Руководитель отдела России Центра восточных исследований в Варшаве Марек Менкишак (Marek Menkiszak) издал чрезвычайно ценную работу («Большая Европа: путинское видение европейской (дез)интеграции» / Wielka Europa: Putinowska wizja (dez)integracji europejskiej), в которой рассказывается о том, как россияне стараются предложить государствам ЕС и в первую очередь Германии так называемый проект Большой Европы. Эта концепция предполагает политическую и экономическую интеграцию двух структур: западной, опирающейся на Европейский Союз, и восточной, базирующейся на находящемся под российским руководством восточном сообществе. Такая интеграция позволила бы новой Европе приспособиться к условиям меняющегося мира (динамичный рост Китая, Индии и т.д.). Однако Европейский Союз до сих пор не предпринял переговоров на эту тему, а позиция Москвы начала, по-видимому, постепенно ослабевать. Игра разворачивается сейчас вокруг Украины, Грузии и Молдавии — стран, которые все смелее смотрят в сторону Запада, а одновременно представляют в качестве сферы влияния интерес для Кремля. Если европейская концепция расширения, хотя бы в экономическом аспекте, будет воплощена в жизнь, может оказаться, что России придется забыть о Большой Европе или, скорее, о себе в роли равноценного участника подобного проекта.

Каждое крупное европейское государство ведет в отношении Москвы самостоятельную политику. Это делает Германия, которая подходит к экономическому сотрудничеству со смесью недоверия и интереса; Франция, которая слышит в свой адрес обвинения, что она стала членом клуба друзей России; Италия и скептическая, но прагматичная Великобритания. Так следует действовать и Польше. Отношения между Москвой и Варшавой складываются, мягко говоря, не лучшим образом. Польша неуютно чувствует себя в состоянии энергетической зависимости от РФ (с этим связано желание создать инфраструктуру для диверсификации поставок), а с другой стороны заметно, что российский бизнес наталкивается у нас на серьезные препятствия. Формированию доверия не способствуют также российские намеки на «санитарные» проблемы с польскими продуктами: необязательно обладать незаурядной памятью, чтобы вспомнить ситуацию с эмбарго на наше мясо.

Несмотря на это объем товарооборот между Польшей и Россией в 2012 году достиг примерно 38 миллиардов долларов (!) и, видимо, продолжит увеличиваться. Россия занимает сейчас второе место среди наших импортеров и пятое — среди государств, куда мы экспортируем свои товары. Для Москвы мы занимаем четвертую позицию среди импортеров и пятую — среди направлений экспорта. Неиспользованный потенциал — это, в первую очередь, польский экспорт. Самое интересное, что этим неиспользованным потенциалом обладает и весь Евросоюз.

Сумма всех страхов


С 1991 года Россия находится не в самой сильной позиции: этому послужили не только территориальные потери (если сравнить нынешнюю РФ с Советским Союзом), но и расширение НАТО и ЕС на бывшие государства восточного блока, а сейчас — действия ЕС и его отдельных членов, направленные на то, чтобы привязать к себе страны Восточного партнерства. Внезапно оказалось, что у России возникли проблемы с созданием собственного блока: с Белоруссией и Казахстаном завоевать мир будет сложно. В Средней Азии появились американцы и китайцы, все более активно проявляют себя в Азии японцы, у которых с россиянами до сих пор есть нерешенные территориальные споры. Даже в Сирии российская политика направлена, скорее, на удержание прежнего влияния, а не на его расширение.

Есть одна область, в которой неоднородный, если говорить о внешней политике, Европейский Союз может действительно многого добиться. Это экономическая политика, которую данная организация способна вести эффективно. Помимо этого ЕС, а в его рамках Европейская комиссия, предпринимает шаги в энергетической сфере, направленные на создание открытого свободного рынка энергоресурсов и диверсификацию их поставок. Европа получила еще один инструмент: Россия стала членом Всемирной торговой организации. А ВТО — это не только привилегии, но также обязанности и система решения международных споров.

ЕС справляется с Россией: примеры

Хотя в политических аспектах подход европейцев к России бывает разным, их никак нельзя обвинить в том, что они стремятся поддерживать монополии или завышенные цены. Приведем пару примеров:

1) Польско-российские переговоры 2010 года по поставкам газа. Благодаря вмешательству Еврокомиссии Варшава получила в договоре пункт о возможности реэкспорта, также был изменен транзитный оператор — все в духе европейского права;

2) «ЕС обыгрывает Россию», — писал в блоге Dyplomacja Марек Бельдзиковский (Marek Beldzikowski), когда россияне не только обязались значительно снизить цены, но и принять положения Третьего энергетического пакета, получив взамен фигу с маслом, а не безвизовое передвижение;

3) ЕС заводит антимонопольное дело против Газпрома и готовится предъявить ему обвинения. Раз штраф на миллиард евро получил даже Microsof, то почему не россияне? Комиссия обвиняет их в завышении цен в Литве и Польше, а также в препятствовании процессу диверсификации;

4) Евросоюз собирается в рамках ВТО решить спор с Россией по поводу утилизационного сбора.

Все эти действия доказывают, что Европа осознает свою силу и хотя она пребывает в стагнации, ВВП ЕС почти в восемь раз превосходит ВВП России.

Экономические данные свидетельствуют, что ЕС способен отстаивать свои позиции. Объем импорта из России оценивается в 213 миллиардов евро, это второе место после Китая, однако экспорт выглядит уже хуже: Россия находится на четвертой позиции за... Швейцарией. Европейский Союз для Российской Федерации — это важнейший торговый партнер: первое место в экспорте и импорте перед Китайской Народной Республикой.

Вывод из всего этого простой: нам не следует панически бояться Москвы. Россия, как каждый разумный игрок, стремится к максимизации своих доходов, но ее позицию никак нельзя сравнить с временами СССР. Зато, как показывают статистические данные, у нас остаются огромные резервы для экспорта на российский рынок. Нашей (польской и европейской) целью на ближайшие годы должно стать преодоление торгового дефицита.

А в вопросах расширения ЕС и интеграции с государствами бывшего восточного блока мы можем продолжать гнуть свою линию: разница потенциалов настолько высока, что последствий можно не опасаться. В свою очередь, с точки зрения Польши важнее всего, чтобы польские цели на востоке (как, например, соглашение об ассоциации с Украиной) одновременно становились целями всего Европейского Союза.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.