Gazeta Wyborcza: Вы разговаривали с послом России по случаю вручения ноты с сожалениями по поводу нападения на российское посольство в Варшаве?

Катажина Пелчиньская-Наленч (Katarzyna Pełczyńska-Nałęcz):
Нет, нота передавалась на уровне руководства департамента.

— Посол Александр Алексеев говорил, что побеседует об инциденте с министром.


— Посол получил ноту с нашими соболезнованиями от заместителя руководителя департамента, поскольку руководитель находилась в тот момент в служебной командировке. Это нормальная стандартная практика. Одновременно мы выразили обеспокоенность событиями, которые произошли у нашего посольства в Москве и, конечно, имели меньший масштаб. Мы получили заверения, что дело будет расследовано, а виновные наказаны. И это было сделано. Мы отметили незамедлительную реакцию Москвы на данный инцидент.

— Из правых кругов раздаются голоса, что Польша стала мастером извинений, что мы унижаемся перед Москвой, а президент, высказавший слова сожаления, — стал рупором Кремля. Вся эта история рассматривается через призму польского достоинства.

— Прискорбно, что у посольства России в Варшаве произошел такой инцидент. Правила хорошего тона говорят, что когда происходит что-то нехорошее, следует высказывать соболезнования. Тут дело не в достоинстве, а в хорошем воспитании.

— Подобные происшествия свидетельствуют о состоянии наших взаимоотношений. Если они не в порядке, то одна из сторон стремится к эскалации напряженности. Вы замечаете это со стороны России?

— Нет, стремления к эскалации напряженности я не вижу.

— Посол России говорил, что в Польше нагнетается антироссийская истерия.

— В Польше есть группировки с крайними взглядами на действительность. Они оценивают с такой позиции правительство, внешнюю политику, отношения с Россией. Вместе с тем общество считает польско-российские контакты важной сферой, а опросы показывают, что большинство поляков хотело бы хороших отношений с Москвой.

Читайте также: Прохладные отношения между США и Россией - это шанс для Польши

— Можно ли назвать премьер-министра слугой Путина, а главу МИД — министром путинского правительства?

— Это крайне радикальная позиция.

— Это позиция «Права и Справедливости» (PiS) — самой крупной оппозиционной партии.

— Существует и другой взгляд на эти отношения. Они важны, трудны, но скрывают в себе большой потенциал. Это отношения, которые следует с взаимной пользой развивать во многих практических сферах. Несмотря на экономическую стагнацию в Европе сейчас между нашими странами отмечается самый высокий уровень товарооборота за многие годы. Россия — это огромный рынок. Существует и общественный аспект: мы все концентрируем внимание на инцидентах у посольств, а в Варшаве в это время проходил (на мой взгляд, замечательный) кинофестиваль «Спутник». В Калининграде в прошлые выходные состоялся II Российско-польский форум СМИ. Прекрасно работают приграничные программы обменов.

— Однако возникают проблемы, раздуваемые крайними силами. Подписание меморандума о реализации проекта газопровода «Ямал—Европа-2» повлекло за собой лавину отставок, в том числе министра госказначейства. Кроме того Польша заявляет, что не отдаст холдинг Azoty в руки россиян.

— Я не уверена, что это самые главные проблемы. Я рассматривал бы их как расхождение в интересах. Мы довольны возможностями инвестирования в России, а российская сторона чувствует определенную неудовлетворенность по поводу инвестиций в нашей стране. Конкретная проблема есть в энергетике, но это, скорее, отражение конфликта между Россией и Европейским Союзом. Это спор покупателей с крупным поставщиком энергоресурсов, каковым выступает Москва. Россия хочет иметь монополию на транзитную инфраструктуру, долголетние контракты, высокие цены. В свою очередь, покупатели заинтересованы в низких ценах, диверсификации поставок и в том, чтобы поставщик не контролировал рынок дистрибуции.

— Четыре года назад появились сигналы, что в рамках учений «Запад −2009» Россия отрабатывает ядерный удар по Варшаве. В этом году состоялись очередные военные маневры «Запад», а НАТО провело свои учения Steadfast Jazz, которые навеяли Москве ассоциации с холодной войной. Это признак напряженности?


Также по теме: Нападение на российское посольство - более чем постыдный инцидент

— Эти учения также демонстрируют расхождение в интересах. Кремль не хочет появления системы ПРО, а Варшава считает, что ее создание соответствует нашим интересам безопасности. Однако Россия не представляет сейчас для Польши военной угрозы, точно так же как Польша и НАТО не должны рассматриваться как реальная угроза для России. У россиян есть прекрасные эксперты, и они отлично знают, откуда исходит реальная опасность.

— Тень на наши отношения накладывает спор вокруг Украины. Польша выступает одним из самых больших сторонников подписания соглашения об ассоциации Киева с ЕС, которое не устраивает Москву. Каждый тянет Украину в свою сторону.

— Я бы не говорила здесь о перетягивании. Евросоюз сформулировал определенное предложение, которое отвечает европейским интересам и выгодно для Украины. Мы с уважением отнесемся к любому выбору Киева, никаких ответных мер не последует. В этом состоит различие между ЕС и Россией. Между тем я не чувствую, что эта ситуация в какой-то мере влияет на наши отношения с Москвой.

— Стремится ли Россия к хорошим отношениям с Польшей? Высказывание Путина о «братьях поляках» — это нечто большее, чем просто риторическая формула?

— Обеим сторонам должно быть важно максимально использовать потенциал наших отношений. Мы хотим обращаться к позитивным моментам, а с российской стороны есть понимание и желание вести сотрудничество, хотя, конечно, остаются и проблемы.

— Каким образом этот «позитивный потенциал» может быть применен в ближайшей перспективе?


— Вскоре мы станем свидетелями продолжения того процесса, начало которому положил визит в Варшаву Патриарха московского и всея Руси Кирилла. В университете им. кардинала Стефана Вышинского с 28 по 30 ноября пройдет конференция «Будущее христианства в Европе: роль Церквей и народов Польши и России». Ожидается, что на нее приедет высокопоставленная делегация Русской православной церкви.

— Что-то еще?

— В России есть такое правило, что каждый год посвящен какой-нибудь стране. 2015 станет годом Польши в России и России в Польше. Это произойдет впервые за два десятка лет нашей современной истории. Это уникальная возможность для формирования доверия между учеными, представителями культуры и гражданского общества, а также шанс углубить знания об обеих странах: ведь несмотря на географическую и культурную близость мы знаем друг о друге мало. Социологические опросы показывают, что уровень знаний россиян о Польше невысок, а поляков о России падает. А незнание способствует распространению стереотипов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.