Французская пенитенциарная система не идеальна. Главная проблема — перенаселенность тюрем. По данным французского минюста, в тюрьмах, расчитанных на 57 тысяч мест, содержатся более 66,5 тысяч заключенных. Тем не менее, в этой системе есть и положительные изменения, в частности, в том, что касается судебной психиатрии.

Газета «Либерасьон» публикует в пятницу репортаж из тюремной психиатрической больницы в Секлене (Seclin) на севере Франции, где недавно открылось отделение скорой помощи.

Прежде всего, пишет издание, сюда попадают те заключенные, которые стали жертвами так называемого «тюремного шока» — после первых дней, проведенных в камере.

Тюремная психиатрическая больница в Секлене была открыта в июне и стала шестым подобным учреждением во Франции. К концу 2014 года таких больниц в стране должно стать девять.

Открытие больницы оказалось своевременным. По словам Пьер-Жана Делема (Pierre-Jean Delhomme), директора ближайшей тюрьмы, около трети из 870 находящихся там заключенных страдают психическими расстройствами.

Число людей с психическими отклонениями в тюрьме растет, констатирует издание, и это напрямую связано с реформой психиатрических учреждений и закрытием множества из них.

В результате, «вместо больниц люди оказались в тюрьме», цитирует «Либерасьон» слова главы психиатрического отделения больницы Лилля. Большинство из них имеют суицидные наклонности.

В тюремной психиатрической больнице Секлена — просторный двор, баскетбольная площадка, оббитые деревом стены. Внутри заключенные-пациенты перемещаются свободно. Большой общий зал, небольшая гостиная, столовая. А главное — внутренний дворик, курилка. Те, у кого нет денег, имеют право на шесть бесплатных сигарет в день. После отбоя в 8 вечера, пациентов закрывают в индивидуальных камерах. Настоящая роскошь по сравнению с перенаселенными тюрьмами, — отмечает газета.

Медицинский персонал (здесь для 60 пациентов-заключенных работают 39 надзирателей, 53 медсестры и медбрата, 39 санитаров и 5 психиатров) не передвигается без специальной рации. Одно нажатие на кнопку означает напряженную ситуацию. Два — надзиратели надевают специальные костюмы, а по всему заведению включаются камеры, которые в остальное время остаются выключенными. Таким образом, тюремный персонал может наблюдать за тем, что происходит. Третье нажатие — немедленное вмешательство. За три первых месяца такое случалось двенадцать раз.

Впрочем, персонал не чувствует себя в опасности. «Нам с ними не так уж и сложно», — рассказывают медсестры Каролин и Селин. По мнению одной из психиатров больницы Мод Бертран (Maud Bertrand), «люди много придумывают насчет заключенных», видя в них потенциальную опасность.

«Поскольку здесь я веду себя спокойно, они удивляются, — рассказывает один из пациентов. — Но здесь с нами хорошо разговаривают. Мне не в чем упрекнуть медперсонал, они всегда находят слова, чтобы нас остепенить».

«Главная наша задача — ослабить напряженность, не применяя успокоительных», — объясняет Мод Бертран. Никто не хочет превращать заключенных-пациентов в зомби. Эта больница совсем не похожа на обычные психиатрические учреждения, где заключенных, без каких-либо врачебных показаний, держат в изоляции и закрепляют в неподвижном положении 24 часа в сутки, — подчеркивает «Либерасьон». Как объясняет другой психиатр, профессор Тома, в этих учреждениях боятся побега заключенных.

Специализированные тюремные психиатрические больницы (UHSA) появились во Франции в 2002 году. Заключенные попадают сюда исключительно по медицинским показаниям по собственному согласию или по решению представителя государства, основанному на результатах психиатрической экспертизы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.