального шага выглядит достаточно затруднительным. Однако, несмотря ни на что, было бы полезно углублять научную дискуссию на эту тему с точки зрения того, как Турция может укрепить свои позиции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.