Соединенные Штаты Америки переживают одну из самых спокойных экономических революций в истории. Немыслимая всего несколько лет тому назад революция в области добычи сланцевого газа привела к серьезному снижению внутренних цен на природный газ и позволила США закрыть загрязняющие атмосферу угольные электростанции. Это привело к общему снижению углеродных выбросов в нашей экономике, а также дало толчок развитию промышленного производства и, в частности, нефтехимической отрасли. Выгоды от такой революции для страны, а также возможные экологические издержки стали предметом горячих дебатов в обществе. Но в то же время довольно мало внимания уделяется тому колоссальному геополитическому и экономическому потенциалу, которым будут обладать США, если они ослабят свои строгие правила, препятствующие экспорту сжиженного природного газа в те страны, с которыми у Америки нет соглашений о свободной торговле.

Пока США наслаждаются газовым изобилием и рекордно низкими ценами на природный газ, в Европе и в Азии цены остаются на высоком уровне в силу недостатка предложения. В Азии газовые цены в три раза превышают американские. Высокие темпы роста в азиатских странах, обеспокоенность по поводу экологических последствий от сжигания угля и использования атомной энергии, а также опасения относительно возможных перебоев с поставками в Европе – все это указывает на долгосрочные потребности Европы и Азии в газовом импорте.

Буровая установка по добыче сланцевого газа


Кроме того, в Европе снижается добыча газа, и она все больше зависит от его импорта. Не секрет, что большая часть европейских стран пользуется газом, поставляемым из России, что вызывает постоянную озабоченность у европейских руководителей, опасающихся практически монопольной власти Газпрома и возможных прекращений поставок. Россия давно уже использует поставки энергоресурсов  в качестве рычага политического давления на соседей, у которых мало альтернативных источников (если они вообще есть). Чтобы сохранить свое господствующее положение на европейском газовом рынке, Россия проложила в Германию трубопровод «Северный поток» и надеется получить у Южной Европы согласие на строительство «Южного потока». Хотя эти трубопроводные проекты имеют целью снизить зависимость от стран-транзитеров и усилить влияние России, большая часть российского газового экспорта в Европу все равно идет через Украину и Белоруссию. А поскольку отношения между Россией и этими странами остаются напряженными, сохраняется большая степень неопределенности с поставками газа в Европу.

Читайте также: Америке не следует пытаться оставлять весь сланцевый газ себе

Некоторые европейские государства надеются воспользоваться своими сланцевыми ресурсами в качестве альтернативного источника получения газа. Однако сейчас непонятно, похожи ли эти месторождения в геологическом плане на американские, и являются ли они выгодными с коммерческой точки зрения. Далее, у большинства стран нет новейших технологий, чтобы добиться такого же успеха в добыче сланцевого газа, как США, и они почти никак не способствуют тому, чтобы на их территориях работали американские компании. Самым серьезным препятствием на пути разработки месторождений сланцевого газа в Европе может стать нормативно-правовое регулирование. Такие страны, как Франция и Болгария, уже ввели мораторий на добычу методом гидроразрыва пласта, а те государства, которые все же собираются разрабатывать свои сланцевые местонахождения, стали заложниками новых норм и правил, которые могут быть введены в ЕС.


В такой атмосфере неуверенности многие страны Европы ищут дополнительные источники газа, стремясь снизить свою зависимость от России. Однако у них нет уверенности в том, что они сумеют эксплуатировать свои сланцевые месторождения. Такие страны, как Польша, Литва и Украина, разрабатывают планы и строят терминалы для импорта СПГ, а также прокладывают распределительные трубопроводы для доставки газа в свои страны и за их пределы. Но по мере реализации этих проектов данные страны все больше беспокоятся по поводу того, сумеют ли они обеспечить себе поставки, дабы использовать построенные терминалы на полную мощность.

И здесь свою роль могут сыграть США. Действующий в стране закон предусматривает экспорт природного газа в страны, у которых нет соглашений о свободной торговле с США, только в тех случаях, когда Министерство энергетики посчитает, что такие поставки соответствуют государственным интересам Америки. На практике это означает, что Министерство энергетики в индивидуальном порядке рассматривает вопрос о выдаче лицензий на экспорт в страны, у которых нет соглашений о свободной торговле с США. В настоящее время сорок заявок на строительство экспортных терминалов СПГ ждут своего рассмотрения, но на сегодня  Министерство энергетики утвердило всего четыре. Пока министерство рассматривает поступившие заявки, Канада оценивает возможности работы на выгодном азиатском рынке и намеревается начать экспорт СПГ в страны Азиатско-Тихоокеанского региона в ближайшие пять лет.


Если бы Министерство энергетики ускорило процесс утверждения заявок (а для этого не нужны ни новые законы, ни какие-то действия конгресса), то экспортных терминалов стало бы больше, и европейские страны смогли бы покупать газ в США. Это выгодно всем. Экспорт СПГ даст толчок развитию американской экономики, создавая новые рабочие места и способствуя разработке все новых сланцевых месторождений. А Европа получит еще один источник газовых поставок, что приведет к снижению цен в регионе.

Но кроме экономических выгод у США появится возможность продемонстрировать свою преданность европейской безопасности без военных обязательств и дополнительных войсковых формирований. Это будет иметь в основном чисто символическое значение. Привязка администрации Обамы к Азии и ее внимание к событиям на Ближнем Востоке  привели к тому, что европейские страны чувствуют себя обделенными. Если США согласятся на увеличение экспорта СПГ, это продемонстрирует их верность своим европейским союзникам и одновременно пойдет на пользу американской экономике и энергетическим планам.


Также по теме: Европа ищет новых поставщиков

Вечные газовые споры Украины ясно говорят о том, насколько важна американская политическая стратегия в вопросах СПГ. Украина в настоящее время  почти полностью зависит от российского газа. Несмотря на принятие некоторых мер по повышению энергоэффективности и активное осуществление проектов по добыче сланцевого газа, эта страна в ближайшие годы вряд ли будет меньше зависеть от поставок из России. Украинская газовая зависимость мешает ее экономическому росту, создавая крупный дефицит платежного баланса и делая страну уязвимой для российского политического давления. Более того,  до января нынешнего года, когда Газпром на треть снизил цены после решения Виктора Януковича отложить подписание соглашения об ассоциации  с ЕС, Украина платила за газ больше, чем большинство стран Евросоюза. Последнее снижение цен улучшает макроэкономическую ситуацию на Украине, но за это ей приходится платить высокую цену. Наиболее заметным следствием отказа от подписания соглашения об ассоциации стал самый серьезный политический кризис в истории этой страны. Менее заметны более отдаленные последствия для модернизации украинской экономики. Кремлевские газовые субсидии устранили непосредственные побудительные причины для повышения энергоэффективности. Они также усилили зависимость Украины от России. А решение России приостановить обещанную Януковичу финансовую помощь показывает, насколько ненадежны обещания о снижении цен на энергоресурсы.

Боярская газокомпрессорная станция


Украина готовится к модернизации своей ветшающей газотранспортной системы в 2014 году, и Россия в этих условиях стремится исключить ЕС из консорциума, который будет заниматься модернизацией, а также взять украинскую систему транзита под свой прямой контроль. В случае с Украиной дипломатия СПГ уже опоздала, и ее явно недостаточно. Но даже здесь имеется значительный потенциал. Если Украина реализует свои планы и построит плавучий терминал СПГ на Черном море, Соединенные Штаты  смогут усилить позиции Киева по отношению к  России и сдержат растущее влияние Кремля на Украину. Это также будет способствовать энергетической интеграции с ЕС путем создания газовых запасов и общей пропускной способности терминалов. И хотя американский экспорт СПГ в Европу вряд ли встретит благосклонное отношение со стороны Кремля, он поможет подтолкнуть Россию к диверсификации ее экономики и заставит Москву меньше полагаться на экспорт сырьевых ресурсов – а Россия уже сейчас прекрасно понимает, что решать эту задачу ей необходимо.


Экспорт СПГ в Европу укрепит наши самые важные и старые альянсы, а также подтвердит солидарность США со своими новыми партнерами по этому региону. Каждая страна должна иметь право самостоятельно определять перечень источников энергоресурсов, не завися от одного поставщика, и США обязаны сделать все возможное, чтобы Европа получала выгоду от свободного и справедливого энергетического рынка. Кроме выгод для европейских государств экспорт СПГ в Европу создаст новые рабочие места в США и даст толчок развитию американской газовой отрасли. Кроме того, углубление экономических связей приведет к усилению американского влияния в тех странах, куда Америка будет экспортировать СПГ, а также даст ей в руки дополнительные рычаги на торговых переговорах с государствами, рассчитывающими импортировать газ из США. Такая возможность, позволяющая США укрепить свою деловую репутацию и благожелательность покупателей, находящихся в другой части света, а также дать толчок развитию своей экономики, является  большой редкостью. И мы должны этим воспользоваться в полной мере.

Бритни Ленард работает в Вашингтоне в консалтинговой фирме McLarty Associates, специализируясь на Европе и Евразии.

Евген Саутин – аспирант Чикагского университета. Ранее он работал младшим научным сотрудником в Фонде Карнеги за международный мир по программам «Россия-Евразия» и «Энергетика-Изменения климата».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.