Американская сланцевая «революция» радикально меняет ситуацию в областях экономики, занятости и национальной энергетической безопасности. В ближайшие годы ее последствия начнут сказываться далеко за пределами наших границ и смогут служить экономическим и геополитическим интересам США.

В последние месяцы идет горячая дискуссия о рисках и преимуществах экспорта нашего газа в другие страны в виде сжиженного природного газа. Многие утверждают, что в результате газ подорожает для американских потребителей. Дать точный прогноз, конечно, трудно, однако маловероятно, что экспорт СПГ сильно повлияет на внутренние цены. Тем не менее, анализу возможных последствий такого экспорта уделяется сравнительно мало вниманию. В реальности он многое даст как мировым энергетическим рынкам, так и американской экономике, выгоды для которой не ограничатся деньгами от продажи газа.

Несомненно, что сланцевая революция в США может сильно повлиять на экономику других стран. Сейчас в Соединенных Штатах газ стоит примерно 3-4 доллара за тысячу кубических футов – в три раза дешевле, чем в Европе. В ближайшие пять лет Европа вряд ли сможет сама снабжать себя сланцевым газом. Поэтому многие из европейских стран приветствовали бы возможность импортировать сланцевый газ из Америки и платить за него меньше, чем они платят сейчвс. Некоторые из них также хотят построить собственные терминалы для СПГ.

Кроме того, экспорт СПГ обеспечит нам одно важное геополитическое преимущество. Россия, господствующая на энергетическом рынке Центральной и Восточной Европы продолжает использовать газ как дипломатический инструмент во многих частях региона. Увеличив предложение газа на мировом рынке, США снизят уровень политического влияния Москвы.


Больше всего на кону стоит сейчас для двух стран – Польши и Украины. Польша платит за российский газ одну из самых высоких в Европе цен и активно старается снизить объем газового импорта. В данный момент она старается повышать внутреннее производство энергии и энергетическую эффективность, снижать потребление и диверсифицировать источники энергоснабжения. Ведется строительство терминала для импорта СПГ, первые поставки должны начаться в 2015 году.

Украина занимает второе в Европе место (после Германии) по импорту российского газа. Ей уже дважды – в 2006 и 2009 годах – перекрывали газоснабжение. Сейчас Россия сильно давит на Киев, требуя, чтобы он последовал примеру Белоруссии и присоединился к Таможенному союзу в обмен на дешевый газ. Однако украинское правительство, наконец, занялось систематическим укреплением своей энергетической независимости. Его нынешний подход основан на снижении потребления, а также на развитии возобновляемых источников энергии, реверсных поставок из Центральной Европы и добычи шельфового и сланцевого газа. Украина также строит терминал для СПГ на Черном море.

Сейчас есть серьезные основания сомневаться, что Украина сможет подписать на следующей неделе в Вильнюсе соглашение об ассоциации с Европейским Союзом. Некоторые опасаются, что в итоге эта страна может попасть в орбиту России. Как бы то ни было, обеспечение энергетической независимости и диверсификация поставок в любом случае будут входить для нее в число приоритетных задач.

Польша, Украина и другие страны региона сейчас рассчитывают, что поставки американского СПГ помогут им положить конец российской газовой монополии и энергетической дипломатии Москвы. Соответственно, Вашингтону следует начать экспорт природного газа и построить больше терминалов для его сжижения. Правительство и газовые экспортеры должны запустить совместную стратегическую инициативу по созданию условий для поставки газа в Польшу, на Украину и в страны Прибалтики. Вашингтон должен поддержать энергетическую независимость этих государств не только на словах, но и конкретными делами.

Экспорт СПГ из США в Европу может обеспечить тройную выгоду. Это будет выгодно Америке, так как позволит создавать рабочие места в энергетическом секторе. Это будет выгодно нашим европейским партнерам, которые смогут меньше платить за газ, усилить конкуренцию в отрасли и укрепить свою энергетическую безопасность. И наконец, это будет выгодно американской экономике. Европа – наш партнер номер один. Если мы поможем ей восстановиться после экономического кризиса и укрепим евроатлантическое партнерство, это напрямую скажется на нашей национальной экономике и на нашем рынке труда. Во внешней политике мало очевидных вещей, но полезность экспорта СПГ в Европу, особенно в Восточную Европу – определенно, одна из них.

Билл Ричардсон – бывший министр энергетики США и бывший губернатор Нью-Мексико.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.