Лики Бразилии становятся все более жестокими. Они как будто немым укором застыли в глазах тех, кто на них изображен, вызывают споры, но тут же забываются, как только наш взгляд падает на следующую фотографию, еще более жестокую.

Так произошло с изображением полицейского, раненного камнем во время июньских демонстраций, с фотографиями журналистки, в лицо которой попала резиновая пуля, обезглавленных заключенных тюрьмы Педриньяс (Pedrinhas) и чернокожих, приехавших из пригорода в торговый центр Сан-Пауло и избитых там полицейскими.

На еще одной шокирующей фотографии, напоминающей эпоху рабства, отмененного в Бразилии лишь в 1888 году, изображен чернокожий юноша, раздетый, с изрезанным ножом ухом, прикованный к столбу с помощью велосипедного замка. Этого юношу, имя которого неизвестно (согласно заявлению полиции, у него три судимости за кражи), приковала к столбу на глазах у всех некая группа «борцов за правопорядок» в южном районе Рио-де-Жанейро. И лишь одна женщина, 66-летняя Ивонне Безерра де Мело (Yvonne Bezerra de Melo), вызвала пожарных, чтобы вызволить его. Несмотря на то, что многие одобряют ее поступок, в социальных сетях можно прочитать оскорбления в адрес Ивонны за то, что она освободила бандита.

Все споры, возникающие в связи с подобными фотографиями, заканчиваются одним и тем же. С одной стороны слышатся призывы к тому, чтобы подобное больше никогда не повторилось, потому что оно напоминает о рабстве, диктатуре, и ему нет места в демократическом обществе. С другой стороны раздаются заявления о том, что «хороший бандит – это мертвый бандит».

Кражи в микрорайоне выросли на 60%

Из-за общего роста преступности и растущей в обществе тревоги в связи с ослаблением правопорядка в Рио-де-Жанейро вновь появился исчезнувший было призрак «борцов за правопорядок» – групп, состоящих из гражданских лиц, которые наводят порядок по своему усмотрению.

В ответ на волну критики военная полиция Рио-де-Жанейро задержала в прошлый понедельник группу из 14 человек в возрасте от 15 до 22 лет, которые называли себя «Борцами за правопорядок в микрорайоне Фламинго». По всей видимости, это жители ряда благополучных микрорайонов, обвиняемые в попытке нападения на двух подростков из близлежащего бедняцкого района. Ответственная за расследование обоих случаев Моник Диас (Monique Dias) заявила, что оба случая могут быть связаны между собой, а следователи ведут работу по установлению личности тех, кто приковал подростка цепью.

По некоторым данным, группа возникла на почве недовольства жителей микрорайона Фламинго постоянными разбойными нападениями в красивом парке, отделяющем его от залива Гуанабара (Bahía de Guanabara). Микрорайон Фламинго является своего рода мостом между зажиточной южной частью Рио-де-Жанейро и центром города. Когда-то он знавал и лучшие времена, и в его роскошных зданиях с видом на море расположены просторные квартиры, которых вы не увидите в других столичных районах. Из них открывается величественный вид на гору Сахарная голова (Pão de Azúcar) и причудливые изгибы залива Гуанабара. Однако сейчас появляться там в ночные часы не рекомендуется.

Площадь Парка Фламинго весьма велика, а посетителей там мало. Вот уже несколько лет там совершаются разбойные нападения на спортсменов и прохожих. По данным Института общественного порядка Рио-де-Жанейро, в 2013 году количество ограблений прохожих в этом районе возросло на 60% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (с января по октябрь).

Ведущая телеканала SBT Рачель Шехерезаде (Rachel Sheherazade) в часы, когда передачи смотрит наибольшее количество зрителей, выступила с заявлением, которое вполне могло воодушевить членов группы на наведение порядка по своему усмотрению и своими методами. Шехерезаде заявила, что их «позицию даже можно понять», учитывая ту волну насилия, которая захлестнула Бразилию. По ее мнению, из-за бездействия государства каждый «добропорядочный гражданин» должен сам позаботиться о своей безопасности. Ее выступление встретило живой отклик, а также заверения в безграничной любви в социальных сетях, хотя кто-то выступил и с критикой. По всей видимости, эти же группы «борцов за правопорядок» поставили перед собой и задачу очистить район от геев и чернокожих, рассказывает один из проживающих по соседству с Фламинго людей, подвергшийся нападениям со стороны членов группы.

«Эти проблемы всегда существовали, просто они не были у всех на слуху. Развитие средств передачи информации лишило сцены страдания своей остроты, и они нам кажутся уже чуть ли не виртуальными, все происходит со стремительной быстротой и тут же забывается», – утверждает социолог Эльза Падуа (Elza Pádua), автор исследования «Социальная шизофрения» (Esquizofrenia Social).

«Как относится ко всему этому бразильское общество? Мы напуганы так же, как участники арабо-израильского конфликта, или индийские женщины, подвергающиеся изнасилованию… Единственное различие – это расстояние. Когда ты находишься близко, тобой овладевает чувство, похожее на панику. Мы в самом деле подошли к той черте, за которой начинается серьезная проблема, заключающаяся в том, как противостоять подобной действительности и не сойти с ума, – добавляет Падуа. – Единственный способ сопротивления заключается в том, чтобы перестать жить по принципу «моя хата с краю» и начать воспринимать происходящее за на улице как нечто, являющееся нашей общей ответственностью. Люди должны срочно осознать это и выйти за рамки своего узкого индивидуалистического восприятия жизни. Только воспринимая чужие беды как свои собственные, мы сможем исправить то тяжелое положение, в котором оказались. Добиться перемен можно лишь осознавая их особую значимость для самого себя».

Фотография того 16-летнего юноши, прикованного к столбу, вскоре «ушла на второй план» – ее оттеснили сообщения о жестокой операции, проведенной военной полицией Рио-де-Жанейро против наркоторговцев в одном из бедных районов. Шесть трупов (все чернокожие) и реки крови. Но люди, похоже, уже начинают к этому привыкать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.