Ветреным сентябрьским вечером второй на Украине по размерам состояния человек Виктор Пинчук вышел на сцену Ливадийского дворца в курортном черноморском городе Ялте, чтобы представить почетного выступающего на организованной им ежегодной конференции по развитию связей Украины с Западом. Этим выступающим стала бывший госсекретарь Хиллари Клинтон. Рядом с ней за шикарным столом, накрытым для изысканного обеда из пяти блюд, сидел ее супруг. В зале также находились Шимон Перес, Тони Блэр, несколько бывших глав европейских государств, высокопоставленные дипломаты и промышленные магнаты. «Господин президент, вы действительно суперзвезда, — сказал Пинчук Биллу Клинтону, как будто извиняясь. — Но госсекретарь Клинтон, она настоящая мегазвезда». 

Еврейский сын советской системы Пинчук, ставший магнатом металлургии и СМИ, а в последнее время выступающий в качестве миллиардера-филантропа, был в своей стихии. В свои 52 года этот человек наслаждается новообретенной ролью международного мецената, стремящегося европеизировать свою страну. Он достаточно богат и влиятелен, чтобы отпускать шуточки в адрес бывшего американского президента. 

Это весьма примечательная трансформация. Всего девять лет тому назад Пинчука, ставшего зятем находившегося тогда на посту президента Леонида Кучмы, осуждали многие соотечественники, называя бароном-разбойником, который воспользовался личными связями для скупки за гроши в период постсоветской приватизации самой ценной собственности на Украине, в то время как миллионы украинцев не могли свести концы с концами. Во время сфальсифицированных выборов 2004 года, которые вызвали так называемую оранжевую революцию на Украине, Пинчук поддержал отобранного Кучмой себе в преемники Виктора Януковича. Тот все-таки стал президентом в 2010 году, а недавно объявил о своем решении положить под сукно важное соглашение с Европейским Союзом и пойти на сближение с Россией, что вызвало мощные демонстрации, охватившие Киев в последние недели. 

Как и в 2004 году, появление на улицах выступающих за демократию и размахивающих флагами протестующих, которые заняли площадь Независимости, раскололо Украину на два лагеря: тех, чьи сердца принадлежат Западу, и тех, кому ближе Москва. 10 лет назад оранжевая революция едва не оставила Пинчука у разбитого корыта. Новое правительство во главе с Виктором Ющенко вновь национализировало металлургическое предприятие, которое магнат купил у государства в период президентства своего тестя, а затем без промедлений продало его иностранному инвестору за гораздо более высокую цену. Пинчук был вынужден вступить в борьбу, чтобы сохранить свою остальную собственность.

И сохранил. На протяжении нескольких лет после оранжевой революции он работал над созданием собственного образа филантропа. Недавно Пинчук пообещал отдать на благотворительность половину своего состояния, которое Forbes оценивает в 3,8 миллиарда долларов, начал участвовать в крупномасштабных кампаниях по борьбе со СПИДом, открыл в центре Киева бесплатный музей современного искусства и вместе со Стивеном Спилбергом решил снять документальный фильм о Холокосте на Украине. Когда про-европейские реформы начали тормозить, Пинчук стал главным защитником и заступником своей страны на Западе, и на ежегодных ялтинских конференциях он выступает за более тесную интеграцию Украины с Европейским Союзом. 

«Когда система рухнула, определенное количество людей получили доступ к чему-то, хотя получить это хотели все, — сказал мне Пинчук во время нашей встречи на прошлой неделе. — В результате появилось несколько богатых людей и огромное количество бедных. Разрыв сумасшедший, и это абсолютно несправедливо. И все понимают, что это несправедливо. Я, кстати, тоже считаю, что это несправедливо». 

Когда протестующие начали в этом месяце возводить баррикады в столице, Пинчук сначала хранил молчание, хотя его телеканалы активно освещали происходящие события. (Его тесть Кучма, против которого тоже была направлена революция 2004 года, вместе с двумя другими экс-президентами Украины подписал письмо в поддержку демонстрантов.) Но в последние дни, когда власти начали силой разгонять лагеря митингующих, Пинчук, наконец, нарушил молчание, лично появился в лагере демонстрантов и похвалил их за боевой дух. «Самое важное то, что украинское гражданское общество показало свою силу, — сказал он на этой неделе Financial Times. — Сильнее его нет ничего. Это вселяет в меня огромный оптимизм и веру в будущее нашей страны». 

Знающие Пинчука люди говорят, что такая эволюция этого человека вполне логична. Едва не потеряв свою бизнес-империю после оранжевой революции, он отчетливо понял, что созданная с его помощью постсоветская система, где могут рухнуть целые состояния с изменением направления политических ветров, имеет серьезные изъяны. «Он хотел бы оказаться в ситуации, когда для него не будет иметь никакого значения то, кто станет следующим президентом Украины, — сказал Стивен Пайфер (Steven Pifer), знакомый с Пинчуком с тех пор, когда он в 1998-2000 годах работал послом США на Украине. (Сейчас Пайфер работает в вашингтонском Институте Брукингса, который получает финансирование от Пинчука.) — Для него в этом главное преимущества превращения Украины в страну, где правит закон».

 

* * *

 

У Пинчука короткая стрижка, проницательный взгляд карих глаз и самоуверенность богатого человека. Его штаб-квартира, находящаяся в высотном доме в центре Киева, украшена скульптурами современного искусства, составляющими часть художественной коллекции магната стоимостью во много миллионов долларов. На фотографиях, стоящих на видных местах в кабинете Пинчука, он снят в компании Спилберга, Генри Киссинджера и Обамы с супругой. Когда я пришла к нему на встречу в начале месяца, Пинчука сопровождали три помощника, вооруженные записывающими устройствами. «Трех диктофонов хватит?» — шутливо спросил он их, когда мы сели беседовать. 

Родившийся в 1960 году в Киеве Виктор Михайлович Пинчук вырос в промышленном городе Днепропетровске на востоке Украины в семье еврейских интеллигентов. На книжных полках их маленькой двухкомнатной квартиры стояла классика мировой литературы, а походы в театры и музеи в детстве вошли у него в привычку. Пинчук до сих пор вспоминает посещение знаменитого музея Эрмитаж в Санкт-Петербурге, где он несколько часов простоял в благоговейном трепете перед «Возвращением блудного сына» Рембрандта, пока мать силой не увела его оттуда. Родители Пинчука Михаил и Софья оба были металлургами и постоянно жили от зарплаты до зарплаты, занимая деньги у друзей. Как-то раз им даже пришлось продать ценное собрание сочинений Джона Голсуорси в 16 томах.

Родители Пинчука познакомились на пароходе, когда плыли из Киева в Днепропетровск, куда они отправились поступать на учебу. Молодые люди еврейского происхождения были вынуждены уехать из родных мест в город поменьше, потому что в столице двери большинства хороших вузов были для них закрыты. Тем не менее, Пинчуки были определенно советскими людьми. Они даже ели свинину, а в редких случаях черную икру, когда могли себе это позволить. Они ставили и украшали елку на Новый Год, который в советские времена стал нерелигиозной заменой Рождества. «В молодости я ощущал себя советским человеком и гордился этим», — сказал Пинчук.

Но его дедушка с бабушкой дома говорили на идише, а его прабабушка, строго соблюдавшая религиозные обряды, на еврейскую пасху требовала для себя отдельные столовые приборы, из-за чего Пинчук купил ей как-то набор туриста. Дед тайком кормил его мацой, хотя сам был убежденным коммунистом и осуждал эмигрировавших в Израиль евреев, называя их действия непатриотичными по отношению к  Советскому Союзу. Но в детстве Пинчука почти не учили еврейским традициям. Как-то раз, поняв, что его прабабушка верующая, он попытался угодить ей и перекрестился, поскольку видел, как это делают его друзья из православных семей. «А она сказала: «Витя, ты что делаешь? — рассказал мне Пинчук. — Я тогда даже не понял, о чем она говорит».

Понимать он начал позже, когда в детстве его остановил милиционер, прошептавший ему на ухо: «Жид». В школе некоторые учителя любили считать, сколько евреев у них в классе. Они заставляли Пинчука вставать из-за парты и отвечать на унизительные вопросы перед всеми учениками, хотя ответы были известны каждому. «Где работает твоя мать? Где работает твой отец? Какая у тебя национальность? — вспоминал Пинчук. — Для некоторых детей это было чем-то вроде казни, когда все приходилось произносить вслух. Кто-то не выдерживал и говорил, что он украинец. А класс смеялся, потому что все всё знали. Такова была советская система. Тебя унижали. Либо же наоборот, ты высоко поднимал вверх голову». Пинчук сделал второе.

В юности он хотел поступить в медицинский институт и стать психиатром, но вместо этого решил продолжить семейную инженерную традицию и стал студентом Днепропетровского металлургического института, где до сих пор преподает его 77-летняя мать. Во время учебы Пинчук подрабатывал ночным сторожем на авторемонтном заводе, по ночам писал курсовые и заработал немного денег, чтобы купить стереосистему. Его мать сначала была шокирована, узнав, что сын работает сторожем, но потом стала готовить ему на работу обеды — его любимые мясные котлеты с картофельным пюре. На летние каникулы Пинчук поехал на стройку в Сибирь, где вместе с другими студентами заливал фундамент для свинофермы. Такого вида работа была популярна среди советского студенчества. Потом последовала другая работа — он стал резальщиком труб на заводе, который позже купил. «Оказалось, у меня коммерческий склад ума, — сказал Пинчук. — Не знаю, от кого это, ведь отец и мать у меня из интеллигенции». 

В 1987 году Пинчук защитил кандидатскую диссертацию в области технологии промышленного производства. Было это спустя два года после того, как Михаил Горбачев начал перестройку. Пинчук отправился на трубный завод в Могилев, находящийся в советской на то время Белоруссии, и предложил внедрить там новую технологическую схему производства труб. Пинчук должен был получить 7,5% авторского гонорара с добавочной прибыли от новых технологий, если схема окажется успешной. Схема оказалась успешной, но научно-исследовательский проектный институт, где работал Пинчук, забрал большую часть денег себе, выплатив ему лишь символическую сумму. 

После этого Пинчук решил работать самостоятельно на свой страх и риск. В 1990 году он основал инженерную фирму «Интерпайп», которая занималась внедрением новых конструктивных решений и технологических разработок на трубных предприятиях. Вскоре Пинчук начал зарабатывать 10 тысяч рублей в месяц, что было немыслимой суммой для советского инженера, у которого среднемесячная зарплата была около 150 рублей. Но Пинчук положил значительную сумму из своих заработков в сберегательный банк — и эти деньги сгорели в огне безудержной инфляции, которая наступила после распада Советского Союза в 1991 году. 

Когда пришел конец советской командной экономике, и начались рыночные реформы, государство перестало отвечать за экономическое планирование, и цепочки производственных поставок разрушились. Трубные заводы простаивали без стали, сталелитейным предприятиям был нужен кокс, коксохимическое производство нуждалось в угле, а шахтеры просто бедствовали без труб. Но всем хотелось иметь дефицитные потребительские товары, достать которые было невозможно, но о которых мечтал каждый советский человек: холодильники, микроволновки, соковыжималки и автомобили. И тут появляется Виктор Пинчук. Закупив в Москве для шахтеров заветные соковыжималки и громыхающие автомобили «Таврия», он сумел получить уголь для производства кокса. Уголь Пинчук обменял на кокс, который направил на металлургические предприятия, а полученный там металл — на трубное производство. В итоге ему досталось несколько тысяч тонн труб, которые к тому времени превратились в ценнейшую твердую валюту на фоне внезапно обесценившихся банкнот. «Соковыжималки превратились в трубы», — так Пинчук рассказывает о том, каким образом ему удалось стать миллионером. 

Бизнес начал разрастаться, и Пинчук стал покупать доли в металлургических предприятиях. Затем он объединил усилия с женщиной по имени Юлия Тимошенко, которой покровительствовал грозный днепропетровский губернатор Павел Лазаренко. В середине 1990-х Пинчук и Тимошенко создали фирму «Содружество», которая импортировала столь нужный Украине газ из богатых энергоресурсами стран Центральной Азии. Но этот альянс оказался недолговечным. Тимошенко вскоре бросила своего партнера, создав собственную фирму по торговле энергоносителями. 

Все это время у Пинчука было страстное увлечение — искусство. Он подружился с прославленным российским дирижером Владимиром Спиваковым и привез его на Украину, чтобы тот порадовал своим исполнением соотечественников Пинчука. Перед концертом Спивакова в Днепропетровске Пинчук подарил городу классический рояль Steinway, чтобы у оркестра был достойный инструмент.

Придя в 1997 году на популярную московскую пьесу в киевский театр, Пинчук познакомился с Еленой Франчук — изящной блондинкой и к тому же дочерью тогдашнего президента Украины Кучмы. Каждый из них в то время состоял в браке, и, тем не менее, почувствовали друг к другу романтическое влечение. Спиваков в то время давал концерт в Киеве, и Пинчук, зная, что Франчук придет на него после своего дня рождения, попросил его исполнить «что-нибудь для одной киевлянки, которая отмечает день рождения». Франчук поняла, что подарок предназначен ей, и Спиваков позднее стал свидетелем у них на свадьбе. (Недавно Франчук поменяла фамилию на Пинчук.) 

Когда они познакомились, у Пинчука уже было два трубных завода, которые сегодня стоят миллиарды. Он любит говорить о том, что единственным подарком, полученным им от Кучмы, была его дочь. Но не все в это верят. Кучме сегодня 75 лет, он был вторым президентом Украины, и ему в заслугу ставят то, что он начал важнейшие реформы, выведя страну из экономической катастрофы, которая началась там после распада Советского Союза. Но его также обвиняют в том, что он позволил группе тщательно отобранных бизнесменов, среди которых оказался Пинчук, скупить по заниженным ценам главные промышленные активы Украины в обмен на их поддержку своей власти.

Если в соседней России олигархи типа ныне покойного Бориса Березовского годами пробирались в окружение российского президента Бориса Ельцина, то Пинчуку, по словам его критиков, прилагать таких усилий не пришлось — ведь за обеденным столом прямо напротив него сидел президент Украины. Когда в начале 2000-х годов подходил к концу последний президентский срок Кучмы, он выставил на продажу главные металлургические и горнодобывающие предприятия страны. Пинчук, который в то время стал депутатом парламента от преданной Кучме партии, принимал активное участие в тендерах.

В 2003 году Пинчук выиграл на аукционе крупный пакет акций Никопольского завода ферросплавов, являющегося одним из крупнейших в мире по объему производства. Конкуренты говорят, что тендер был организован в пользу Пинчука, что вызвало затяжной и беспорядочный спор по вопросу прав собственности. На следующий год Пинчук в партнерстве с другим олигархом Ринатом Ахметовым, который сегодня является самым богатым человеком на Украине, купил самое крупное в стране сталелитейное предприятие «Криворожсталь». Еще через год сделка была аннулирована, и завод продали магнату металлургии, британцу индийского происхождения Лакшми Митталу (Lakshmi Mittal) за 4,8 миллиарда долларов — в шесть раз дороже той цены, которую заплатил Пинчук со своим партнером. Продажа Криворожстали стала символом коррупции при Кучме, и эта история нанесла мощный удар по репутации Пинчука, причем не только дома, но и в Соединенных Штатах. В опубликованной WikiLeaks дипломатической телеграмме бывший американский посол на Украине Уильям Тейлор (William Taylor) сообщил в Вашингтон, что аукционы были «подстроены» в пользу Пинчука, а предприятия проданы «по заниженной цене».

Прошло 10 лет, и Пинчук говорит, что в условиях приватизации он сейчас действовал бы иначе, зная то, что знает сегодня. «Быть членом президентской семьи это нелегкое испытание», — заявил он. «Да, я допустил некоторые ошибки в этом качестве, — сказал он по поводу покупки Криворожстали. — С точки зрения закона все было честно и правильно. Но мне не следовало участвовать в этом с чисто политической точки зрения». Никополь, продолжил он, это совсем другое дело. «В культуре, традициях и эстетике того времени это был один из лучших примеров приватизации, — заявил Пинчук. — Конечно, отнюдь не все было солнечно и радостно, не все было кошерно, но это был один из лучших примеров. Это соответствовало эстетике того времени».

Но несмотря на все очевидные изъяны постсоветских капиталистов, многие эксперты говорят, что они обходили законы в обстановке, когда эти законы только разрабатывались, и что без их сноровки и готовности идти на риск Украина, подобно соседней России и некоторым другим бывшим советским республикам, могла скатиться к полному экономическому краху, вернувшись в эпоху коммунизма и диктатуру. «Капитализм зиждется на людях особого рода, — говорит о Пинчуке и других олигархах Александр Пасхавер, возглавляющий аналитический Центр экономического развития. — Я даже не знаю, какой стала бы наша страна без них».

 

* * * 

 

Холодной зимой 2004 года, когда оранжевая революция была в разгаре, лидер оппозиции Юрий Луценко отправился на прогулку по палаточному городку манифестантов, который они разбили на главной улице столице и основной туристической достопримечательности Крещатике. Десятки и даже сотни тысяч украинцев вышли на демонстрации, протестуя против попытки протеже Кучмы Януковича обманом победить на выборах, и требуя проведения нового, на сей раз честного голосования. Люди бедные и богатые, молодые и старые, городские и сельские, надев оранжевые шарфы, шапки, повязки и все то оранжевое, что они могли прикрепить к одежде, стояли плечом к плечу на морозе в центре Киева днями и неделями, бросив работу и занятия в вузах. Протестующие спали в палатках, несмотря на холод, грелись горячим чаем, который им приносили в термосах сочувствующие оранжевой революции бабушки, питались гречневой кашей из суповых кухонь, но не уходили с замерзших улиц — единые и полные эйфории от своего стремления защитить украинскую демократию.

В тот вечер Луценко сопровождал Виктор Пинчук со своей взрослой дочерью от первого брака Марией, которая только что прилетела в Киев из Лондона, где она в то время училась. Это было невероятно. Зять Кучмы и открытый сторонник Януковича Пинчук был не тем человеком, который мог появиться в самом сердце оранжевого протестного лагеря, завешанного плакатами и карикатурами, осуждающими Кучму и даже самого Пинчука. Подчеркивая парадоксальность ситуации, к Пинчуку подошла молодая активистка, вручила ему ленточку и сказала: «Долой Кучму». Луценко вспоминает, что Пинчук вежливо взял ее и передал своей дочери. По мнению Луценко, Пинчук был тронут увиденным, хотя наверняка понимал, что победа оранжевой революции ему лично не сулит ничего хорошего. «Происходило что-то историческое, а если ты патриот своей страны, то неважно, какого кандидата ты поддерживаешь, — сказал мне Пинчук. — Ты любишь свою страну, и ты хочешь принимать участие в ее строительстве». 

После того, как суды аннулировали отмеченную фальсификациями победу Януковича, на повторных выборах президентом избрали прозападного оранжевого кандидата Виктора Ющенко. Премьер-министром он назначил делового партнера, а затем конкурента Пинчука Юлию Тимошенко, и фортуна повернулась к бизнесмену спиной. Когда сделка по Криворожстали была отменена, и предприятие ушло с аукциона к Mittal Steel, Тимошенко начала охоту за никопольским заводом Пинчука, ставшим ключевой составляющей его бизнес-империи. Но не пробыв и года на посту премьера, Тимошенко, которую на Западе многие узнавали по русой косе, уложенной вокруг головы, была отправлена в отставку на фоне обвинений в том, что она лоббировала интересы конкурента Пинчука Игоря Коломойского, который по размерам состояния занимал третье место на Украине (оба эти обвинения отрицают). Начался затяжной и беспорядочный спор по вопросу прав собственности на никопольский завод, и в 2006 году это привело к шаткому урегулированию. (Перемирие длилось недолго. Прошлой весной Пинчук подал иск в лондонский суд против Коломойского и его партнера Геннадия Боголюбова по вопросу прав собственности на крупную компанию по добыче железной руды. Оба, как и Пинчук, олигархи-евреи из Днепропетровска.)

Хотя Пинчук по-прежнему живет как олигарх, купив один из самых дорогих особняков в Лондоне, заплатив 23 миллиона долларов за скульптуру Джеффа Кунcа (Jeff Koons) и потратив 5 миллионов долларов на прием по случаю своего дня рождения во французском горнолыжном курорте Куршевеле, о чем писали New York Times и Forbes, он уделяет все больше времени и внимания благотворительной деятельности. 

В 2006 году Пинчук ушел из политики и создал фонд своего имени, который распределяет несколько сотен миллионов долларов на самые разные проекты, от англоязычной школы экономики до родильных домов. В то время как его собратья-олигархи хвалятся своими футбольными командами, вкладывая в них большие деньги, Пинчук открыл в Киеве музей современного искусства, ставший одним из крупнейших в Центральной и Восточной Европе, и приглашает туда известнейших художников, таких как Кунс, Дэмьен Херст (Damien Hirst) и Такаси Мураками (Takashi Murakami), отводя, таким образом, Украине подобающее место на мировой культурной карте. 

Пинчук в партнерстве со Стивеном Спилбергом решил также сделать документальный фильм «Назови свое имя», повествующий об уничтожении 33 тысяч евреев в Бабьем Яре во время нацистской оккупации Киева, что стало одной из самых кровавых страниц Холокоста на Украине. Родственникам Пинчука удалось избежать печальной судьбы жертв Бабьего Яра, но у них были друзья, которые погибли там. Он вложил в этот фильм примерно 1 миллион долларов, о чем свидетельствует журнал Lifestyles. Фильм этот превратили в учебное пособие для украинских учителей, чтобы они учили молодежь страны толерантности. Пинчук также профинансировал проект французского католического священника Патрика Дебуа (Patrick Desbois), который несколько лет разыскивал на Украине, в России и Белоруссии безымянные могилы сотен тысяч евреев, расстрелянных нацистами и их пособниками до появления газовых камер.

Он финансово и морально поддерживает возрождающееся украинское еврейство. По приглашению Пинчука Тони Блэр надел на голову ермолку и посетил в Днепропетровске новенькую с иголочки синагогу. Миллиардер также показал киевскую синагогу Челси Клинтон (Chelsea Clinton) и ее еврейскому мужу Марку Мезвински (Marc Mezvinsky), чьи предки с Украины. 

В 2008 году он пригласил Пола Маккартни выступить перед несколькими сотнями тысяч восторженных украинцев на площади Независимости в Киеве, где в свое время проходили протесты оранжевой революции. Миллионы зрителей смотрели это выступление по телеканалам Пинчука. Он тогда сказал, что страна не может считаться демократической, если там не поют «Битлз». По сообщению New York Times, этот благотворительный концерт, на котором удалось собрать около полумиллиона долларов на борьбу с раком, обошелся Пинчуку в 5 миллионов долларов.

Еще два любимых проекта Пинчука, такие как конференция «Ялтинская европейская стратегия» и украинский обед на ежегодном экономическом форуме в Давосе, помогают Западу лучше узнать Украину. Среди выступавших в Ялте были Шимон Перес, политик Ньют Гингрич (Newt Gingrich), Кондолиза Райс, предприниматель Ричард Брэнсон (Richard Branson). А в этом году там выступили Тони Блэр и Клинтоны. (Пинчук вносит щедрые пожертвования на счета фондов Блэра и Клинтона.) Но в последние три года, после избрания Януковича на пост президента, ялтинские саммиты Пинчука превратились в платформу по перетягиванию Януковича и Украины на Запад, прочь от Москвы. 

Эта конференция также породила открытые дебаты, каких не бывает в последние годы на Украине, не говоря уже об остальных странах бывшего Советского Союза. В этом году боксер и чемпион мира в тяжелом весе Виталий Кличко поднялся с места во весь свой двухметровый рост и прямо спросил Януковича, хватит ли тому мужества уйти в отставку. Луценко, которого после прихода Януковича к власти вместе с Тимошенко посадили в тюрьму, выступил и попросил президента выпустить Тимошенко на свободу. А Хиллари Клинтон в своем выступлении похвалила украинские шоколадные конфеты, которые в России находятся под запретом в качестве возмездия за движение Киева в сторону Евросоюза. На этой неделе, когда Янукович наводнил Киев милицией, Клинтон призвала его правительство «отдать предпочтение диалогу с народом, а не силе».

«Пинчук первым понял необходимость капитализации не только своего бизнеса, но и всей страны, — сказал Луценко. — Сегодня он содействует европейскому пути Украины». 

В этом месяце Пинчук пригласил группу молодых украинских художников в свой музей для вручения премии, учрежденной им несколько лет назад в целях поддержки современного искусства. Главный победитель не мог говорить ни о чем другом, кроме уличных протестов. Он сказал, что «перфоманс» на улицах Киева даже мощнее и влиятельнее, чем их искусство. Пинчук воспринял это как комплимент. «Возможно, это вы воодушевили их на это», — заявил он художникам. 

Пинчук конечно же понимает, что благотворительная деятельность дает ему ценную возможность для улучшения своей репутации, поскольку он заводит дружбу с влиятельными людьми на Западе и в конечном итоге, обеспечивает безопасность своей семье и своим активам внутри страны. В прошлом году Пинчук присоединился к кампании «Клятва дарения», которую возглавляет Билл Гейтс и Уоррен Баффет, выразив таким образом согласие передать половину своего состояния на благотворительность. «На самом деле, неважно, с чего начинает человек, — сказал Пинчук, отмахиваясь от вопроса о своих намерениях. — Важнее то, что он делает и чего добивается в конце». 

 

Мария Данилова с 2007 года работает корреспондентом Associated Press на Украине. Раньше она работала в московском бюро Associated Press, освещая события в России и в бывших советских республиках.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.