В Великобритании женщины составляют уже 47% финансовой элиты. В Польше в 2025 году на трех миллионеров будут приходиться две миллионерши. Это не прогнозы одержимых феминисток, а мнение таких влиятельных организаций, как DataMonitor, Deloitte и Barclays Wealth Management. Опираются они на надежные данные. В высокоразвитых странах число студенток уже давно превысило число студентов. Из восьми миллионов новых рабочих мест, появившихся с начала XXI века в Евросоюзе, шесть заняли женщины. И еще один, пожалуй, самый красноречивый показатель: в последний кризис волна увольнений затронула в основном мужчин: например, в США из каждых четырех сокращенных работников трое были мужчинами.

Любая может управлять

«Угадайте, почему я взял ее на работу?» — спросил на пресс-конференции 2003 года норвежский мультимиллионер и владелец крупной девелоперской компании Кристиан Рингнес (Christian Ringnes). В ответ раздался с трудом сдерживаемый смех. Смеяться вслух было неприлично, хотя бизнесмен недвусмысленно пустил шпильку в адрес решения норвежских властей, согласно которому 40% постов в руководстве и наблюдательных советах крупных компаний должны занимать женщины. Рингес, будучи дисциплинированным гражданином, последовал новому закону и взял в наблюдательный совет... популярную певицу Унни Вильхельмсен (Unni Wilhelmsen).

Другие бизнесмены и менеджеры хотя и не позволяли себе подобных шуток, не оставили на новой законодательной инициативе сухой нитки. Они говорили, что она портит рынок труда и нарушает принципы свободной конкуренции. Самое интересное, что певица-менеджер отлично справилась со своей работой: она обнаружила в бедных районах Осло (где никогда не бывали бизнесмены в костюмах) выгодные места для инвестиций, что принесло компании дополнительный доход. После окончания срока полномочий в следующий состав наблюдательного совета она попала уже не благодаря квоте, а потому что получила необходимое количество голосов.

Норвежский пример оказался заразительным. Вслед за скандинавами пошли, например, испанцы, которые ввели аналогичную систему в 2007 году, французы, бельгийцы и голландцы (2011). В прошлом году Европейская комиссия приняла проект введения женской квоты в 40% на территории всего ЕС. Эта идея вызывает (в том числе в Польше) те же сомнения, что и когда-то в Норвегии. Скептики пугают, что после эпохи повсеместно критикуемого патриархата грядут времена матриархата. Они напоминают, что еще сто лет назад женщины боролись за саму возможность работать, потом за доступ к закрепленным за мужчинами профессиям, потом за право занимать самые высокие должности, а теперь — за квоты. Они успокоятся только тогда, когда изгонят из директорских кабинетов последних мужчин?

Строим новый дом

Сьюзан Уолш (Susie Walsh) — архитектор из австралийской Канберры — в этом совершенно уверена. Несколько лет назад она основала небольшую фирму Housing ACT, куда взяла работать одних женщин. В этом не было бы ничего особенного, если бы не одна мелочь: фирма была строительной. Присутствие женщин в проектном бюро или бухгалтерии никого не удивляет, но в состоящей из 30 человек команде Уолш есть работницы, для профессий которых в языке сложно найти женские формы — «водопроводчица», «каменщица», «бетонщица».

Девушка с перфоратором


Читайте также: Чем отличаются мужчины и женщины?

«Мы делаем все, но иначе, — объясняет бизнесвумен в своих многочисленных интервью. — Мужчины сильнее, поэтому они любят хвастаться тем, что они могут поднять или перенести. У нас тяжести меньше, а работа более безопасная». «Мой отец был сантехником, и я не вижу причин, по которым я не могу заниматься той же профессий», — вторит ей Ребекка Свитинг (Rebecca Sweeting) с дипломом инженера-строителя. Компания Housing ACT построила уже несколько домов и пользуется доверием клиентов. Женская бригада в один голос говорит, что самое большое удовольствие доставляет им сдача объекта и сопутствующая этому мысль: «Мы сумели сделать это сами, без мужской помощи».

Пока полностью феминизированная фирма в типично мужской отрасли — это уникальное явление не только в масштабах Австралии, но и всего мира. Но глава Национальной ассоциации женщин в строительной отрасли (National Association of Women in Construction) Хелен Баджер (Helen Badger) заявила недавно, что, по ее мнению, успех Сьюзан Уолш вдохновит других представительниц прекрасного пола заняться подобным бизнесом.

Братья и сестры

«Если бы вместо Lehman Brothers существовал банк Lehman Sisters — кризиса бы не было, по крайней мере, он бы выглядел иначе». Неизвестно, кто первым произнес эти слова, но их часто повторяют как радикальные феминистки, так и еврокомиссар по вопросам юстиции Вивиан Рединг (Viviane Reding). Под ними готовы подписаться даже многие ученые-мужчины. «Женщинам свойственна осторожность, они не так склонны к риску, мыслят более перспективно. Если бы их было больше на руководящих постах в финансовом секторе, кризис, вероятнее всего, не имел бы таких серьезных последствий», — полагает профессор Чарльз Гудхарт (Charles Goodhart) из престижной Лондонской школы экономики и политических наук.

Почему? Частичный ответ на этот вопрос дает написанный в 2012 году доклад консалтинговой фирмы McKinsey & Company. Из него следует, что у компаний, в руководстве которых есть женщины, оперативная прибыль на 56% превышает прибыль тех организаций, которыми управляют одни мужчины. Это подтверждают исследования ученых из Уппсальского университета. Аналитики банка Goldman Sachs пошли еще дальше и подсчитали, что благодаря включению женщин в руководство крупнейших корпораций ВВП высокоразвитых стран мог бы вырасти на 9-15%. Короче говоря, выйти из кризиса просто: достаточно дать повышение женщинам.

Сторонники (и, в первую очередь, сторонницы) введения квот приводят эти цифры при каждом удобном случае. Но соглашаются с ними не все. Наиболее лапидарно выразили эти сомнения в своем докладе экономисты из Deutsche Bank, которые констатировали: «большую прибыль получают хорошие компании, которые применяют правильные решения». Одним (хотя не единственным) из этих правильных решений может быть внедрение женщин в руководящие органы и наблюдательные советы. Благодаря отличию в подходе к работе представителей разных полов можно достичь важного в бизнесе эффекта равновесия. Так что уменьшить риск кризиса мог бы банк не под названием Lehman Sisters, а Brothers and Sisters, поскольку компаниям с женской монополией грозили бы иные, но не менее катастрофические по последствиям, ошибки.

Мужчина управляет, женщина созидает


«У женщин менее авторитарный стиль управления, чем у мужчин, которым важнее иерархия, соперничество и как можно более быстрый эффект. Женщины ценят сотрудничество и долговременную выгоду», — пишет в книге «Понять бизнес» эксперт по маркетингу из Мэрилендского университета Томас Стэнли (Thomas Stanley).

Также по теме: Европа не умеет использовать женский интеллект


Похожие выводы делаются в прошлогоднем докладе компании Deloitte «Женщины и власть в бизнесе». Обобщить их можно одной фразой: «мужчина управляет, женщины созидают». Речь здесь не о распространенных стереотипах, а о различной технике влияния на подчиненных и бизнес-партнеров, которую используют представители разных полов. Исследования показали, что женщины чаще прибегают к методу убеждения и приводят для подтверждения своих решений множество аргументов. В результате они действуют осторожнее и медленнее. В кризисных ситуациях, когда необходима незамедлительная реакция, женский стиль управления подводит, но с другой стороны, работники, уверенные в правильности решений, исполняют свои поручения добровольно и не нуждаются в постоянном контроле и надзоре.

Женщина разговаривает по мобильному телефону


Мужчины предпочитают тактику принуждения, то есть отдают приказы и требуют их немедленного исполнения. Их стиль отлично подходит к кризисным ситуациям, потому что дает быстрый результат, однако достижение цели зависит от эффективности контроля за работниками.

Профессор факультета управления Варшавского университета Кшиштоф Опольский (Krzysztof Opolski) добавляет в список различий знаменитую женскую интуицию. Он объясняет, что «благодаря ей женщины тоньше чувствуют ложь, понимают эмоции людей, с которыми работают, и более адекватно на эти эмоции реагируют». Появление в руководстве женщин (даже таких, на первый взгляд, непрофессионалов, как норвежская певица) может повысить эффективность фирмы и уменьшить риск убытков. Норвежцы называют это привнесением нового импульса в среду так называемых «male, pale and stale».

Синдром железной леди


Чтобы так произошло необходимо, однако, равновесие. Единственная женщина, даже на самом высоком посту, изменит мало, поскольку в таком случае начинает работать синдром Маргарет Тэтчер. Женщина-менеджер, добравшаяся до высот карьерной лестницы, становится более мужественной, чем мужчины: она не ощущает солидарности с представительницами своего пола и не поддерживает их продвижение по службе. Даже наоборот: она считает, что если ей удалось добиться цели посторонней помощи, это могут сделать и другие.

Выразительным примером такой «альфа-самки» может служить Миранда Пристли — героиня нашумевшего фильма «Дьявол носит Prada». Но примеры можно найти и в реальной жизни. Женщины управляли и управляют крупнейшими мировыми корпорациями от Индры Нуйи (Indra Nooyi) PepsiCo и Ирен Розенфельд (Irene Rosenfeld) в Kraft Foods до Шерил Сэндберг (Sheryl Sandberg) в Facebook. Как и мужчины, женщины могут как отлично управлять компаниями, так и создавать проблемы. Назначение на пост директора компании Hewlett-Packard Карли Фиорины (Carly Fiorina) было вначале принято с большим воодушевлением, но завершилось большим разочарованием: когда цена на акции резко компании упала, ее сместили с должности. На противоположном полюсе находится история Анны Мулкахи (Anne Mulcahy), которая пришла к руководству стоявшей на грани банкротства корпорации Xerox и спасла ее положение. Однако управляла она «по-мужски», начав с увольнения каждого третьего работника.

«Женщины, приходящие на должности, которые были раньше закреплены исключительно за мужчинами (например, менеджеров высшего звена), перенимают мужскую модель поведения. Они, порой, ведут себя даже более властно, чем мужчины, поскольку они проделали более сложный путь к получению этой работы», — объясняет эксперт в сфере управления профессор Кшиштоф Облуй (Krzysztof Obłój).

Читайте также: Женщины на грани срыва

Норвежцы, которые обладают самым большим опытом в этой сфере, тоже обнаружили проблему: они выяснили, что качество управления фирмой меняется, только если в руководящих органах присутствуют как минимум три женщины. Одна перенимает мужской стиль, две начинают конкурировать между собой, а уже три сотрудничают и формируют команду, способную влиять на метод ведения бизнеса.

Пол — это еще не все

Напрашивается мысль, что этот процесс можно продолжать и увеличивать долю представительниц прекрасного пола в руководстве. Вплоть до полного исключения из него мужчин. В качестве примера часто приводят состоящую из одних женщин группу американских биржевых инвесторов: хотя ни у одной из них не было большого опыта в управлении ценными бумагами, их показатели были выше средних, и, что главное, они реже терпели убытки. Социологи изучили это явление и выяснили, что дамы не инвестировали в акции компаний и финансовые инструменты, которых... они не понимали. Например, в деривативы и опционы, которые сыграли значительную роль в возникновении нынешнего кризиса. Они активно покупали акции косметических и пищевых компаний, но только тех, чьи продукты им нравились.

Бизнес-леди


Если бы так вели себя все инвесторы, было бы меньше шансов на возникновение спекулятивных пузырей, а банк Lehman Brothers мог бы работать до сих пор. Однако без людей, склонных к риску, экономика топталась бы на одном месте, то есть все равно погрязла бы в кризисе.

Судьба фирм, основанных и управляемых исключительно женщинами, это подтверждает. До сих пор не появилось ни единой корпорации или крупной компании, которая бы управлялась исключительно женскими руками. Основанная с большой помпой около десяти лет назад британская фирма Tipto собиралась произвести революцию на рынке туристических услуг — от мелких туристических бюро до круизных лайнеров. Сейчас ее генеральный директор Зина Калдербанк (Zena Calderbank) и ее заместительница Клер Даттон (Claire Dutton) говорят, что Tipto стала одним из не самых влиятельных игроков на туристическом рынке.

Сходным образом сложилась судьба адвокатской конторы Wilmslow, в которой все работники от исполнительного директора до практикантов были женщинами. «Мы создаем новую структуру бизнеса, которая будет привлекательна для сотрудников и клиентов: она основана на партнерстве и отказе от иерархий», — уверяла руководительница Хилари Мередит (Hilary Meredith). Спустя несколько лет после открытия бюро, она могла сказать только «мы продержались, но мы — нишевая компания».

Принцип равновесия полов касается не только мужчин, но работает в обе стороны. В США почти 80% фирм, которые были созданы женщинами и остаются под их началом, состоят из одного, максимум двух человек. В Польше ситуация выглядит похоже: только каждая четвертая «женская» компания имеет хотя бы одного наемного работника. Конечно, появлялись и крупные компании, которые были созданы с нуля женщинами, в качестве примера можно назвать, косметическую империю Ирены Эрис (Irena Eris). Но ни одна из них не «закрылась» полностью от мужчин.

Успех в конкурентной борьбе на рынке зависит не от пола, а от оптимального использования потенциала мужчин и женщин. Эпоха патриархата подходит к концу не потому, что кто-то так решил, а благодаря пониманию, насколько расточительно игнорировать таланты и умения половины человечества. К счастью, по той же самой причине, матриархат нам тоже не грозит.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.