Этот материал не рекомендуется лицам моложе 18 лет.

Еще никогда представителям сексуальных меньшинств в Германии не жилось так вольготно, как сейчас. А стоит ли вообще говорить о сексуальной ориентации? Да. Потому что такие области, как, например, профессиональный футбол, по-прежнему страдают настоящей гомофобией. И для того, чтобы они от нее избавились, им необходимы такие примеры, как Томас Хитцльспергер или Барбара Хендрикс.

За последние две недели в Германии два известных человека признались в собственной нетрадиционной ориентации, причем резонанс от их признаний получился совсем разным. Первое, прозвучавшее в последние дни минувшего года, осталось почти незамеченным общественностью. Когда нового министра экологии Барбару Хендрикс спросили, как она собирается встречать Новый год, она ответила: в Берлине, на крыше-террасе здания Бундестага, с бутылкой шампанского и в компании своей подруги-партнерши. На это последовала пара-тройка отзывов в интернете, и тема была закрыта. Это было идеальное признание, сделанное тихо и незаметно, как бы между прочим. Нетрадиционная сексуальная ориентация министра, если на нее вообще хоть кто-то обратил внимание, была принята к сведению вполне дружелюбно.

А вчера в центре внимания оказался бывший игрок сборной Германии по футболу Томас Хитцльспергер, признание которого в собственной гомосексуальности в интервью газете «Die Zeit» вызвало целую бурю приветствий и солидарности. Общественность просто захлебывается в похвалах, бывшие партнеры по команде и футбольные функционеры выражают ему свое уважение. Онлайн-СМИ помещали эту тему на главную страницу, ведущие телеканалы ARD и ZDF открывали соответствующими сообщениями свои выпуски новостей и также приветствовали признание бывшего футболиста. Хитцльспергер стал первым героем только что начавшегося года.

Что все это говорит о нашей стране и ее отношении к теме нетрадиционной сексуальной ориентации?

На первый взгляд, Германия в январе 2014 года является вполне толерантной страной. Никогда раньше представителям нетрадиционной ориентации не жилось здесь так хорошо, как сейчас. В отличие от многих других стран, где такие люди преследуются, в Германии принят закон о жизненном партнерстве, согласно которому однополые пары имеют почти такие же права, как состоящие в браке мужчины и женщины. Закон запрещает дискриминацию представителей сексуальных и прочих меньшинств. На многих предприятиях есть объединения сотрудников нетрадиционной ориентации, организуются ярмарки вакансии для геев и лесбиянок, а семейные железнодорожные проездные билеты предоставляются не только гетеросексуальным супругам, но и однополым парам.

Нетрадиционная ориентация давно уже перестала быть табу среди политиков, «радужные» семьи воспитывают детей, а футболистки-лесбиянки наслаждаются любовью народных масс после победы на последнем чемпионате Европы.

Итак, все хорошо?

Да. Но в то же время и нет. Потому что в обществе по-прежнему есть ниши, в которых царствует гомофобия. Согласно опросу, проведенному экспертами Берлинского университета имени Гумбольдта, 62% берлинских школьников (а в других городах их количество может быть еще больше) по-прежнему используют слово «гей» в качестве ругательства. А тем, кто учился в 1990-х годах, только и остается, что удивляться, как мало ситуация на школьных дворах изменилась с тех пор. 46% опрошенных представителей нетрадиционной сексуальной ориентации признались, что становились из-за этого объектами нападок со стороны других людей. А по данным Цюрихского университета (Швейцария), каждый пятый гомосексуалист хотя бы однажды предпринял попытку покончить с собой.

Таковы цифры. Но за ними скрываются люди. Например, некий консультант нетрадиционной ориентации, который рассказал, что не сможет найти партнера в собственной консалтинговой фирме, если у него на письменном столе не будет стоять семейная фотография. Или, к примеру, девушка-лесбиянка, которую глубоко верующие родители хотят излечить от гомосексуальности. Еще хуже обстоят дела с физическим и вербальным насилием по отношению к приверженцам нетрадиционной любви – а уж о насмешках в их адрес в Facebook и других социальных сетях даже говорить нечего.

Многим приходится делать выбор каждый день: заговорить об этом или лучше промолчать? Быть самим собой или продолжать таиться? Таких парней, как Томас Хитцльспергер, десятки и сотни, но у них нет своего Лукаса Подольски (игрок сборной Германии по футболу – прим. пер.), который в ответ похвалит их за такое признание.

И для них признание Хитцльспергера не равнозначно другим деталям личной жизни знаменитостей, которые широкой публики, собственно, никоим образом не касаются. Да и вообще, кто, с кем и как спит – тема сугубо приватная. Поэтому, в общем-то, вполне нормально, что главный редактор Kicker (популярный спортивный журнал в Германии – прим. пер.) Жан-Жюльен Беер на страницах своего издания просто проигнорировал «дело Хитцльспергера» – на том основании, что в открытой и свободной стране, каковой является Германия, сексуальные или религиозные предпочтения спортсменов не должны играть никакой роли.

Однако это только часть правды. Другая ее часть заключается в том, что Томас Хитцльспергер – не просто известный бывший футболист нетрадиционной ориентации. Он стал рупором для тех, кто еще не решился открыто заявить о своих предпочтениях, а также для всех людей традиционной ориентации, которые затрудняются подобрать правильные слова. «Пора уже обществу, которое все еще испытывает стеснение и смущение, высказаться на эту тему», – сказал ведущий ZDF Клаус Клебер, начиная репортаж, посвященный признанию Хитцльспергера. И кое в чем он прав: в контексте гомосексуализма общество многое делает правильно. Но пока еще далеко не все.

Маркус Хёрвик, пресс-атташе футбольного клуба «Бавария» (Мюнхен), сказал после признания Хитцльспергера: «Общество претендует на то, чтобы такого рода вещи считались чем-то самим собой разумеющимся, и мы должны относиться к ним соответственно». Таким образом, ни Хёрвика, ни «Баварию» никто не может обвинить в гомофобии. И тем не менее: эти слова подтверждают, что свободное обращение с темой гомосексуализма многим все еще дается с большим трудом. Ведь высказывание Хёрвика можно интерпретировать и иначе: общество считает представителей нетрадиционной сексуальной ориентации обычными людьми, и поэтому футбольной общественности и, в частности, ФК «Бавария», не остается ничего другого, кроме как присоединиться к этой позиции.

Теоретически быть толерантным довольно легко, но на практике это часто оказывается очень трудно. Тем более что в Германии господствует свобода слова, которая дозволяет любому гражданину не принимать гомосексуальность других. Нередко это неприятие связано с невежеством или с неправильными представлениями о людях нетрадиционной ориентации как о ненормальных мужчинах, носящих боа с перьями, или о коротко стриженных бойких женщинах-лесбиянках. Причем эти искаженные представления зачастую навязываются средствами массовой информации.

С этими предрассудками правильнее всего бороться посредством демонстративной нормальности. Когда, например, бывший мэр Бремена Хеннинг Шерф открыто рассказывает на телевидении о своей дочери, воспитывающей ребенка совместно со своей женщиной-партнершей. Или когда молодой человек на ток-шоу Анны Вилль объясняет, что юноша, воспитанный двумя женщинами, не обязательно сам является гомосексуалистом. Или, наконец, когда в нетрадиционной ориентации признается такой человек, как Томас Хитцльспергер, поигравший в футбольной Бундеслиге, этом оплоте «мачизма», становившийся чемпионом Германии,  пробившийся в национальную сборную и, казалось бы, никоим образом не соответствующий стереотипному представлению о мужчине-гее.

Личный аспект имеет  большое значение. Поэтому надо снова и снова рассказывать во всеуслышание истории Томаса Хитцльспергера, Барбары Хендрикс и многих других знаменитых людей и простых обывателей. Чтобы в конечном итоге все поняли и знали: люди нетрадиционной ориентации тоже смотрят всеми любимые телесериалы, тоже делают по утрам бутерброды для своих детей, умеют играть в футбол, ездят на выходные куда-нибудь в горы и пьют на Новый год шампанское. Они могут быть такими же обычными и неинтересными для окружающих людьми, как и представители традиционной ориентации. Никто не должен ощущать с их стороны угрозу. Вот это и был бы настоящий шаг к обществу, в котором сексуальная ориентация действительно не играет никакой роли.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.