В декабре 1943 года силам Вермахта удивительным образом удался еще один успех в боях против Красной армии. Но в «капкан» под Меленями угодило слишком много советских дивизий. 

На исходе 1943 года крах немецкого Восточного фронта представлялся делом нескольких дней. 1-й Украинский фронт Красной армии в составе 730 тысяч солдат атаковал Группу армий «Юг» Вермахта. 6 ноября советским войскам удалось отбить Киев. За 10 дней они продвинулись на 150 километров на запад. Попытка контрнаступления со стороны немцев провалилась. 

После того, как Гитлер категорически отказался оттянуть 17-ю армию с Крыма и превратить ее в резервные силы, генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн, командующий Группы армий «Юг», поставил на карту все. Он собрал по крупицам остатки танковых сил, по главе которых поставил генерала Хассо фон Мантойфеля. 

Но эта «сборная солянка» удивительным образом добилась успеха. Мантойфель рассредоточил свои силы по линии фронта и совершал отдельные выпады, создав у советских командиров иллюзию мощной силы. Британский военный историк Бэзил Лиддел Гарт (Basil Liddell Hart) назвал этот обусловленный крайней нуждой маневр «блестящей акцией», внесшей смятение в ряды противника. В дальнейшем Манштейну даже удалось своей контратакой вынудить Красную армию начать так называемую «Киевскую оборонительную операцию». Однако эта победа оказалась последней для лучшего стратега Гитлера. 

После прибытия подкрепления генерал Герман Бальк получил приказ с шестью танковыми дивизиями (из которых, впрочем, некоторые располагали всего несколькими машинами) и 289 танками продвинуться вперед в районе Брусилова и Житомира. Немецкое руководство смогло еще раз продемонстрировать, что при должном оснащении их силы по-прежнему были весьма сильны тактически. Житомир им удалось завоевать. До 30 ноября среди руководства бытовало мнение, что кризис удалось преодолеть. У юго-западу от Киева вновь были собраны полноценные боевые силы. Но вскоре началась распутица, мешавшая любым боевым действиям. 

Манштейн немедленно начал разработку планов по новому наступлению на Киев. Хотя Гитлер вновь отобрал у него несколько танковых частей, 48-й танковый корпус под командованием Балька по-прежнему располагал более чем 200 боеспособными танками. Едва ударил мороз, и стали возможными дальнейшие боевые действия, Манштейн 6 декабря отдал приказ к возобновлению наступления. Эта операция получила кодовое название «Адвент». 

Она была нацелена на взятие городов Коростень и Малин. Фридрих Вильгельм фон Меллентин, участвовавший в тех боях в качестве офицера Генерального штаба и сделавший себе впоследствии имя как военный писатель, вспоминал: «Русские тогда действительно находились в смятении после наших почти мистических наступлений, которые возникали как бы ниоткуда и были совершенно непредсказуемы. Их радиопереговоры, перехваченные нами, свидетельствовали об их замешательстве и страхе». 

В хрестоматии «Немецкий рейх и Вторая мировая война», изданной Центром военной истории и социальных наук Бундесвера, историк Карл-Хайнц Фризер описывал те события: «Немцам все еще удавались смелые танковые рейды, но в решающий момент им не хватило пары-тройки дополнительных танковые соединений, чтобы оперативно воспользоваться своим тактическим успехом. Наглядным примером тому служит окружение довольно мощных советских сил в так называемый «капкан под Меленями» к юго-востоку от Коростени». 

Там трем немецким танковым дивизиям 18 декабря удалось прорвать линию фронта и начать маневр по взятию противника в клещи, который Меллентин позднее по аналогии со знаменитой битвой при Танненберге 1914 года назвал «малым Танненбергом». Когда немецкие силы готовились к наступлению, у одного убитого советского офицера были обнаружены карты, из которых немцы узнали планы Красной армии и сумели в итоге предотвратить катастрофу. 

В «капкан под Меленями» попали, по меньшей мере, три советских танковых и четыре стрелковых корпуса. А с востока подходили свежие силы. Немцы еще должны были быть довольны, что успели вовремя прекратить атаку и начать отступление. От запланированного похода на Киев, не говоря уже о новом взятии украинской столицы, им пришлось отказаться. 

Историк Лиддел Гарт назвал эти успехи немецких войск в боях против превосходивших их вшестеро советских сил «выдающимся достижением». «Они доказывают, что войну можно было бы значительно растянуть по времени, если бы оборонительная стратегия была так же хороша, как тактика. Но этот шанс оказался упущен, потому что Гитлер настоял на том, что отступление без его согласия было невозможно». 

Однако таким образом и без того редеющие ряды Вермахта были уничтожены в ходе оборонительной операции, а их остатки растянуты по линии фронта. Эти силы, отобранные у Манштейна, Гитлер планировал задействовать в ходе броска на Крым. Но обе эти операции окончились провалом по причине недостаточного технического обеспечения. 

Вместе с тем, сомнительно, чтобы даже успех этих операций оказал принципиальное влияние на течение всей войны. Фризер пишет: «Превосходство Красной армии стало к тому времени настолько серьезным, что отдельные успехи немецких войск уже не имели большого значения». Однако еще важнее, по его словам, было то, что это превосходство распространялось не только на этот участок, а на всю линию фронта.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.