Одним из самых показательных примеров того, из каких стран была импортирована наша история, могут служить некоторые статьи подписанного османами и русскими Кючук-Кайнарджийского мирного договора (июль 1774 года), который снова приобретает свою актуальность в связи с углублением политического кризиса на Украине. Многих приводит в недоумение прежде всего одна из данных статей.

Согласно распространенному «принятому» мнению, благодаря 7-ой статье договора Россия получила прерогативу защищать права греко-православных подданных, проживавших в Османской империи. Так, в одной книге, посвященной турецко-российским отношениям, об этом мирном договоре говорится следующее: «Это крупнейший успех русских, который впоследствии подведет Османскую империю к разрушению». К несчастью, это несправедливое суждение вошло даже в наши учебники истории.

Между тем, проведя обширное исследование исторических источников, американец Родерик Х. Дэвисон (Roderic H. Davison) сформировал совершенно новый взгляд на 7-й пункт Кючук-Кайнарджийского договора. По его мнению, ни в тексте договора, ни в умах подписавших этот договор османских дипломатов данный пункт существовал не в том виде, в каком он нам известен. При этом комментарии, которые были сделаны в этой связи, явились частью операции по искажению истории, осуществленной послом Австрии в Стамбуле Тугутом (Thugut) совместно с австрийским историком Гаммером (Hammer).

Посол Тугут, решительно выступая против достижения османами и русскими согласия и будучи крайне разгневанным в связи с тем, что, несмотря на это, договор был подписан, произнесет абсурдную, ставшую исторической фразу: «Договор — это редко встречаемый пример российского мастерства и турецкого слабоумия».

Наверное, можно понять, почему европейские историки охотно ухватились за этот произнесенный раздраженным дипломатом нонсенс. Но что произошло с нашей интеллигенцией?

В действительности, в русскоязычном тексте Кючук-Кайнарджийского договора и в подготовленной русскими версии на французском языке 7-я статья была умышленно оставлена в двусмысленном виде и ловко закреплена в форме, которая впоследствии позволит осуществить другие вмешательства. Вместе с тем был подготовлен вариант договора на турецком языке, где мысль была выражена достаточно четко, а также «текст-арбитр» на итальянском языке, который должен был рассудить русскоязычную и турецкоязычную версии. Сравнения этих версий с договором на итальянском языке будет достаточно для того, чтобы обнаружить продемонстрированную русскими прозорливость.

Избегая поспешного вынесения суждения, историк Дэвисон делает нашу работу за нас, постатейно проводя сравнительный анализ текстов договора на четырех языках (французском, турецком, русском и итальянском) и вычисляя таким образом историческую ошибку.

К кому применимо выражение «турецкое слабоумие»?

При взгляде на текст 7-й статьи договора на итальянском языке данный вопрос проясняется. Здесь нет ни слова о том, что Россия «берет под свою защиту» проживающих в Османской империи греко-православных подданных. Возможно, вы удивитесь, но, согласно Дэвисону, в тексте сказано, что Порта, напротив, «сама» обязуется защищать христиан и церкви! А именно власти Османской империи дают России сигнал: «Это мои подданные, и, если им потребуется защита, я встану на их защиту».

Следовательно, если говорить о «турецком слабоумии», то его определенно не стоит искать у тех, кто сидел за столом переговоров при подписании договора, о котором идет речь. Источник слабоумия должен быть найден еще в 1771 году — среди тех, кто принял решение о продолжении войны в тот момент, когда Османская империя могла заключить мир на более благоприятных условиях. По мнению Дэвисона, «турецкое слабоумие» не стоит искать у наших дипломатов в Кючук-Кайнардже, этим качеством обладали те, кто начал войну, а также те, кто в свое время не задумывался над тем, к каким это может привести последствиям.

Очевидно, в эту войну с русскими мы вступили для того, чтобы спасти от раздела Польшу! Странно, в договоре ни слова не упоминалось о польской проблеме. Конечно, основной повод состоял в том, что мы не смирились с вмешательством России во внутренние дела Крымского ханства, которое всегда было связано с Османской империей, и стремились положить конец такому развитию событий.

Но существовал и 3-й пункт Кючук-Кайнарджийского договора, который признавал за османским падишахом право религиозного покровительства мусульманскому населению на территории Крыма — первых потерянных исламских землях. Как вы понимаете, по договору право протектората предоставлялось не русским, как многие полагают, а османам. Мы же в течение многих лет, оказывается, предпочитали выворачивать события наизнанку.

Рост уважения к халифату

Османский падишах неоднократно отмечал, что по условиям Кючук-Кайнарджийского договора он является покровителем мусульман, фактически или формально не находящихся под господством Османской империи. Халифату и османам становилось понятно, что с помощью этого пункта они «также» смогут приобрести влияние над не проживающими на территории империи мусульманами, что должно было стать активным инструментом внешней политики, а также современным оружием в руках султанов.

Пусть, прибегая к ловкости с помощью текстов на русском и французском языках, русские играли словами. Однако Абдул-Хамид I (сначала фактически, а затем и формально) воспользуется своим правом, и, будучи наделенным эпитетом «покровитель мусульман» от Ачеха до Марокко, протянет руку многим международным инициативам. На основе этой новой концепции он будет стремиться построить халифат. Так, 23 сентября 1786 года Стамбул станет центром оживленного движения, география прибывающих в Стамбул мусульман будет простираться от Ачеха до Бенгалии, от Бухары до Марокко.
Период, когда эта новая концепция халифата достигнет своего пика и наивысшей эффективности, — это годы правления его тезки и внука Абдул-Хамида II. Именно в его руках институт халифата подойдет к своему роскошному финалу.

Алан Палмер (Alan Palmer) мастерски резюмирует этот вопрос в работе «Новая история одного упадка». Важно прислушаться к голосу его благоразумного пера, которое является столь же беспристрастным, как текст Кючук-Кайнарджийского договора на итальянском языке:
«Долгое время считалось, что статьи 7 и 14 ограничивают права султана, поэтому они ускорили упадок Османской империи. Тем не менее, эти пункты, напротив, наделяют султана такими широкими возможностями, какие раньше не наблюдались ни в одном договоре. Впервые на международной арене получает одобрение мысль о том, что османы — лидеры мусульман во всем мире. В то время как в последующие 150 лет османские территории постепенно сокращаются, религиозное уважение к османскому халифату шаг за шагом возрастает».

Пока мы с таким энтузиазмом осыпаем оскорблениями нашу историю, которая отражает лицо нашей нации, как мы можем уповать на справедливое светлое будущее?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.