Выбирать кардиналов папам всегда было непросто. У кардиналов в церкви есть две задачи – они выбирают нового папу и воплощают собой мощь и значимость церковной организации. Кардинал-традиционалист, преисполненный чувства собственного величия, –  впечатляющее зрелище, нечто вроде мамонта в расшитых ризах. Однако при папе Франциске такие кардиналы могут оказаться вымирающим видом. Его первые кардиналы, которых он назначил на этих выходных, выглядят, скорее, по-деловому. В их число входит и британец Винсент Николс (Vincent Nichols).

Четверо из них – сотрудники Курии, ватиканского бюрократического аппарата, который по-прежнему поставляет треть от 120 голосующих кардиналов. Так как традиционно крупные департаменты должны возглавляться кардиналами, если бы папа обошел кого-то из тех, кто занял соответствующие должности с тех пор, как предыдущий папа Бенедикт XVI в последний раз назначал кардиналов, это сильно подорвало бы их позиции. Соответственно, кардиналами стали главы ватиканских «отделов кадров» для священников и епископов, а также секретарь по отношениям с государствами – то есть министр иностранных дел, традиционно считающийся вторым по влиянию человеком в церкви.

Эти трое были назначены на свои нынешние посты Франциском. Четвертый тяжеловес – Герхард Людвиг Мюллер (Gerhard Ludwig Müller), который возглавляет наблюдающую за ортодоксальностью вероучения Конгрегацию доктрины веры, – был назначен своим земляком Бенедиктом XVI. Он вовлечен в публичный спор с германской Конференцией епископов, которая настроена сравнительно либерально и хочет смягчить правила, запрещающие причащать разведенных прихожан, вступивших в новый брак. Франциск, предположительно поддерживает в этом споре либеральную сторону, но явно не намерен переводить его в личную плоскость.

В список новых кардиналов входят четыре латиноамериканца, два азиата, два африканца, всего один итальянец не из Ватикана и не входит ни одного епископа из США. Это слегка корректирует сложившуюся тенденцию, согласно которой Коллегия кардиналов комплектуется выходцами из стран, откуда приходят деньги, а не из стран, где живут католики. National Catholic Reporter отмечает, что на двух последних папских выборах кардиналы из Соединенных Штатов имели больше голосов, чем бразильцы и филиппинцы вместе взятые, хотя католиков в этих двух странах в общей сложности примерно вчетверо больше, чем в США.

Теперь о приходских новостях: архиепископ Вестминстерский Винсент Николс, наконец, получил кардинальскую шапку. Частично она стала наградой за его лояльность и компетентность, но это также усилит его позиции в борьбе, завязавшейся внутри Католической церкви Англии. Традиционалистское меньшинство нападает на Николса за его толерантный подход к вероучению и нелюбовь к театральности в литургии. Стоит также заметить, что он, как и английское католическое духовенство, в целом не симпатизирует ординариату – созданной папой Бенедиктом структуры для привлечения в католическую церковь бывших англикан, недовольных женским священством. По-видимому, Франциск тоже относится к этому направлению без энтузиазма.

Однако вскоре Николсу предстоит столкнуться с еще более серьезной проблемой. Церковь сейчас спрашивает своих верующих, что они думают о таких вопросах, как запрет на контрацепцию и отказ в причастии второбрачным парам. На самом деле, нам всем давно прекрасно известно, что думает об этих запретах большинство английских католиков: считает их полной чушью и просто игнорирует. Однако официальные опросники, появившиеся в английских приходах, станут серьезной помехой на пути этой политики молчаливого компромисса. Если миряне обнаружат, что их мнением сначала поинтересовались, а потом его опять проигнорировали, это может только дополнительно  ослабить церковь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.