В прошедшую субботу у наших сотрудников была возможность присутствовать в качестве наблюдателей на теледебатах о глобализации, состоявшихся в рамках Политической конференции Социалистической рабочей партии Испании (PSOE). В дебатах участвовали Фелипе Гонсалес (Felipe González) и генеральный секретарь Социалистической партии Португалии Антонио Сегуро (Antonio Seguro). Вела мероприятие Сорайя Родригес (Soraya Rodríguez).

Общеизвестно, что глобализация является одной из главных проблем, которыми занимается Фелипе Гонсалес после того, как он оставил пост главы правительства. На своем совещании, состоявшемся в 1996 году в Нью-Йорке, Социалистический интернационал поручил ему возглавить Комиссию по глобальному прогрессу с тем, чтобы проанализировать влияние процессов глобализации на мировоззрение левых сил.

Много воды утекло с тех пор, и многое изменилось в мире. Экономический рост развивающихся стран превзошел все ожидания, а Запад, вопреки всем прогнозам, оказался по большей части в состоянии застоя. И все же, как отметил Фелипе Гонсалес, главный парадокс глобализации остался прежним.

С одной стороны, она вывела из бедности миллионы людей: в Китае, Индии, Бразилии и многих других странах; десятки, если не сотни (с учетом Китая) миллионов людей вышли из состояния нищеты. В свою очередь, миллионы людей в этих странах образовали новый средний класс и получили доступ к образованию, здравоохранению, интернету, современным автомобилям, жилищам, нормальному западному питанию, а также к различным формам развлечений, досуга и к туризму. Уровень потребления там стал сопоставим с тем, что наблюдается у нас.

При этом различия в развитии стран сократились весьма значительно. Сейчас уже не только Китай, но и многие другие страны постоянно сокращают расстояние, отделяющее их от промышленно развитых государств «Большой семерки». «Большая двадцатка» наглядно отображает все многообразие XXI века.

Но существует и другая сторона медали: неравенство внутри самих промышленно развитых стран возросло. Страны стали богаче, но при этом и более неравными, поскольку богатые стали еще богаче, а бедные - еще беднее. Эти негативные тенденции, зародившиеся еще в эпоху роста и процветания, особенно усугубляются во времена кризиса, как сейчас. Фелипе Гонсалес сделал следующее важное наблюдение: при экономическом росте глобализация порождает неравенство, но еще большее неравенство она порождает, когда экономического роста нет.

Читайте также: Италия и Испания - сходство судеб?

В связи с этим левые силы ставят два масштабных вопроса, на которые пока не дают четкого ответа. Первый касается перераспределения доходов в глобальной экономике, ведь в рамках отдельных стран доходов уже нет, в рамках континента (европейского) они буксуют, а в мировом масштабе (ООН, G-20) системы получения доходов попросту не существует.

Как справедливо отметил Фелипе Гонсалес, прежде чем приступать к перераспределению доходов в мировом масштабе (даже если бы мы были в состоянии это сделать), левые должны понимать, как обеспечить рост, быть эффективными в условиях открытой и конкурентной экономики, не урезая при этом заработной платы и социальных программ. Мы интуитивно чувствуем, что для устойчивого, эффективного и сбалансированного роста существует только один путь - образование, инновации и создание материальных благ.

Левые выдвигают две главных цели - свободу, носителями которой являются сами люди, и равенство, носителем которого является государство. Однако, с моей точки зрения, еще не найдена такая форма совмещения этих двух целей, которая позволила бы максимально высвободить творческую энергию масс и обеспечить общественный прогресс.

Комментарии читателей

Julio
Во-первых, левые должны вновь завоевать к себе доверие. Им необходимо очиститься и отделить политиков от политических функционеров, идеологию - от посиделок. Во-вторых, наивно полагать, что экономическая глобализация есть нечто временное. Если только Земля не прекратит своего существования, глобализация всегда будет с нами. По сути дела, она всегда с нами и была. Никогда столько стран мира не имели такого количества торговых соглашений и не извлекали из этого столько доходов. Да, действительно, доходы распределяются несправедливо, но они существуют. Так что речь, прежде всего, идет о том, чтобы быть конкурентоспособными, а политики крайне редко демонстрируют подобные качества. Поэтому левые должны всячески готовить и выдвигать на ответственные должности технократов. Мы готовим технократов или мальчиков, которые сегодня преподают религию, завтра - педагогику и при этом могут настроить вам видеоигру за 5 минут? Какова наша производственная модель? На общемировом рынке левые должны обеспечить, чтобы малоимущие имели доступ к такому образованию, которое позволило бы им конкурировать на равных с более обеспеченными. Это предполагает не только обеспечить получение высшего образования или нормальную работу социальной сферы, но и развитие свободной конкуренции, которая исключала бы всякое кумовство со стороны более обеспеченных слоев общества. Необходимо поставить во главу угла конкретные заслуги конкретного человека, а не его происхождение или финансовое состояние. Труд, а не подачки, общественная солидарность, а не меценатство и т.д. Поменьше слов, побольше дела.

Также по теме: Кризис не тетка  - испанцы полюбили подержанные вещи

Lambda
Ты, прав, конечно. Строго говоря, социал-демократия села на мель. Вместе с христианскими демократами социал-демократы были полезны, пока существовал железный занавес. Социал-демократия смягчала остроту проблем и перераспределяла богатство. Если сравнить доходы, то в те времена, состоятельные люди и крупные предприятия гораздо больше давали государству, чем сейчас.

Просто нужно было оправиться от войны, а чтобы это сделать, необходимо было стимулировать народ, дав ему работу и обеспечив необходимые условия для жизни.

Не будем забывать, что до прихода к власти Гитлера в Германии было чудовищное неравенство и очень высокий уровень безработицы. А Гитлер оказался единственным, кто решился отвергнуть Версальский договор. Чудовища не появляются ниоткуда.

И если мы хотим, чтобы все получилось, то надо ставить вопрос не о равенстве, а о справедливости. О справедливой системе для всех, кто в нее входит. Системе, где будет обеспечена надежная защита самым малоимущим. Это касается также экономики и государства и очень  хорошо отражено в лозунге «Свобода, равенство, братство».

Капитализм является эффективным двигателем экономики. Но, как и всякая лошадь, которая вдруг понесла, он может ввергнуть нас в пропасть. Даже изобилие имеет свои границы. Я до сих пор смеюсь над понятием «бесконечного роста», запущенным в оборот в 80-90-е годы. Теперь мы говорим об «устойчивом росте». Но что-то меня одолевают по этому поводу некоторые сомнения. Капитализм является творением человека, как и его финансовые правила. Правила можно в любой момент изменить. Кто и как это делает? Те, у кого в руках финансовые рычаги. Или вы думаете, бреттонвудские соглашения были заключены просто так?...

Frydman
Создавать материальные ценности, осуществлять инновации, это, конечно, правильно. Во многих случаях нужно просто делать все чуть лучше, чтобы обрести конкурентные преимущества. Мы в Европе и в Испании могли бы иметь свой Intel и Google, если бы отдавали свою талантливую молодежь за границу вместо того, чтобы направлять более 2% ВВП на инновации (как США, Израиль, Китай). Но торговые марки Zara и Mercadona можно иметь и без наукоемких технологий. В то время как крупные монополии, имеющие (благодаря обильным финансовым вливаниям  свободный доступ в правительственные кабинеты, отстаивают там свои преимущества и выстраивают государство в соответствии со своими интересами, средства, выделяемые на научно-исследовательские работы, а также на развитие малого и среднего бизнеса, продолжают урезаться. А модернизация энергетических мощностей, передовые формы производства и умные сети - все это откладывается на потом. Конечно, это не фигурирует среди приоритетов газовой компании Gas Natural Fenosa, но почему же тогда Гонсалес фигурирует в числе ее высших руководителей?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.