Агентство национальной безопасности собирает около пяти миллиардов записей о перемещениях мобильных телефонов в день, о чем свидетельствуют совершенно секретные документы и интервью с сотрудниками американской разведки. Это помогает АНБ отслеживать передвижения людей и фиксировать их местонахождение в таких масштабах, которые прежде были просто немыслимы.

Эти данные попадают в обширную базу данных, где хранится информация о местонахождении как минимум сотен миллионов мобильных устройств. Об этом свидетельствуют люди, а также документы, предоставленные бывшим сотрудником АНБ Эдвардом Сноуденом. Новые проекты, созданные для анализа данных, обеспечили разведывательное сообщество инструментом массовой слежки.

АНБ не собирает данные о местонахождении американцев специально, однако агентство получает огромные объемы информации о местопребывании американских сотовых телефонов «случайно». В юридической терминологии это «предсказуемый, но непреднамеренный результат».

Один из руководителей программы сбора данных, согласившийся на разговор анонимно с разрешения АНБ, сказал, что агентство «получает огромные объемы» данных о местонахождении мобильных телефонов по всему свету, подключаясь к кабелям, соединяющим мобильные сети во всем мире, и обслуживающим телефоны как иностранцев, так и американцев. Вдобавок к этому ежегодно собираются данные о десятках миллионах американцев, путешествующих вместе со своими мобильными устройствами за рубежом.

По своему размаху, масштабам и потенциальным последствиям для неприкосновенности частной жизни действия по сбору и анализу данных о местонахождении превосходят все прочие программы слежки АНБ, разоблаченные с июня месяца. Аналитики могут отыскать сотовый телефон в любой точке мира, отследить его перемещения задним числом и выяснить тайные связи между людьми, пользующимися этими телефонами.



Американские представители заявляют, что программы сбора и анализа данных о местонахождении вполне законны и предназначены исключительно для получения разведывательной информации о зарубежных объектах.

Роберт Литт (Robert Litt), занимающий должность главного юрисконсульта в Управлении директора национальной разведки, которое руководит АНБ, заявляет: «В системе разведки нет ни одного органа, имеющего полномочия целенаправленно собирать в больших объемах информацию о местонахождении сотовых телефонов на территории США».

У АНБ нет оснований для подозрений в том, что перемещения подавляющего большинства абонентов мобильной связи имеют какое-то отношение к национальной безопасности. Скорее, агентство собирает эти данные общей массой из-за того, что его самые мощные аналитические средства, известные под названием CO-TRAVELER, позволяют ему отыскивать неизвестных единомышленников известных объектов слежки, следя за тем, где их перемещения совпадают и пересекаются.

Однако защитники личной тайны уверены в том, что данные о местонахождении, особенно накапливаемые на протяжении длительного времени, являются очень важными и могут нанести ущерб находящемуся под слежкой. Современные математические методы позволяют аналитикам АНБ фиксировать взаимоотношения владельцев сотовых телефонов, сопоставляя закономерности их передвижений за длительное время с тысячами и миллионами других абонентов сотовой связи, которые попадаются им на пути.

CO-TRAVELER и прочие программы требуют методичного сбора и хранения данных о местонахождении буквально в планетарном масштабе. Государство издалека следит за людьми, когда они участвуют в конфиденциальных деловых встречах, обращаются в медицинские учреждения с личными проблемами, находятся в гостиничных номерах и в прочих обычно защищенных местах.

«Один из ключевых компонентов данных о местонахождении, усиливающий их важность, заключается в том, что законы физики не позволяют нам скрывать эти данные, — говорит главный технический специалист Американского союза гражданских свобод Крис Согоян (Chris Soghoian). — Ценящие конфиденциальность люди могут кодировать свои электронные сообщения и скрывать свою личность в онлайне, однако единственный способ скрыть свое местонахождение — это отключиться от современной системы коммуникаций и уйти жить в пещеру».

АНБ не знает заранее, какая микроскопическая часть записей может ему понадобиться, и поэтому оно собирает и хранит данные по максимуму. Кое-кто говорит, что этот объем составляет 27 терабайт, или в два раза больше того текстового объема, который хранится в библиотеке конгресса.

Как сообщалось в марте 2012 года на совещании в АНБ, программы определения местонахождения дают такие колоссальные объемы информации, что «мы не в состоянии обработать, проанализировать и сохранить все данные». За полтора прошедших с того момента года АНБ перешло на другую систему обработки данных, которая обладает большей мощностью и емкостью.

Вероятность того, что спецслужбы занимаются сбором данных о местонахождении людей, и в частности американцев, давно уже вызывает тревогу у борцов за неприкосновенность частной жизни и у законодателей. Трое сенаторов-демократов — Рон Уайден (Ron Wyden) из Орегона, Марк Юдэлл (Mark Udall) из Колорадо и Барбара Микульски (Barbara Mikulski) из Мэриленда — внесли поправку в законопроект о военных расходах на 2014 год, которая требует от американских разведывательных служб сообщать о том, «собирали ли они и планировали ли собирать данные о местонахождении большого количества американцев, не замеченных в подозрительной деятельности».

Директор Агентства национальной безопасности Кит Александер (Keith B. Alexander) сообщил в октябре в своем выступлении перед сенатом, что у АНБ в 2010 и 2011 годах был экспериментальный проект по сбору «образцов» данных о местонахождении американских сотовых телефонов. Собранные данные ни разу не использовались в целях разведывательного анализа, и проект был остановлен, поскольку не представлял «оперативной ценности», сказал он.

Александер признал, что более обширный сбор таких данных «может стать необходимостью для страны в будущем, но не сейчас».

По одним только документам Сноудена невозможно определить количество американцев, за местонахождением которых за рубежом осуществляло слежку АНБ. А высокопоставленные представители американской разведки отказывают сообщить даже оценочные цифры.

«Нам неудобно приводить какие-то конкретные цифры», — сказал в интервью по телефону сотрудник одного разведывательного ведомства. Принимавшая участие в интервью пресс-секретарь АНБ прервала его и сказала, что агентство не может подсчитать это количество.

Один адвокат из спецслужб с разрешения агентства сказал, что данные о местонахождении они получают такими методами, которые «направлены за пределы США», и в ходе интервью повторил эту фразу три раза. По его словам, когда осуществляется сбор данных об американских сотовых телефонах, на них не распространяется действие четвертой поправки, защищающей американцев от необоснованных обысков и задержаний.

Как сообщается в совершенно секретных слайдах одной презентации, АНБ собирает данные о местонахождении во всем мире с 10 крупных «указателей разведдеятельности», или SIGAD.

Указатель STORMBREW, например, опирается в своей работе на двух безымянных корпоративных партнеров, носящих кодовые названия ARTIFICE и WOLFPOINT. Согласно данным с сайта АНБ, эти компании управляют работой «физических систем» АНБ, или техники перехвата, а «АНБ лишь задает им вопросы об управлении задачами и об обновлениях».

STORMBREW собирает данные с 27 линий телефонной связи, которые называют парами МП/МН (место происхождения / место назначения), и которые обычно передают трафик с внутренней сети одного провайдера на внутреннюю сеть другого. Среди этих данных кодовые обозначения вышек сотовой связи, которые можно использовать для определения местонахождения телефона.

Похоже, что агентство обладает очень обширным доступом к сетям операторов связи.

«Многие базы данных совместного пользования, типа используемых в роуминге, доступны в полном виде любому оператору, которому необходим доступ к какой-то ее части, — говорит доцент кафедры кибернетики и информатики Пенсильванского университета Мэтт Блейз (Matt Blaze). — Такая „единообразная“ модель доверия ведет к тому, что очень многие организации и компании получают доступ к данным о клиентах, с которыми они не ведут никаких дел. А разведывательное ведомство — как свое, так и чужое — может получить доступ к огромному количеству данных об абоненте, просто вскрыв базы нескольких операторов».

Некоторые документы из архива Сноудена свидетельствуют о том, что получение данных о местонахождении в США превратилось в такую рутину, что об этой работе в качестве примера говорится в учебных материалах. Так, в анализе АНБ по контртерроризму, представленном в официальном докладе об аналитических методах работы за 2012 год, рассказывается о трудностях слежения за людьми, которые пользуются двумя разными сетями сотовой связи. Там говорится, что очень сложно установить связь между пользователем сети T-Mobile и сети Verizon. Отвечая на вопрос в связи с этим докладом, один представитель американской разведки сказал, что это просто неудачный пример, который не соответствует зарубежной направленности этой программы. Нет никаких свидетельств того, что эти компании сотрудничают с АНБ, и обе они отказались от комментариев.

Возможности АНБ по определению местонахождения просто ошеломляют, если почитать документы Сноудена. Они указывают на то, что агентство может свести на нет любые попытки обеспечить безопасность и скрытность связи.

Стремление обеспечить конфиденциальность, характерное для диссидентов, журналистов и террористов, пользующихся методами онлайновой кодировки и анонимности, а также использование одноразовых телефонов и включение их лишь на время непродолжительных разговоров — все это дает повод для тщательной проверки. Так, CO-TRAVELER берет на заметку такой момент, как подключение нового телефона к вышке вскоре после того, как полностью и навсегда отключится другое находящееся рядом устройство.

Попытки обезопаситься, когда находящиеся рядом устройства отключаются и включаются в одно и то же время, «помогают определить, связаны ли они между собой ... для чего используются соответствующие поведенческие закономерности», говорится в 24-страничном официальном докладе АНБ, который оно подготовило совместно с Национальным агентством графических и картографических работ, Управлением связи Австралии и частными подрядчиками.

Главная черта каждого из таких инструментов это то, что конкретные цели им заранее неизвестны, и они даже не находятся под подозрением. Они работают в безбрежном океане данных в хранилище АНБ FASCIA, где имеются триллионы записей метаданных, среди которых есть и данные о местонахождении, составляющие немалую, но неизвестную долю.

Основные аналитические инструменты фиксируют дату, время и местонахождение телефона в поисках закономерностей или важных совпадающих моментов. Другие программные средства учитывают скорость и маршруты движения большого количества мобильных устройств, накладывая электронные данные на карты, чтобы рассчитать возможное время в пути и определить, какие устройства в дороге могли пересечься.

Чтобы решить проблему неуловимой слежки за работающими за рубежом сотрудниками ЦРУ, одна компания создала аналитическую модель, с помощью которой тщательно фиксируется маршрут агента и производится поиск других постоянно находящихся поблизости мобильных устройств.

«Оперативные сотрудники пока еще не проверили и не подтвердили ее результаты», — говорится в докладе.

С участием Джули Тейт (Julie Tate).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.