Я не часто пишу кинорецензии или комментарии к многочисленным событиям массовой культуры, но последняя экранизация очередной части «Хоббита» оказалась настолько досадной и никудышной, что мне захотелось сказать о ней несколько слов. Я посмотрел фильм после того, как уже прочитал несколько очень нелицеприятных рецензий, но пытался убедить себя, что фильм не может быть настолько ужасным, насколько об этом твердят критики. На самом же деле, критики оказались слишком великодушными и снисходительными. «Пустошь Смауга» (The Desolation of Smaug) даже хуже, чем они расписали. Те, кто хотят посмотреть фильм своими глазами, должны на этом месте закончить чтение, но я не советовал бы им откладывать статью. Ниже вы узнаете еще более удручающие подробности.   

Всем хорошо известно, что Питер Джексон (Peter Jackson) много чего добавил к оригинальному сюжету «Хоббита», стремясь раздуть короткий рассказ до масштабов помпезного повествования, претендующего на киноэпопею. Хотя довольно сложно осознать, насколько нелепы и неуместны все эти режиссерские доработки, пока сам не посмотришь фильм. В фильме нам предложили изрядное количество персонажей, которых в книге нет и в помине. Сюжетные линии, которые не имеют никакого отношения к основному повествованию. Злодеев, которые нужны лишь для того, чтобы напоминать нам о «Властелине Колец». Одну надуманную и бессмысленную любовную историю, которая образует незатейливый сюжетный ход. Неизвестно, для чего переписанные и исковерканные ключевые действия и добавленные от себя бесчисленные батальные сцены, которые и нужны лишь для того, чтобы заполнить время в фильме, который и снимать-то не стоило. В общем-то, нельзя сказать, что Джексон зря ввел в сюжет несколько дополнительных главных персонажей-эльфов, поскольку лесные эльфы на самом деле играют важную роль в оригинальном сюжете. Но то, что режиссер создал какой-то надуманный побочный сюжет на фоне любовного треугольника, состоящего из Леголаса (Legolas), раскрашенной эльфийки и одного из гномов, уже непростительно. И смотреть на все это нет никаких сил.    

Недостатки фильма «Пустошь Смауга» усугубляются еще и тем, что режиссер неустанно и неуклюже старается заставить зрителя вспоминать аналогичные сцены из первой кинотрилогии «Властелин колец». Самой беспардонной и банальной из этих попыток стало то, что режиссер пожелал, чтобы эльфийка Тауриэль (Tauriel) в исполнении Эванджелин Лилли (Evangeline Lilly) стала колдуньей-целительницей — такой же, как Арвен (Arwen) в киноверсии «Братства колец». В основном, эти сцены существуют в фильме исключительно для того, чтобы как-то подкрепить выдуманные побочные сюжетные линии, которые вообще никак не способствуют развитию основного сюжета. Они задуманы лишь с одной целью — затянуть нудный фильм до заветного норматива продолжительностью в 161 минуту. На все эти режиссерские отступления уходит столько экранного времени, что вторая часть картины остается какой-то скомканной, и когда Джексон наконец-то начинает рассказывать историю, описанную в книге, он каким-то образом ухитряется ее окончательно загубить. В конце фильма режиссер задумал несколько конфликтов между гномами и Смаугом, чего в тексте книги вообще не было. Стычки эти лишены всякого смысла и, разве что, дают  Ричарду Армитэджу (Richard Armitage), играющему Торина (Thorin), дополнительную возможность показать себя мрачным, суровым и решительным. Бенедикт Камбербэтч (Benedict Cumberbatch) озвучивает Смауга (Smaug) и произносит свой текст великолепно, но даже он, подобно остальным актерам, своим безупречным исполнением не в состоянии спасти фильм. Возможно, если бы Джексон решил снять два фильма о Хоббите, то смог бы вытянуть фильм без особого варварства по отношению к содержанию. Но поскольку это уже вторая часть трилогии, то все это можно назвать издевательством над авторским сюжетом Толкина и оскорблением в адрес зрителя. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.