Национальная ассамблея (парламент) Никарагуа направила на этой неделе в специальную парламентскую комиссию проект реформы конституции страны, подготовленного правящим Сандинистским фронтом национального освобождения (СФНО) во главе с президентом Даниэлем Ортегой. Реформа в случае одобрения позволит 68-летнему Ортеге баллотироваться в президенты на выборах 2016 года на четвертый срок. Для этого потребуется изменить 39 статей главного закона страны, но как говорится: нет в мире таких крепостей, которых не могли бы взять сандинисты.

Кроме того, СФНО предлагает избирать президента относительным большинством голосов. Иными словами, для победы на выборах кандидату достаточно просто набрать на 5 или более процентов голосов больше, чем его соперники, а не на 35% больше, как сейчас. Помимо этого, правящий фронт предлагает наделять декреты исполнительной власти силой закона и разрешить назначать военных на государственные посты.

Для принятия пакета поправок необходимо большинство в две трети от конституционного состава парламента (62 депутата), в котором насчитывается 92 места. СФНО располагает 63 депутатскими мандатами. Так что весьма высока вероятность того, что поправки могут быть приняты.

«Даниэль Ортега стремится получить полный контроль над страной и правительством», - таким образом прокомментировал инициативу сандинистов бывший соратник Даниэля Ортеги, а ныне экс-генерал Уго Торрес.

Восхождение на политический Олимп

Даниэль Ортега родился 11 ноября 1945 года в маленьком никарагуанском городке Ла-Либертад. Его отец был участником движения Сопротивления под руководством Сезара Аугусто Сандино, который сражался против американской оккупации Никарагуа с 1927 по 1934 год. Мать Лидия Сааведра также была активисткой сандинистского движения и за свою деятельность даже однажды попала в тюрьму.  Рассказывают, что у нее были найдены любовные письма, в которых содержались закодированные антиправительственные заявления. Поэтому неудивительно, что и сам Даниэль вступил на революционный путь очень рано - уже в пятнадцатилетнем возрасте он участвовал в нескольких подпольных организациях.

Вскоре после начала политической деятельности он был впервые арестован секретной полицией диктаторского режима Анастасио Сомосы. Однако, несмотря на это, молодой революционер смог успешно окончить среднюю школу и поступить в 1962 году в престижный Центральноамериканский университет на факультет права. Примерно в то же время он вступил в Сандинистский Фронт Национального Освобождения.

Но подрывная деятельность Даниэля Ортеги не осталась без внимания властей. В декабре 1963 он был вновь арестован в Гватемале и депортирован в Никарагуа. Впрочем, у обвинителей было слишком мало доказательств, поэтому революционер быстро вышел на свободу. В двадцатилетнем возрасте  Даниэль Ортега вошел в состав Национального руководства СФНО, а уже через год стал командующим Центральным фронтом СФНО.

Но долго пробыть в качестве одного из лидеров сандинистов ему не удалось. В 1967 Даниэля Ортегу приговорили к длительному тюремному заключению за ограбление одного из отделений Bank of America.  В течение 7 лет он находился в тюрьме «Типитапе», которая печально знаменита тем, что ее никто не покидал живым. В тюрьме он подвергался многочисленным пыткам, но сумел не потерять силы духа. В этом ему помогала поэзия, за семь лет заключения он написал множество стихов.

В результате блистательной операции, проведенной партизанами Сандинистского фронта национального освобождения в 1974 году, он был освобожден и бежал на Кубу. В течение почти дух лет Ортега скрывается на Кубе, где познает тактику и стратегию партизанской борьбы, а также основы строительства социалистического общества. В 1976 году нелегально возвращается в Никарагуа и возглавляет вооруженную борьбу против режима Анастасио Сомосы в ряде районов страны.

В 1979 году входит в руководящий совет правительства Национального возрождения и становится  лидером Сандинистской революции. После победы Сандинистской революции возглавил правительство Национальной реконструкции, которое с 1980 года, опираясь на помощь СССР и Кубы, начало строительство социализма в Никарагуа. Советский Союз предоставил Никарагуа военную технику и средства в размере 125 миллионов долларов.

В ноябре 1984 года Даниэль Ортега избирается президентом Никарагуа, за него проголосовало 67% избирателей.
 
Однако вскоре правительство Ортеги столкнулось с существенными экономическими проблемами. Уже спустя два года после его избрания президентом страны из-за недостатка средств были свернуты многие социальные программы. Дело в том, что в то время прекратилась поддержка от СССР, и в стране стал остро ощущаться дефицит предметов первой необходимости. Симпатия народа к сандинистам стала стремительно падать. Чтобы как-то вернуть ее, правительство приняло решение всеми силами закончить гражданскую войну, которая унесла жизни не менее 50 тысяч человек.

И хотя это им удалось - в 1989 году вооруженные конфликты между правительственными войсками и контрас  почти прекратились - доверие к сандинистам было подорвано. На выборах, прошедших в феврале 1990 года, Даниэль Ортега, набрав 40% голосов избирателей, был вынужден уступить президентское кресло Виолетте Чаморо, которая набрала 55% голосов. Кстати, в свое время Чаморо также состояла в хунте и была ярой сторонницей СФНО. Но в конце восьмидесятых годов она стала членом Союза Национальной Оппозиции.
 
Примечательно, что на следующий день после оглашения итогов выборов Даниэль Ортега сделал заявление, в котором сказал, что не считает себя проигравшим, поскольку сандинисты слишком много сделали для того, чтобы принести в Латинскую Америку достоинство и социальную справедливость, поэтому он не будет цепляться за правительственные должности.

«Команданте Ортега больше не существует»

После поражения сандинистов Даниэль Ортега не раз хвалился тем, что сандинистская революция не стала механической копией советской или кубинской модели. При этом он ставил себе в заслугу то, что смог использовать смешанную экономику и политический плюрализм для восстановления и развития страны.

Даниэль Ортега баллотировался в президенты на выборах в 1996 году и в 2002 году, но оба раза проиграл кандидатам от правых сил.
В ходе предвыборной кампании 2002 приветствовал частную собственность и крупный капитал, заявив: «Я изменился и извлек уроки из прошлого. … Команданте Ортега больше не существует».

За время пребывания Даниэля Ортеги в оппозиции он несколько раз менял свои политические взгляды. Он сменил свою ярко-выраженную марксистскую позицию в пользу социальной демократии. Ортега отрекся от марксизма и публично попросил прощения за притеснения, которые сандинистский режим, будучи у власти, чинил в отношении народа и церкви.

Даниэль Ортега, став ярым католиком, провел повторную брачную церемонию с поэтессой Росарио Мурильо. Дело в том, что в 1978 году он был вынужден тайно жениться на ней в присутствии неизвестного испанского священника. Для того чтобы их гражданский брак признала Римская Католическая Церковь, в 2005 году им пришлось повторить церемонию. У пары - шестеро общих детей и одна дочь Росарио от другого мужчины.

Все ошибки прошлых предвыборных кампаний были исправлены в 2006 году.

Будучи кандидатом в президенты, он сделал заявление, в котором признался, что извлек уроки из прошлого и теперь уже не является тем ярым революционером, каким был раньше. Судя по всему, пламенные речи возымели эффект и на выборах, прошедших 5 ноября 2006 года, Даниэль Ортега победил, получив 38% голосов избирателей и вновь занял пост главы государства.
 
В настоящее время правящая партия в парламенте обладает квалифицированным большинством, позволяющее сотворить с Основным законом все, что заблагорассудится.

Нынешнему президенту недостаточно того, что он находится у власти с перерывами уже 14 лет и получил право оставаться еще до 2016 года.  Теперь он намерен пойти по стопам союзника по Боливарийскому альянсу Уго Чавеса, добившегося одобрения поправки, позволяющей выдвигаться неограниченное количество раз. В таком случае бывший партизанский командир останется у руля правления гораздо дольше, чем Сомоса, которого силой отстранили от власти, приговорили к смертной казни, а затем беглого застрелили в Парагвае. Получается парадокс. Тот, кто с оружием в руках сражался с диктатором, сам становится таковым. Не ждет ли его аналогичная судьба?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.