Вот уже в третий раз за этот год Франсуа Олланд собирается отдать распоряжение о военном вмешательстве за границей. В феврале речь шла о Мали, в сентябре под прицелом оказалась Сирия (там ничего так и не произошло по прекрасно известным всем причинам), тогда как сейчас около 1000 французских солдат готовятся к отправке в Центральноафриканскую Республику.

Получается, что Франсуа Олланд уверенно чувствует себя в роли верховного главнокомандующего, демонстрируя жесткость и решимость, которых, как считает общественность, ему так не хватает во внешней политике.

Рейтинги президента опустились до рекордно низкого уровня, и, следовательно, в ближайшем будущем он не может рассчитывать на политические «дивиденды» от военной операции. По большей части успешное (пусть французским силам и пришлось остаться там дольше, чем планировалось) вмешательство в Мали не принесло никаких кардинальных перемен и практически не отразилось на общественном мнении.

Возвращение Франции в Африку


Цель операции в Центральной Африке заключается совершенно в другом: речь идет о «возвращении» Франции на черный континент после десятилетий вмешательства, за которыми последовал период относительного безразличия или даже откровенно неуместных поступков («Африканский человек не вошел в историю», — заявил Саркози в Дакаре в 2008 году).

Это стратегическое решение находит свое отражение не только в военной сфере. 6 и 7 декабря главы многих африканских государств прибудут во Францию на саммит по вопросам безопасности по прозвучавшему после операции в Мали приглашению Франсуа Олланда. Эта встреча на высшем уровне, разумеется, будет перекликаться с событиями в Центральноафриканской Республике.

Вопрос обеспечения африканцами их собственной безопасности обсуждается уже многие годы, однако ничего конкретного пока не видно. В Мали вмешательство французской армии было связано в первую очередь с недостатком военных возможностей африканских стран. Подобный сценарий разворачивается и сегодня в Центральноафриканской Республике.

Сейчас это государство все глубже погружается в хаос, который устроили мятежники и вышедшие из-под контроля отряды ополчения. Десятки тысяч местных жителей вынуждены бежать в леса, где они страдают от голода и болезней. Работающие в стране гуманитарные организации, и в том числе «Врачи без границ», призывают на помощь мировые державы.

«Авианосец» в центре Африки


В ЦАР так и не появилось настоящего государства, хотя с момента провозглашения независимости прошло уже полвека. Франция, нужно сказать, тоже приложила к этому руку, устраивала государственные перевороты и короновала угодных ей царьков, чтобы защитить свои военные базы в стране, которую рассматривают как «авианосец» в центре Африки.

Что-то изменилось? Год назад пришедший к власти силой оружия президент Франсуа Бозизе обратился к Франции с просьбой о помощи в борьбе с мятежом коалиции «Селека». Франсуа Олланд оставил эти призывы без внимания, и находившиеся в Банги французские войска бесстрастно наблюдали за победой мятежников и разграблением столицы несколько месяцев спустя.

Через год Франция все же готовится провести вмешательство, однако его цель не в том, чтобы поддержать несуществующий режим, а в том, чтобы остановить падение страны в кровавый хаос до прихода подкреплений от африканских и ооновских сил. Подготовка должна еще больше ускориться после намеченного на ближайшие дни голосования по резолюции в ООН (Париж был готов переступить через неодобрение Совбеза по Сирии, но это уже совсем другой вопрос...).

Речь идет о не слишком масштабной операции (1000 человек, шесть месяцев), однако Франция все равно идет на немалый риск. Она отталкивается от того, что появление европейских солдат успокоит страсти и остановит кровопролитие, которое напоминает скорее бесчинства наемников, чем настоящую войну. Время покажет...

Что касается сроков операции, на чудо рассчитывать вряд ли приходится: сомнительно, чтобы африканские силы смогли уже через полгода принять эстафету и гарантировать Центральноафриканской Республике стабильность, которой ей так не хватает для формирования достойного называться таковым государства.

Туманные воспоминания о Франции...

Таким образом, ситуация требует срочного вмешательства, хотя прозвучавшие в Париже и Нью-Йорке слова о «геноциде» вряд ли можно считать уместными: пока ничто не говорит о стремлении одного лагеря уничтожить другой по этническим или религиозным причинам, как это, например, было в Руанде.

Если же Франция добьется успеха в центральноафриканской операции, то сможет восстановить немалую часть серьезно ослабшего влияния на континенте и показать себя важнейшим партнером там, где о ней остались лишь смутные воспоминания...

Франция может много добиться для себя в современной Африке, которая диверсифицировала партнеров с массовым наплывом китайцев и вызывает все больший интерес в США, Индии, Бразилии и т.д. Разумеется, при условии, что она не споткнется о сохранившиеся по сей день неоколониальные рефлексы. В этом-то и будет заключаться главная задача Франсуа Олланда.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.