После заявления секретаря кабинета министров Японии Ёхэя Коно в 1993 году, в котором признавался насильственный характер организации «станций комфорта» без каких-либо оснований для этого, тема «женщин комфорта», или сексуальных рабынь, стала предметом обсуждения во всем мире. Что же было на самом деле? В исторических материалах США всплывают факты, совершенно противоположные общепринятому образу таких женщин.

В отчете группы психологической войны (от 1 октября 1944 года) из материалов отдела военной разведки армии США были собраны результаты допроса 20 корейских «женщин комфорта», которые были задержаны в городе Мьичина, Мьянма (современная Бирма). Согласно этим данным, условия жизни этих женщин были следующими: «Женщины не чувствовали особого недостатка в еде и предметах повседневной необходимости, у них было много денег, поэтому они могли покупать все, что хотели. Помимо подарков, которые подносили им солдаты, они могли позволить себе одежду, обувь, табак и косметику». «Во время пребывания в Бирме женщины принимали участие в спортивных соревнованиях и пикниках, развлечениях и банкетах вместе с офицерами и солдатами. У них были граммофоны, им разрешалось выходить в город за покупками».

В отчете также отмечалось, что «женщины комфорта обладали правом отказать в приеме посетителю», и что «было много случаев подачи заявлений (японскими солдатами) на заключение брака, люди женились на самом деле». Что касается трудового договора, то распределение доходов шло пополам между управлением станции и самими женщинами. При этом средний месячный доход работниц составлял 1500 иен (месячное жалованье офицера низшего чина на то время не превышало 15 иен).

Историк Икухико Хата встречался по вопросу «женщин комфорта» со специальным докладчиком ООН Радхикой Кумарасвами, которая впоследствии представила свой доклад на тему насилия над женщинами.

Хата считает: «Кумарасвами поняла, что в заявлении Коно хоть и не было написано о «насильственном принуждении», но оно не  отрицалось. Заявление Коно является официальным заявлением японского правительства, поэтому его удобнее всего использовать для отстаивания своей позиции, например, в ООН. Кроме того, с точки зрения иностранца, естественно полагать, что извинения приносятся, если был совершен проступок, что равносильно признанию, что насильственное принуждение имело место быть».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.