21 января я пошел на один из этих пышных званых ужинов в Давосе, Швейцария.

Как и на большинстве других мероприятий, проходящих в рамках Всемирного экономического форума, там действовали правила конфиденциальности Чатэм-хаус, а это значит, что я не могу рассказать вам, кто там был.

Однако я могу рассказать вам, что там было сказано. И одна из сказанных вещей очень взволновала людей, сидящих за столом.

В ходе вечера хозяева дома передавали гостям микрофон и просили их кратко высказаться по поводу каких-то вопросов, которые могут быть интересны всем. Один из гостей, влиятельный китайский профессионал, стал говорить о закипающем китайско-японском конфликте вокруг группы крохотных островов в Тихом океане.

Как вы можете помнить, как Китай, так и Япония заявляют свои права на эти острова, представляющие из себя едва ли нечто большее, чем безжизненные скалы, находящиеся между Японией и Тайванем. В последнее время ситуация в регионе накалилась, что заставило многих аналитиков, включая Яна Бреммера из Eurasia Group, открыто высказать беспокойство по поводу риска разгорания военного конфликта.

Вышеупомянутый китайский профессионал был не столько обеспокоен возможностью возникновения конфликта, сколько убежден, что он неизбежен. И не потому, что у этих островов есть какая-то стратегическая ценность (они практически бесполезны), а потому, что Китай и Япония все больше ненавидят друг друга.

Китайский профессионал упомянул острова в контексте недавнего визита, который премьер-министр Японии Абэ Синдзо нанес в токийский храм Ясукуни. Ясукуни — это синтоистское святилище, в котором почитаются все японцы, погибшие в войнах Японии за последние столетия — в том числе военные лидеры, ответственные за атаки и чудовищные преступления, совершенные Японией в ходе Второй мировой войны. Визит японского лидера в Ясукуни — шаг неоднозначный, потому что страны, которые были (или остаются) противниками Японии, рассматривают такую поездку как дань уважения военным преступникам.

Китайский профессионал смотрел на это именно так. Описывая визит Абэ в храм, он использовал фразу «отдавать дань уважения военным преступникам». И со сдерживаемым, но все же видимым гневом объявил, что такое решение было «безумием».

После этого он объяснил, что большинство китайцев считает, что конфликт между Китаем и Японией, начавшийся во Вторую мировую, так и не был исчерпан до конца. Япония и Америка уладили свои (курсив автора — прим. пер.) отношения, объяснил он, и поэтому военные действи прекратились. Однако для Китая и Японии война по-настоящему так и не закончилась.

Китайский профессионал затем признал, что если бы Китай получил контроль над спорными островами через атаку на Японию, то Америка встала бы на защиту союзника, и что Китай не хочет провоцировать США.

Но затем он добавил, что в КНР многие считают, что Китай может добиться своих целей — сбить спесь с Японии, продемонстрировать свое военное превосходство в регионе и установить полный контроль над островами, имеющими символическое значение, — с помощью точечного вторжения.

Иными словами, послав войска на острова и установив там китайский флаг.

Китайский профессионал предположил, что ограниченный удар может быть нанесен таким образом, что все это не выльется в более масштабный конфликт. У такой атаки будет огромное символическое значение. Она покажет Китаю, Японии и всему остальному миру, кто тут хозяин. Но при этом это не будет шагом столь вопиющим, что Америка и Япония будут вынуждены предпринять ответные военные действия. Так что большой войны не будет.

Когда он закончил говорить, в зале повисла тишина. Люди были ошеломлены.

Собравшиеся в этом месте главы организаций, инвесторы, руководители высшего звена и журналисты молча смотрели на китайского профессионала. Затем один из них, предприниматель, потянулся за микрофоном.

«Вы понимаете, что это полное безумие?», — спросил он.

«Вы понимаете, что так и начинаются войны?»

«Вы понимаете, что эти острова — просто бесполезные островки камня...и действительно предполагаете, что они стоят того, чтобы развязать из-за них глобальный военный конфликт?»

Китайский профессионал сказал, что да, он все это понимает. Но затем, с убежденностью, еще больше удивившей всех присутствующих, заявил, что острова имеют чрезвычайно важное символическое значение.

Выслушав еще одну порцию вопросов, китайский профессионал отказался от своих предыдущих высказываний, сказав, что он, возможно, чрезмерно огрубил тему, и что сам он не поддерживает идею войны с Японией. Однако сложилось ощущение, будто он по-прежнему убежден, что Япония такую войну заслужила.

Я вовсе не эксперт в японо-китайском конфликте и поэтому оставлю оценку этой ситуации тем, кто ими является. Все, что я могу сказать, это то, что уважаемый, умный и влиятельный китайский эксперт 21 января за ужином предположил, что точечное вторжение на спорные острова — оправданный шаг, который положит конец японо-китайскому конфликту, не начав при этом войну. И это предположение шокировало всех присутствующих.

Обновление: вот что написал Гидеон Рахман из Financial Times под впечатлением от беседы с Синдзо Абэ, премьер-министром Японии, примерно в то же время, когда я опубликовал эту запись. На всякий случай, если вы забыли, 1914 — это год начала Первой мировой войны.

«Только что взял интервью у Синдзо Абэ. @Davos Он сказал, что Китай и Япония сейчас в ситуации, схожей с тем, что было между Великобританией и Германией перед 1914 годом».
Гидеон Рахман (@gideonrachman), 22 января, 2014 г.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.